Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 7:31 МСК
ЦБ отозвал лицензию у омского банка «СИБЭС» Финансы, 06:15 Трамп отказался от беседы с главой Тайваня во избежание проблем с Китаем Политика, 05:55 Трамп предложил Южной Корее заплатить $1 млрд за размещение системы ПРО Политика, 05:48 В ФРГ одобрили запрещающий носить закрывающее лицо одежду законопроект Общество, 05:20 СМИ узнали о планах Худайнатова продать от 25% ННК Бизнес, 05:10 Facebook сообщил о планах бороться с размещаемой в соцсети пропагандой Технологии и медиа, 04:55 «Ведомости» узнали о претензиях «Транснефти» к ФАС об ущербе репутации Бизнес, 04:18 Минэкономразвития повысило прогноз по инфляции в России до 4,3% Экономика, 04:04 В Лондоне арестовали четырех подозреваемых в подготовке теракта Общество, 03:41 В Москве прошла первая ночная репетиция парада Победы. Фоторепортаж Фотогалерея, 03:21 Экипаж потерпевшего крушение корабля «Лиман» вернут в Россию самолетом Общество, 03:16 Дипломат назвал одну из приоритетных тем первой встречи Путина и Трампа Политика, 03:09 В США рассказали о планах Китая ввести санкции против КНДР Политика, 02:53 В Казани прошли обыски по месту работы координатора «Открытой России» Политика, 02:30 United Airlines достигла соглашения со снятым силой с рейса пассажиром Общество, 01:57 Белый дом счел «изоляцию России в ООН» одним из достижений Трампа Политика, 01:51 В Македонии полиция применила против демонстрантов светошумовые гранаты Политика, 01:12 СМИ назвали Тельмана Исмаилова фигурантом дела о восьми убийствах Политика, 01:07 В «Открытой России» сообщили о завершении обысков Политика, 00:28 Что происходит с банком «Югра» после технического сбоя Финансы, 00:22 Эксперты назвали личные связи главным способом выживания в кризис Экономика, 00:08 «Манчестер Юнайтед» в меньшинстве удержал ничью в дерби Спорт, 00:02 Президент в объективе: 100 дней Трампа глазами фотографов Фотогалерея, 00:01 Польская госкомпания предъявила новые претензии «Газпрому» Бизнес, Вчера, 23:59 МИД рассказал о «нестыковках» французского доклада по химатаке в Идлибе Политика, Вчера, 23:48 Депутат Госдумы Шаргунов рассказал о поджоге своей квартиры Политика, Вчера, 23:22 В Новороссийске из-за аварии без воды остались более 48 тыс. человек Общество, Вчера, 23:15 Чемезов доложил Путину о решении продать 26% «Калашникова» Бизнес, Вчера, 23:07
29 янв 2016, 14:16
Эпоха нестабильности: почему валютные обвалы — это норма
Кармен Рейнхарт, профессор Школы управления им. Кеннеди при Гарвардском университете
Другие мнения автора
Далеко до дна: почему нефть упадет еще 23 ноя 2015, 11:20
Мегадевальвации преследуют развивающиеся экономики десятилетиями. Сейчас мировой экономике имеет смысл забыть о стабильности валют: возвращается время высокой волатильности. Тон задает Китай

Волатильность на валютных рынках наблюдается уже несколько десятилетий, если не столетий. Резкие колебания обменных курсов стали неотъемлемой чертой международных финансовых рынков после развала Бреттон-Вудской системы в начале 1970-х. На протяжении 1970-х и большей части 1980-х, когда инфляция бушевала почти по всему миру, мегадевальвации были обычным явлением. Но даже в 1990-х и в начале 2000-х не было года, чтобы 10–20% стран мира не пережили крупную девальвацию или крах валюты.

А затем внезапно наступило затишье. Исключая хаос, вызванный мировым финансовым кризисом в конце 2008 года и начале 2009-го, крах валют стал крайне редким явлением в период 2004–2014 годов. Впрочем, последние события заставляют предположить, что отсутствие валютных обвалов в этом десятилетии будут, видимо, вспоминать как исключение, подтверждающее правило.

Почти полное исчезновение обвалов валют в период 2004–2014 годов является результатом главным образом низких и стабильных международных процентных ставок, значительного притока капиталов в развивающиеся страны в сочетании с бумом цен на сырье и в большинстве случаев хорошими темпами экономического роста в тех странах, которые избежали мирового финансового кризиса. Как следствие — основной заботой многих стран в эти годы стало предотвращение непрерывного укрепления их валют к американскому доллару и валютам других торговых партнеров.

Ситуация изменилась в 2014 году, когда из-за ухудшившихся глобальных условий валютные обвалы вновь стали массовыми. С тех пор почти половина из 179 изучаемых нами стран испытала девальвацию более чем на 15% в течение года. Да, режим гибких валютных курсов в основном избавляет от драматических проблем, вызванных отказом от фиксированного или полуфиксированного обменного курса. Однако на сегодня мало что свидетельствует о том, что эти девальвации оказали оздоровляющий эффект на экономический рост: по большей части он продолжает оставаться вялым.

С января 2014 по январь 2016 года размер средней кумулятивной девальвации по отношению к американскому доллару составил почти 35%. Во многих развивающихся странах, где девальвация была еще значительнее, ослабление обменного курса усугубило текущие проблемы, связанные с ростом долгов, номинированных в иностранной валюте.

Кроме того, во взаимосвязанном мире эффект валютного обвала не ограничивается страной, в которой он произошел. В 1994 году Китай провел реформу валютного регулирования, унифицировав систему многоуровневых обменных курсов и заодно девальвировав юань на 50%. Есть убедительные аргументы, что эта китайская девальвация привела к потере конкурентоспособности Таиланда, Кореи, Индонезии, Малайзии и Филиппин, чьи валюты были привязаны (или частично привязаны) к доллару США. Кумулятивное укрепление этих валют в свою очередь создало предпосылки для азиатского кризиса, разразившегося в середине 1997 года.

Завышенные валютные курсы являются одним из лучших опережающих индикаторов финансового кризиса. В этой связи невозможно не задуматься о том, что мы, вероятно, столкнулись сейчас с повторением происходившего в 1994–1997 годах. Только на этот раз роли поменялись. С начала 2014 года юань девальвировался к доллару всего лишь на 7,5%, в то время как евро за тот же период девальвировался примерно на 25%, не говоря уже о валютах многих развивающихся стран, которые ослабли еще сильнее. В случаях, когда экономика базируется на производстве, как в Китае, не следует недооценивать связь между завышенным курсом и экономическим ростом.

В августе прошлого года, когда Китай объявил о планах провести умеренную девальвацию, а затем постепенно повысить гибкость обменного курса юаня, финансовые рынки покатились с горы. Руководство страны, пытаясь вернуть рынкам уверенность, выпустило заявление о том, что Китай будет двигаться в данном направлении исключительно поэтапно. Впрочем, предостерегающий урок азиатских кризисов, возможно, заключается как раз в том, что у поэтапных подходов на этом фронте есть свои риски.

Конечно, потенциальный эффект «разорения соседа», вызванный вспышкой валютных обвалов в течение последних двух лет, касается не только Китая. Он может повлиять на любую страну, где сохраняется более или менее фиксированный валютный курс (в эту категорию стран входят крупные производители нефти).

Но что отличает Китай от всех остальных — это огромная доля экономики страны в мировом ВВП, а также ее влияние на многие государства в самых различных регионах, начиная с поставщиков сырья и заканчивая странами, зависящими от китайского финансирования или прямых инвестиций.

На долю развивающихся стран сейчас приходится около 60% мирового ВВП, в то время как в начале 1980-х эта доля составляла примерно 35%. Для восстановления мирового процветания требуется более широкая географическая база, чем ранее. Возвращение валютных обвалов может значительно затруднить достижение этой цели.

Copyright: Project Syndicate, 2015
www.project-syndicate.org


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.