Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 9:26 МСК
Росгвардия проконтролирует обстановку на митингах с помощью беспилотников Политика, 09:03 Лучшие предложения рынка наличной валюты  09:00   USD НАЛ. Покупка 57,03 Продажа 56,95 EUR НАЛ. 61,95 61,95 «Перекресток» переориентируется на небогатых покупателей Бизнес, 08:52 В Киргизии четверо сотрудников Минтранса погибли при сходе лавины Общество, 08:19 Кабмин предложил обязать аудиторов сообщать о подозрительных сделках Финансы, 08:09 ЛУКОЙЛ задумался о продаже трети своих заправок в России Бизнес, 08:00 Трамп призвал расследовать связи Хиллари Клинтон с Россией Политика, 07:25 Для граждан Грузии вступил в силу безвизовый режим с Евросоюзом Политика, 07:19 В WikiLeaks опровергли связь Ассанжа с экс-советником Трампа Политика, 06:22 В Госдуме предложили давать отпуск за переработки Общество, 05:42 В Париже начались беспорядки после убийства мужчины полицейскими Общество, 05:40 Авиаперевозчики заявили о рисках из-за проблем с топливом Общество, 05:18 Ресторанный холдинг Ginza Project займется управлением отелей Бизнес, 04:49 Зять Трампа возглавил управление инноваций при Белом доме Политика, 04:00 Демократы призвали главу комитета по разведке США покинуть свой пост Политика, 03:16 Киносети попросили Минкультуры не сдвигать премьеру фильма «Форсаж-8» Бизнес, 02:50 В СПЧ раскритиковали организаторов несогласованных акций Политика, 02:26 Потанин назвал Кудрина «силой» команды Путина Политика, 01:33 Основным покупателем украинской «дочки» Сбербанка стал Саид Гуцериев Бизнес, 00:57 Премия «Русский букер» осталась без финансирования Общество, 00:44 Соратника Навального Ляскина арестовали на 25 суток Политика, 00:02 Экономисты описали негативные последствия правительственных реформ Экономика, 00:01 Сбербанк договорился о продаже украинской «дочки» Бизнес, Вчера, 23:51 Агентские вознаграждения страховщиков ударят по капиталу банков Финансы, Вчера, 23:36 СМИ сообщили о переговорах экс-главы «Коммерсанта» с Independent Media Общество, Вчера, 23:20 СКА победил «Локомотив» в третьем матче полуфинала Кубка Гагарина Спорт, Вчера, 22:29 В США пригрозили урезать гранты для укрывающих нелегалов городов Политика, Вчера, 22:24 ВЭБ подтвердил встречу своего руководства с зятем Трампа Политика, Вчера, 22:13
Россия и Евросоюз: три сценария взаимоотношений
17 фев, 13:32
Россия и Евросоюз: три сценария взаимоотношений
Аркадий Мошес, директор программы Финского института международных отношений
Другие мнения автора
Новый подход: как найти выход из конфликта с Украиной 5 мая 2016, 13:48 Усталость от Украины: почему ЕС будет готов смягчить санкции 28 мар 2016, 10:04 Еще 1 материал
Ключевой фактор улучшения отношений между Россией и Европой — это изменение мышления российских политиков, для которых сейчас характерна «ментальность победителей»

Украинский кризис стал важнейшим центробежным фактором в отношениях между Россией и Евросоюзом, которые, по сути, стагнировали со времени восточного расширения ЕС в начале 2000-х и «оранжевой революции» на Украине в 2004 году. Значительные объемы торговли не могли уравновесить нарастающего геополитического соперничества между Брюсселем и Москвой. А гибель нескольких сот граждан ЕС в катастрофе малайзийского самолета MH17, сбитого на востоке Украины в июле 2014-го, стала поворотным моментом. После этого даже наиболее пророссийски настроенные страны — члены ЕС не смогли больше блокировать введение реально значимых экономических санкций в адрес Москвы, которая ответила тем же.

В чем состоят основные сдвиги в отношениях Россия — ЕС за этот период? Какие сценарии могут реализоваться в двусторонних отношениях в ближайшие три-пять лет? Можно обозначить три основные возможности: улучшение, сохранение нынешнего уровня конфликтности и ухудшение отношений.

ЕС: поиски внутреннего консенсуса

Несмотря на заметный экономический урон, наносимый взаимными санкциями некоторым странам Евросоюза, в марте 2015 года Совет ЕС решил, что санкции должны оставаться в силе, до тех пор пока не будет выполнен план мирного урегулирования, известный как второе Минское соглашение. То есть предполагается, что Украина должна восстановить суверенный контроль над границей с Россией до того, как санкции будут сняты.

Однако в более широком контексте представляется, что у Брюсселя нет четкого понимания, какую политику следует проводить по отношению к России. Недавние программные документы по этому вопросу не содержат однозначных выводов. Они лишь указывают на крайне тяжелый процесс поиска консенсуса или плана действий, приемлемого для стран — членов ЕС.

Разные страны ведут себя с Россией неодинаково, и национальные позиции разнятся. Одним из базовых является вопрос о том, стоит ли Украина разрыва отношений с Россией. Российские действия были изначально неприемлемы для большинства, что обеспечило Украине европейские симпатии. Однако со временем, особенно из-за затягивания Киевом реформ и тех проблем, которые возникли у администрации Порошенко в борьбе с коррупцией, вопрос встал заново. Отказ населения Нидерландов на референдуме в апреле 2016 года ратифицировать соглашение об ассоциации между Украиной и ЕС продемонстрировал серьезность сомнений, существующих в европейском обществе относительно будущего Украины.

Еще один вопрос заключается в том, до какой степени кризис вокруг Украины может быть отделен от других областей взаимодействия с Россией (борьба с терроризмом, Ближний Восток, Арктика, энергетика). Точка зрения, согласно которой Москва является первоочередным партнером в решении проблем терроризма и миграции, особенно сильна в ряде южных стран ЕС и согласуется с их параллельной заинтересованностью в торговле с Россией.

Россия: нацеленность на выигрыш

По сравнению с этим российская позиция выглядит гораздо более целостной и целеустремленной. Тактические задачи могут меняться, но стратегически Москва очевидно хотела бы избежать лобового столкновения и/или изоляции со стороны Запада. Для нее предпочтительно было бы добиться нового компромисса, который узаконил бы приобретения в Крыму и структурно ослабил Украину путем предоставления сепаратистским образованиям значительных конституционных полномочий, а затем начать отношения с Европой с чистого листа. При этом Москва открыто дает понять, что не хотела бы возвращения к старой модели отношений, когда Брюссель устанавливал правила. И в российских элитах, и среди населения налицо неподдельный отказ следовать примеру «экономически застойной», «морально декадентской» и «политически несуверенной» группировки стран ЕС, тем более что она, возможно, уже начала распадаться.

Взгляд на ЕС как на разваливающийся политический проект породил эйфорию в отношении позиций самой России. Например, российский Совет по внешней и оборонной политике в своем докладе «Стратегия для России» (2016) оценил нынешний российский курс как крайне успешный, прежде всего потому, что стране, по мнению авторов, удалось «остановить экспансию западных структур и союзов на территории, которые в России считаются жизненно важными», «частично остановить и даже, возможно, повернуть вспять распад постсоветского и исторического российского имперского пространства».

Насколько эти утверждения верны, неважно. Главное — они отражают то, что Москва определенно имеет преимущество над ЕС в плане быстроты принятия решений, способности определять приоритеты и концентрировать ресурсы, застигать оппонентов врасплох и сохранять инициативу. Таким образом, единственный сигнал, исходящий от России, состоит в том, что она не пойдет на уступки и, соответственно, идти на попятную придется ЕС.

Карта возможностей

В отношениях Россия — ЕС на ближайшую и среднесрочную перспективу представимы три гипотетических сценария. Ключевой фактор, который позволил бы осуществиться наиболее позитивному сценарию, это изменение мышления в Москве. Без этого любые другие изменения (смягчение позиции ЕС или «сделка» с новой администрацией США), по всей вероятности, не смогут гарантировать успешного разрешения кризиса.

1. Стагнация — наиболее вероятный сценарий, поскольку Москва пока не проявляет готовности изменить свою линию. Стороны продолжат «менеджировать» политический и дипломатический конфликты. Экономическая взаимозависимость будет по-прежнему играть определенную стабилизирующую роль. Однако может ускориться взаимная диверсификация энергетических потоков. Ряд европейских стран приложит усилия к тому, чтобы избавиться от своей критической энергозависимости от России. Та, в свою очередь, сохранит приверженность провозглашенному «азиатскому повороту» вне зависимости от его реальной пользы. Острота конфликта на востоке Украины несколько снизится по сравнению с нынешним положением, режим прекращения огня будет в целом соблюдаться, но о политическом решении не будет и речи. Не произойдет дестабилизации ситуации в Приднестровье, не будет попыток «объединения» России и Белоруссии, не говоря уже о прямой российской военной провокации в адрес стран Балтии. Политическое взаимодействие по Сирии и Ближнему Востоку будет иметь подъемы и спады, но полностью не прекратится. Европейский неэнергетический бизнес начнет терять интерес к России из-за ослабления ее экономики и роста непредсказуемости.

2. Нормализация может произойти, если Россия придет к пониманию, что нынешняя патовая ситуация постепенно ослабляет ее позиции и что ей было бы выгоднее пойти на размены раньше, а не позже. Экономические и финансовые соображения могут сыграть в этом свою роль, так же как и взгляды тех российских элит, которые хотели бы сохранить связи с Европой. Неудовлетворительные результаты сближения России с Китаем также могли бы стать одним из факторов. Однако если Европа проявит инициативу первой — в случае, например, если произойдет смена лидерства в таких странах, как Германия и Франция, и санкции будут смягчены до того, как Москва придет к пониманию, описанному выше, результаты будут в лучшем случае временными, поскольку произойдет усиление «ментальности победителя», которым сегодня пронизано сознание российских политиков.

Устойчивая нормализация отношений предполагала бы какую-то комбинацию продвижения по следующим направлениям:

— конфликт на Украине будет частично разрешен, а не просто заморожен. В ответ на отмену западных санкций возникнет реальная перспектива реинтеграции сепаратистских территорий в состав Украины на условиях, приемлемых для Киева;

— удастся найти рабочую модель взаимодействия по Сирии;

— будет заключено всеобъемлющее соглашение в области энергетики, которое обеспечит сохранение транзита российского газа через Украину и принятие Россией немонополистических правил игры на европейском газовом рынке в обмен на сохранение своей доли на нем.

3. Ухудшение отношений. Этот сценарий также не исключен. В случае нового затяжного раунда эскалации на востоке Украины ЕС будет вынужден реагировать, тем более что Вашингтон выглядит менее готовым к прямому вмешательству. Россия усилит военную активность на своих западных границах: начнет размещать новые ударные средства, нарушать воздушное пространство ЕС и т.д. Европейские члены НАТО отреагируют ростом оборонных расходов, что постепенно сделает военное противостояние главным фактором отношений. Мосты к пониманию будут окончательно сожжены, если Россия начнет восприниматься в Европе как страна, которая намерена вмешиваться во внутренние дела стран ЕС: влиять на исход выборов, финансировать радикальные партии и движения против истеблишмента, разрушать европейскую кибербезопасность. В свою очередь, схожий эффект будет получен, если европейские лидеры предпримут действия, которые Москва расценит как намеренные провокации, например если начнется и будет раскручиваться открытый процесс по «делу MH17», в котором Россия предстанет в качестве обвиняемого.

Отношения между Россией и ЕС инерционны, и сегодня они находятся на траектории конфликта, даже если в целом ситуация все еще под контролем. Чем дольше они останутся на этой траектории, тем больше усилий понадобится для того, чтобы сдвинуть их с этого пути.

Оригинал: PONARS Eurasia


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.