Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 22:54 МСК
Леонид Федун — РБК: «Мы проиграли, ушли и забыли про «Башнефть» Интервью, 22:26 В Париже вооруженный мужчина захватил заложников Общество, 22:25 Российские саперы отправились разминировать освобожденные районы Алеппо Политика, 22:07 Лучшие предложения рынка наличной валюты  22:00   USD НАЛ. Покупка 64,09 Продажа 64,05 EUR НАЛ. 68,35 68,30 Конгресс США запретил Пентагону сотрудничать с Россией Политика, 21:42 Путин передал главе МИД Японии послание для Абэ Политика, 21:31 «Ростелеком» отменил тендер на создание e-commerce платформы Технологии и медиа, 21:18 Глава «Газпром нефти» назвал способ снижения добычи нефти компанией Бизнес, 20:57 Путин попрощался со строителями автомагистрали в Петербурге по-итальянски Политика, 20:56 ФИФА назвала трех лучших футболистов года Спорт, 20:32 Похищенные ворота концлагеря Дахау нашли в Норвегии Политика, 20:30 Освободившиеся кабинеты Госдумы передадут женщинам-депутатам Общество, 20:12 Киев отказался выплачивать компенсацию за инцидент с самолетом «Белавиа» Политика, 20:06 В Госдуме не справились с рекордным количеством законопроектов Политика, 20:01 Президент Филиппин рассказал о приглашении Трампа посетить Белый дом Политика, 19:42 Конституционный суд освободил ИП от переплаты страховых взносов Экономика, 19:37 Власти рассказали о возможности веселиться в Чечне без алкоголя Общество, 19:31 «НТВ-Плюс» поспорит за право вещания на Дальнем Востоке Технологии и медиа, 19:25 Минобрнауки рассказало о личности убившего родителей в США подростка Общество, 19:20 СМИ узнали о влиянии семьи на решение Олланда не идти на второй срок Политика, 19:12 В Краснодарском крае задержали сотрудника телеканала «Дождь» Общество, 18:59 «Роснефть» и ExxonMobil отказались от совместного проекта Бизнес, 18:52 Глава «дочки» «Системы» уволился после пересмотра контракта с «Башнефтью» Бизнес, 18:49 «Нафтогаз» отказался от закупки оборудования из-за «Турецкого потока» Политика, 18:26 Россия побьет исторический рекорд нефтедобычи перед началом ее сокращения Экономика, 18:18 Глава МИД Японии передал Путину письмо от премьер-министра страны Политика, 18:17 Посольство начало проверку убийства в США родителей подростком из России Общество, 18:02 Узбекское дело: что происходит со страной после смерти Ислама Каримова Политика, 17:57
31 авг 2015, 15:46
«Белые слоны» российской экономики: на что государство тратит деньги
Валерий Зубов, Профессор Высшей школы бизнеса МГУ, депутат Госдумы
Владислав Иноземцев, директор Центра исследований постиндустриального общества
Другие мнения автора
Другая Америка: почему Трамп не сможет повторить успех рейганомики 28 ноя, 12:52 Возвращение в Европу: внешняя политика России после Brexit и Трампа 14 ноя, 14:27 Еще 65 материалов
Без вливаний государственные и окологосударственные бизнесы быстро потеряют свою искусственную привлекательность. Им на смену придет частный бизнес, куда более эффективный. Самое сложное — это перестать инвестировать

В новом цикле статей РБК «Белые слоны российской экономики» Валерий Зубов и Владислав Иноземцев рассматривают, в какие объекты инвестировало государство в последние годы, и почему эти вложения оказались крайне неэффективны.

Россия — родина слонов

Экономический спад в России обретает затяжной харак­тер: заклинания чиновников не помогают, инструментов повышения предпринимательской активно­сти власти не предлагают, бюджетные траты всё сложнее урезать, а аппаратная борьба за государственные деньги обостряется. Уже не такой революционной выглядит идея о необходимости смены модели хозяйственного развития. С сегодняшней точки интересно было бы оценить те последствия, которые принесли современной России инве­стиционные решения последних лет.

Оценивая роль государства в экономике, лучше избегать полярных суж­дений: одинаково неверно полагать, что власти вообще не должны вмеши­ваться в хозяйственную жизнь, как и то, что экономика должна быть полностью ого­сударствленной. Но интересно, что российская и советская история создали предпосылки для воспри­ятия экономики не как важнейшего самостоятельного элемента социальной структуры, а как обслуживающего государство инструмента. Эффективно­сть считалась вторичной, когда речь шла об обороноспособности страны, о пропорциональном развитии ее отдельных регионов, о том же самом прес­ловутом импортозамещении. В результате в СССР возникли индустриа­льные гиганты, многие из которых не пережили краха страны, так как ин­корпорирование России в глобальную экономику показало их вопиющую неэффективность. Сегодня, с возрождением «советскости» в нашей полити­ческой жизни, прежние методы начинают возвращаться.

Прямым следствием становится появление у государства особой функции: изъятия значительных средств в виде налогов, акцизов и пошлин у относительно успешных бизнесов и направление их не в создание общественных благ, а на инвестиции в проекты, окупаемость и эффективность которых сомни­тельна. Проблема заключается не только в том, что государство тратит средства на неокупаемые проекты, но и в том, что большинство из них остаются дотационными на протяжении всего их «жизненного цикла», не только не решая текущих экономических задач, но и порождая финансовые проблемы для следующих поколений.

Такого рода проекты называются «белыми слонами». Этот термин пришел из Южной Азии, где в старину короли Сиама дарили вышедшим из фавора придворным этих животных. Слоны считались священными и не могли задействоваться ни в хозяйстве, ни в ар­мии, но ели не меньше своих собратьев и могли разорить даже богатого че­ловека. Россия начала XXI века — если и не родина «белых слонов», то ме­сто, где их «популяция» стала одной из самых заметных в мире.

Бесконечные траты

Российские «белые слоны» существуют в нескольких видах.

Во-первых, это «малые слоны» — объекты, которые еще не достигли «зрелости», но уже стали катастрофически дорогими и привели к гигантским бюджетным тратам. В России это прежде всего незавершенные стройки. Среди них выделяются автомобильный суперхайвэй Москва — Санкт-Петербург, первый заявленный проект частно-государственного партнерства, который пока поглощает только бюджетные средства. Железная дорога Кызыл — Курагино, ведущая к месторождениям с непонятной рентабельностью и неясной схемой реализации проекта (выделение средств из бюджета началось, но проект приостановлен), и многие другие объекты.

Этот вид «бэби-элефантов» очень распространен, и почти в любом крупном городе России подобного рода проекты можно встретить десятками. Все они постоянно требуют дополнительных средств на поддержание или текущий ремонт, без больших шансов на то, что их начнут производительно использовать в обозримом будущем.

Второй тип — классические «взрослые слоны»: объекты, на которые уже потрачены триллионы рублей и которые никогда не окупятся, но продолжают требовать все больше денег на свое поддержание. Это, например, мост на острове Русский во Владивостоке — 30 млрд руб. и практически нулевой трафик. Сюда же можно отнести объекты Олимпийских игр 2014 года в Сочи — около 1 трлн руб. непосредственных вложений в олимпийские объекты, для снижения дотаций на которые теперь приходится придумывать все новые мероприятия. Объекты, строящиеся к чемпионату мира по футболу 2018 года, а также масса пока еще пребывающих в проектной или предпроектной стадии — от моста между материком и Сахалином до мостового перехода через Лену в районе Якутска, реконструкции портов вдоль вечного пустого Северного морского пути, железной дороги на Чукотку и т.п.

Третий тип «белых слонов» — проекты, формально ассоциируемые с модернизацией, научно-техническим прогрессом и высокими технологиями. Здесь выделя­ется «Сколково» с запланированными затратами в полтриллиона рублей до 2020 года и пока с практически невидимыми результатами. «Роснано» — к уже выделенным 130 млрд руб. предполагается добавить еще 50. К слову, этот проект вполне может показать эффективность на своем участке, но только за счет деформации всей инновационной поляны. Пока средства прибыльных компаний-налогоплательщиков через бюджет перераспределяются в одну привилегированную компанию в отсутствие конкуренции, такие инвестиции вряд ли могут быть эффективными.

Российские космические программы, при исполнении которых хищения достигают 70%, а эффект не вполне понятен. Например, новый космодром Восточный со сметой на сегодняшний день в полтриллиона рублей, строящийся взамен вполне работающему Байконуру. Сюда же относятся проекты в области авиации — тот же Superjet, с каждым годом все более далекий от окупаемости, а также многие дру­гие проекты, оправдываемые нашим постоянным стремлением к «светлому высокотехнологичному будущему».

Четвертая совершенно особая категория — «дети белых слонов», сугубо убыточные проекты госкорпораций, ко­торые сами по себе выглядят не бюджетными подразделениями, а коммер­ческими компаниями. Это последняя и самая дорогая часть «стада». Можно вспомнить газопроводы, заполненные наполовину мощности или того менее; разработку Штокмановского и других отложенных (с понесенными убытками) проектов в Арктике, начатых госкомпаниями; проекты «Российских железных дорог» в части высокоскоростных магистра­лей и «модернизации Восточного полигона железных дорог», деятельность «Ростехнологий» и массу других примеров.

Недополучение денег в бюд­жет из госкомпаний и их (зачастую политически мотивированная) перекачка в бессмысленные проекты — самый распространенный метод расширения «слоновьей популяции» в России. В рамках привычной терминологии это означает поддержание экономики, которая проедает накопления и амортизирует свой предыдущий задел. Ресурсы фонда амортизации выступают не в роли инвестиций для новых видов производства, а в форме дотирования текущих издержек.

Самое сложное — перестать инвестировать

Все большее распространение получает практика создания видимости эффективности в этой категории проектов. Государственные и окологосударственные компании, например, выигрывают «конкурсы» на разработку новых месторождений сырья, добиваясь при этом налоговых и иных льгот, то есть скрытой формы государственной поддержки. Потом на практике полученные ресурсы направляются не на конкретный проект, а на дотирование всего хозяйственного комплекса.

Такие проекты не являются «белыми слонами» в прямом смысле слова, этот компонент «суррогатной инвестиционной системы» тоже не должен сбрасываться со счетов.

При цене нефти менее $15 российская экономика начала свой самый успешный исторический цикл (1998–2008 годы), когда среднегодовой темп экономического роста в рамках рыночной модели составил почти 7%. Выход из финансового кризиса 2008–2009 годов пошел по траектории не совершенствования рыночных форм хозяйствования, а по пути расширения неоправданного участия государства непосредственно в хозяйственных процессах. Это усилило доставшиеся в наследство от советской системы диспропорции, в первую очередь в инвестиционном процессе.

В 2013 году при цене на нефть свыше $110 экономика страны, очевидно, стала падать. Вся модель хозяйствования поставлена под сомнение.

Правда, ситуация не так уж безысходна. Гораздо легче (и главное, дешевле) найти выход, чем придерживаться неправильной политики: необходимо в первую очередь сократить государственные инвестиции. Ведь именно они подпитывают и размножение, и последующее содержание стада «белых слонов», которые успешно вытаптывают поляны для других видов живности. Если государство не будет регулярно выдавать «бесплатный корм» в виде дотаций, государственные и окологосударственные бизнесы потеряют свою сегодняшнюю искусственную привлекательность. На смену естественным образом выйдет частный бизнес, который, как показывает опыт, заведомо эффективнее государства на любой стадии конкретного производственного процесса.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.