Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 2:18 МСК
Машина скорой помощи сгорела после ДТП возле МКАД Общество, 00:12 «Роснефть» подала иск к «Транснефти» по делу о транспортировке нефти Бизнес, 00:09 В Белом доме объяснили желание Трампа наладить отношения с Россией Политика, Вчера, 23:50 СМИ сообщили об отказе Первого канала от спортивных новостей Спорт, Вчера, 23:48 ЦБ зафиксировал жалобы на невозможность купить электронное ОСАГО Финансы, Вчера, 23:46 Число жертв схода лавины на гостиницу в Италии возросло до 17 Общество, Вчера, 23:32 Больше Голливуда: почему «Формулу-1» покидает создатель ее бизнес-модели Бизнес, Вчера, 23:12 Пассажирский автобус столкнулся с грузовиком в Подмосковье Общество, Вчера, 22:53 На конференции в Астане не удалось сблизить позиции представителей Сирии Политика, Вчера, 22:52 Разработчик софта подал иск к Минкомсвязи Технологии и медиа, Вчера, 22:49 В Санкт-Петербурге в жилом доме произошел пожар Общество, Вчера, 22:23 В Ленинградской области более 20 тыс. жителей остались без холодной воды Общество, Вчера, 21:55 Мосгорсуд решил заблокировать Dailymotion на территории России Общество, Вчера, 21:53 Лондон на распутье: какую модель выполнения Brexit выберет Великобритания Политика, Вчера, 21:38 WSJ раскрыла имя одного из источников доклада о компромате на Трампа Политика, Вчера, 21:30 Пакистан провел испытания новой ядерной ракеты Политика, Вчера, 21:28 ФСИН обвинили в нарушениях антимонопольного законодательства при закупках Общество, Вчера, 21:17 СКР возбудил уголовное дело против вымогавших 5 млн руб. полицейских Общество, Вчера, 21:07 Игра с нулевой суммой: почему у программы Трампа мало шансов на успех Борис Грозовский экономический обозреватель Мнение, Вчера, 20:48 Сечин обещал 500 млрд руб. налогов за отмену монополии «Газпрома» Бизнес, Вчера, 20:41 Почему сериалы не заменят большое кино Технологии и медиа, Вчера, 20:36 Трамп возобновил строительство замороженных Обамой нефтепроводов Экономика, Вчера, 20:36 Капитан донецкого «Шахтера» объяснил отказ от перехода в «Барселону» Спорт, Вчера, 20:36 На юго-западе Москвы загорелся торговый центр «Рио» Общество, Вчера, 20:26 «Оскар»-2017: номинация «Лучший фильм». Фотогалерея Фотогалерея, Вчера, 20:22 Президент группы компаний «Дикси» покинул свой пост Бизнес, Вчера, 20:15 В семи субъектах не оказалось претендентов на региональную ТВ-кнопку Технологии и медиа, Вчера, 20:10 Посол Израиля прокомментировал слова Толстого об Исаакиевском соборе Общество, Вчера, 19:54
28 янв 2016, 13:47
Работа на перспективу: зачем нужна «Сила Сибири», когда замедляется Китай
Фарес Кильзие, глава группы CREON Energy
Другие мнения автора
Слабеющее достояние: с чем связан упадок «Газпрома»? 6 апр 2016, 12:57
Газопровод в Китай необходим, несмотря на проблемы в китайской экономике и масштабный кризис в российской. Этот проект может стать драйвером роста для Дальнего Востока

Китайская экономика замедляется. В середине января Национальное бюро статистики КНР опубликовало данные по ВВП за 2015 год. Темпы прироста китайской экономики (6,9%) не только не превысили уровень 2014 года (7,3%), но и оказались худшими за все предшествующие 25 лет. Торможение второй по величине экономики мира вызвало к жизни опасения по поводу возможного сокращения КНР потребления энергоресурсов. Так, согласно прогнозу Международного энергетического агентства (МЭА), в 2015–2020 годах среднегодовые темпы прироста потребления нефти в Китае будут эквивалентны 2,6% — это почти в два раза ниже, нежели в 2005–2014 годах.

Ожидаемое снижение потребления энергоресурсов в Китае может стать причиной переноса сроков начала поставок газа из России по западному маршруту проекта «Сила Сибири-​2», заявил министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев. По его словам, сроки поставок по восточному маршруту изменены не будут, поскольку контракты на возведение его отдельных участков уже заключены. Так, в минувшем декабре «Газпром» и Китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) подписали соглашение о проектировании и строительстве трансграничного участка газопровода «Сила Сибири» через реку Амур.

Спрос на газ в Китае

Критики проекта часто ссылаются на то, что в энергобалансе КНР газ играет подчиненную роль: согласно данным Агентства энергетической информации США, на его долю в 2012 году приходилось лишь 5% потреблявшихся в стране энергетических ресурсов, в то время как на долю угля, нефти и гидроэнергии — 66%, 20% и 8% соответственно. Однако стоит отметить, что в 2005 году доля газа была еще меньшей (2,6%). За последние десять лет Китай более чем утроил потребление голубого топлива — с 46,8 млрд куб. м в 2005 году до 178,6 млрд куб. м в 2014-м, притом что эксперты Международного энергетического агентства в 2007 году ожидали, что потребление газа к 2015 году достигнет отметки лишь в 120 млрд куб. м.

Столь же динамично рос и импорт газа: начав закупать сжиженный природный газ в 2006 году и трубопроводный газ в 2010-м, к 2013 году КНР нарастила их совокупные поставки до 51,9 млрд куб. м. Все в том же 2013 году на долю импорта приходилось 32,1% потребляемого Китаем газа; согласно прогнозу Международного энергетического агентства, в 2030 году этот показатель вырастет до 54%. Именно поэтому спрос будет обеспечен как на сжиженный природный газ, поставляемый в КНР в том числе из Катара, Австралии и Малайзии, так и на природный газ, который будет поступать из Средней Азии и России.

Сделать такой сценарий реалистичным могут усилия китайского правительства по борьбе с загрязнением окружающей среды, ставшим следствием мощного индустриального рывка рубежа XX и XXI столетий: решить эту проблему будет невозможно без ухода от использования угля и наращивания потребления экологически безопасного газа, что должно будет привести к снижению вредных выбросов в атмосферу, а это в свою очередь придаст «Силе Сибири» стратегическую значимость не только для КНР, но и для всего мира.

Нерентабельность проекта

Критики проекта «Сила Сибири» также указывают на то, что строительство газопровода в Китай окупится лишь спустя три десятилетия после его начала — на это, в частности, указывает Сергей Алексашенко. Здесь стоит отметить, что подобного рода проекты редко становятся рентабельными сразу после их введения в строй: как правило, коммерческий эффект от их реализации достигается лишь по прошествии длительного периода. Пример тому — строительство газопровода «Уренгой — Помары — Ужгород», который был возведен на рубеже 1970-х и 1980-х на кредиты европейских банков, выданных под выручку от последующих поставок голубого топлива в страны Старого Света (сделка «газ — трубы»). Финансовая отдача от этого проекта была получена уже после распада СССР, когда «Газпром» стал наращивать экспорт в ЕС, который между 1990 и 2005 годом вырос со 110 до 154,3 млрд куб. м — благодаря этому компания смогла компенсировать потери от поставок в бывшие союзные республики, осуществлявшиеся в то время фактически по бартеру.

Примерно такой же, пусть и меньший по масштабу эффект может дать строительство газопровода в Китай. Если бы это было иначе, то возведением инфраструктуры, необходимой для транспортировки голубого топлива в Поднебесную, не занимались среднеазиатские государства, в частности Туркмения, которая в сентябре 2013 года заключила договор о строительстве четвертой нитки газопровода в КНР, благодаря чему к 2017 году его совокупная мощность достигнет 80 млрд куб. м. В минувшем декабре Туркмения также приступила к строительству газопровода в Индию годовой мощностью 38 млрд куб. м: в рамках этого проекта в Балканской области Туркмении будет возведен газохимический комплекс по производству 386 тыс. т полиэтилена и 81 тыс. т полипропилена в год.

Такие проекты в долгосрочной перспективе способны приносить прибыль — этим они выгодно отчаются, к примеру, от большой стройки в Сочи, предвещавшей зимние Игры-2014 и обошедшейся, по данным ГК «Олимпстрой», в 1,524 трлн руб. ($50 млрд по тогдашнему курсу). К сожалению, коррупционные риски при их реализации исключать нельзя. Однако если бы фактор коррупции можно было бы использовать для обоснования отказа от исполнения инвестиционных проектов, то тогда в России нужно было бы полностью прекратить строительство каких бы то ни было капитальных объектов, будь то дороги, школы или больницы.

Освоение месторождений Восточной Сибири

Проект «Сила Сибири» поспособствует освоению Чаяндинского (Якутия) и Ковыктинского (Иркутская область) газовых месторождений  — на сегодняшний день не существует иного способа, который бы позволил вывести их ресурсы на рынок. Эти месторождения могут стать не только ресурсной базой проекта «Владивосток-СПГ», но и газохимических предприятий региона, тем более что газ Ковыкты и Чаянды богат на применяемые в газохимии компоненты, такие как этан и гелий.

Подтверждение тому — соглашение о строительстве Амурского газоперерабатывающего завода (ГПЗ), подписанное «Газпромом» и «Сибуром» в минувшем июле: предприятие годовой мощностью 49 млрд куб. м должно быть введено в строй в 2025 году; базой для его работы станет сырье Якутского и Иркутского центров газодобычи, создаваемых «Газпромом» в рамках Восточной газовой программы.

В состав ГПЗ, в частности, войдет крупнейшее в мире производство гелия объемом не менее 60 млн куб. м в год. Содержание гелия в газе Ковыктинского месторождения составляет 0,28%, притом что превышение даже одной сотой процента говорит о его промышленных запасах. Именно поэтому открытие Амурского ГПЗ, который будет работать на ресурсной базе Ковыкты, откроет перед Россией широкие возможности по экспорту гелия на зарубежные рынки и вытеснению с него зарубежных конкурентов, в том числе и из США, а также по его применению в авиационной, космической, медицинской и других высокотехнологичных отраслях промышленности.

Рабочие места

На строительстве Амурского ГПЗ будет задействовано 15 тыс. человек, на самом же предприятии будет создано около 3 тыс. рабочих мест. Для восьмисоттысячной Амурской области это, казалось бы, капля в море. Однако не стоит забывать, что и возведение газопровода «Сила Сибири», и строительство газохимических предприятий потребует создания дорожно-транспортной инфраструктуры, для развития которой также понадобится рабочая сила. Так, для поставок оборудования на Амурский ГПЗ будет углублен фарватер реки Зея, а также построена автомобильная дорога и железнодорожная ветка.

Помимо этого, сам ход реализации проекта по возведению газопровода заставит федеральное правительство более пристально взглянуть на развитие Дальнего Востока, на который обращалось меньшее внимание по сравнению с другими российскими регионами, например с богатой нефтью и относительно близкой к европейской части страны Западной Сибирью или политически и экономически нестабильным Северным Кавказом.

Для реализации этих мер нужна политическая воля, которая бы возникла под давлением предпринимателей, требующих обеспечения благоприятной для ведения бизнеса среды. Создать такое давление в российских условиях могут только крупные компании, которые придут на Дальний Восток всерьез и надолго: им предстоит работать в регионе не один год, а потому в их интересах будет создание таких условий, которые были бы выгодны не только «крупняку», но и «малышам». Среды, которая обеспечит превращение Дальнего Востока из дотационного региона в донорский.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.