Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 20:55 МСК
В Петербурге задержали двух лидеров партии ПАРНАС Политика, 20:37 Захвативший банк в Москве назвал себя обанкротившимся предпринимателем Общество, 20:29 Мединский назначил нового гендиректора Росгосцирка Политика, 20:02 Лучшие предложения рынка наличной валюты  20:00   USD НАЛ. Покупка 65,00 Продажа 65,16 EUR НАЛ. 73,15 73,26 К захваченному неизвестным отделению банка в Москве прибыл глава МВД Общество, 19:58 «Первый канал» нашел замену Ираде Зейналовой в итоговой программе «Время» Политика, 19:57 Фонд Навального попросил ФСБ проверить «сговор» подрядчиков Минобороны Политика, 19:52 WSJ назвал Набиуллину «воскресительницей» экономики России Финансы, 19:24 Вооруженные люди напали на Американский университет Афганистана в Кабуле Политика, 19:19 Повстанцы захватили половину города в Сирии во время турецкой операции Политика, 19:10 Неизвестный с коробкой на шее пригрозил взорвать банк в центре Москвы Общество, 19:10 В Москве задержали действовавших от имени Шакро Молодого вымогателей Общество, 19:03 ЦБ назвал причину снижения зависимости курса рубля от цены на нефть Экономика, 19:02 ЦБ предсказал сохранение дефицита ликвидности до конца года Финансы, 18:53 Сплошное надувательство: как «биван» сделали модным товаром Свое дело, 18:53 «Магнит» попал в рейтинг самых инновационных компаний по версии Forbes Бизнес, 18:31 Шпионский скандал: как утечка данных АНБ подтвердила данные Сноудена Илья Медведовский генеральный директор компании Digital Security Мнение, 18:26 В Красноярском крае объявили о потере вертолета из-за ошибки диспетчера Общество, 18:21 Российские бизнесмены отсудили у Венесуэлы $1,2 млрд Бизнес, 18:21 «Новая армия» Украины: что показали на крупнейшем военном параде в Киеве Политика, 18:20 Москву встревожила военная операция Турции в Сирии Политика, 18:17 В петербургских кафе «Счастье» ввели дополнительный сбор с иностранцев Общество, 18:11 Турция первой возобновит полеты в Шарм-эль-Шейх после крушения A321 Общество, 18:04 США поддержали военную операцию Турции в Сирии Политика, 17:41 Росстат зафиксировал возобновление недельного роста цен Экономика, 17:03 СМИ опубликовали видео падения самого большого воздушного судна в мире Общество, 17:01 «Новая армия» Украины: что показали на крупнейшем военном параде в Киеве Фотогалерея, 16:58 Число жертв землетрясения в Италии превысило 70 Общество, 16:58
9 июн 2015, 11:31
Отечественное не берем: как идет импортозамещение в России
Сергей Цухло, Заведующий лабораторией конъюнктурных опросов Института Гайдара
Другие мнения автора
Теперь без эмоций: что мешает импортозамещению в России 28 окт 2015, 13:42 Процесс пошел: как происходит импортозамещение в промышленности 5 окт 2015, 16:17 Еще 3 материала
В кризис российские компании стали меньше покупать импортную технику, а вот отечественную закупать больше не стали. Особенно отличились государственные компании: они с импортной иглы слезать совсем не торопятся

Экономическая война продолжается

Проблема импортозамещения для российской экономики весьма актуальна уже как минимум год. И, к сожалению, пока не просматривается ощутимых надежд на ее качественное и масштабное решение. Западные страны готовы продолжить экономическую войну с Россией, ЦБ собирается удерживать сложившийся курс рубля, а Минэкономразвития считает, что российской промышленности полезно его ослабление.

Институт Гайдара продолжает изучение реальных процессов импортозамещения в российской промышленности, ее ограничений и возможностей. Мы опрашиваем российские предприятия как покупателей, вынужденных приобретать импортное оборудование и сырье для выпуска своей, «российской» продукции.

В очередном опросе российским предприятиям было предложено прямо оценить фактические масштабы импортозамещения в первом квартале 2015 года при закупках ими оборудования и сырья по сравнению с первым кварталом 2014 года. А эти кварталы принципиально отличаются друг от друга: в частности, в начале 2014 года не было шоковых колебаний курса рубля. Так что это сравнение весьма показательно для оценки готовности (способности) российской промышленности отказаться от импорта в пользу российских машин и сырья.

Проверка кризисом

В первом квартале 2015 года накал кризисной риторики властей оказал сильное негативное влияние в основном на ожидания предприятий. При этом фактические изменения спроса, выпуска, занятости в промышленности демонстрировали совсем не кризисную динамику.

Как показал январский опрос, самой массовой помехой для перехода на российские аналоги промышленные предприятия считают банальное отсутствие их производства в России. На второе место предприятия поставили низкое качество российской продукции, на третье — недостаточные объемы ее выпуска. Таким образом, достаточно много предприятий при всем желании «покупать российское» не смогут это сделать.
К каким результатам все это привело?

Привязка к импорту: большие и государственные

В первом квартале 2015 года российские промышленные предприятия массово отказывались от закупок импортных машин и оборудования по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Доля сообщений о снижении (но не о прекращении) таких закупок составила в целом по промышленности 37%, еще 16% предприятий полностью прекратили такой импорт (хотя закупали его в первом квартале 2014 года). Т.е. более половины предприятий российской промышленности в условиях санкций и обесценения национальной валюты начали отказываться от инвестиционного импорта и потенциально могли бы стать покупателями отечественных машин и оборудования. Прежде всего это три отрасли: пищевая (где 70% предприятий сообщили о снижении или прекращении закупок импортных машин и оборудования), машиностроительная (64%) и легкая (60%) промышленность. На другом полюсе оказалась металлургия, где только четверть предприятий отказалась от закупок привозных машин и оборудования в 2015 году.

Интересно, что лишь 10% государственных предприятий в начале 2015 года сообщили о снижении или полном отказе от закупок импортных машин (40% и раньше не пользовались таким импортом). Половина же госсектора сохранила объемы закупок иностранного оборудования на прежнем уровне. Но среди негосударственных предприятий более половины сообщили о снижении закупок импорта (и только 15% «и раньше не закупали такой импорт»). Таким образом, госпредприятия меньше, но более жестко привязаны к импорту.

Масштабы отказа от импорта возрастали с размером производителя: если малые предприятия (до 100 чел. занятых) демонстрировали самые скромные результаты (26%), то средние (101–250 чел. занятых) сообщали уже о 37% отказов от импорта, а в группе заводов с численностью работников свыше 500 чел. сокращение или отказ от закупок импортного оборудования уже выше 50%. Впрочем, большим предприятиям было что терять от административного и ценового импортозамещения. Степень независимости от импорта снижается с увеличением размера производителя. Если среди малых предприятий не закупали импортное оборудование в начале 2014 года 62% заводов, то в группе предприятий с численностью занятых свыше 1000 чел. этого смогли тогда избежать только 10%. В результате потенциал закупок российского оборудования снижается вместе с размером предприятия.

Отечественное не берем

Однако этот потенциал в начале 2015 года был реализован в российской промышленности в очень скромных масштабах. Только 9% предприятий сообщили о росте закупок отечественных аналогов «в ответ» на сокращение или прекращение закупок импортного оборудования. Если соотнести масштабы роста закупок отечественных товаров с масштабами отказа от закупок импортных аналогов, то в целом по промышленности коэффициент инвестиционного импортозамещения составил 17%: на 100 предприятий, сообщивших о снижении закупок зарубежного оборудования, приходится только 17 заводов, которые увеличили закупки российских аналогов. Это можно списать на инвестиционный спад и крайне высокий уровень пессимизма инвестиционных намерений, который регистрируют наши опросы еще с 2014 года.

Как показали первые оценки 2015 года, степень инвестиционного импортозамещения увеличивается с размером предприятия. Если на малых предприятиях это только 7%, то на средних — 11%, а среди крупных (более 1000 чел. занятых)  — уже более 25%. Впрочем, с увеличением размера предприятия растет, как уже отмечалось, и зависимость от импортного оборудования: его не закупают 62% малых предприятий и только 10% очень крупных. В такой ситуации крупные производители становятся основными покупателями отечественных инвестиционных товаров.

Без импортного сырья никак

Столь же принципиально различаются масштабы импортозамещения и в разных отраслях. Слабее всего оно идет в легкой и пищевой промышленности: там только 3% предприятий отреагировали ростом закупок российского оборудования на снижение закупок аналогичного импорта. В машиностроении, химпроме и леспроме таких 16%, в производстве стройматериалов — 23%, в цветной металлургии — 27%. Лидером стала черная металлургия, инвестиционное импортозамещение в которой достигло в первом квартале 2015 года 67%.

Анализ по формам собственности показал, что государственные предприятия не внесли никакого вклада в инвестиционное импортозамещение. Ни одно промышленное госпредприятие не увеличило закупки отечественного оборудования при крайне скромной 10-процентной доле предприятий, снизивших приобретение импорта.

Интересно, что объемы закупки сырья, материалов и комплектующих почти не претерпели кризисного снижения в начале 2015 года по сравнению с аналогичным периодом 2014 года. Однако необходимость поддержания почти прежних объемов выпуска привела и к тому, что российская промышленность реже отказывалась от закупок импортного сырья, чем от приобретения импортного оборудования. О снижении потребления ввозимого в страну сырья сообщили 37% предприятий против 53%, сообщивших о снижении закупок машин и оборудования.

Как и в случае с оборудованием, отказ от импортного сырья возрастает с размером предприятия (от 35% среди малых до 40% среди очень крупных), хотя и не так значительно, как в случае с оборудованием.

Среди отраслей лидеры по отказу от импортного сырья те же, что и в случае машин и оборудования: пищепром (49%), легпром (47%) и машиностроение (40%), а также производство стройматериалов (42%). В остальных отраслях масштабы отказа от импортного сырья равны примерно 30%.

Лишь 13% государственных предприятий сообщили о прекращении покупок импортного сырья в начале 2015 года, а 66% сохранили эти закупки на прежнем уровне. Производители других форм собственности вынуждены были отказаться от приобретения импортного сырья в 40% случаев, столько же сообщили о сохранении таких закупок.

Необходимость поддержания прежних объемов выпуска потребовала и более существенного, чем в случае машин и оборудования, наращивания закупок отечественного сырья и материалов. В результате по материалам коэффициент замещения составляет 57%, в три с лишним раза больше, чем для машин и оборудования (17%). И он растет с увеличением размера предприятия: 16% для малых предприятий и 55% для крупных.

Государственные предприятия не только в минимальной степени отказались от импортного сырья, но и не спешили компенсировать сокращение его объемов за счет российских аналогов. Коэффициент замещения для них составляет 36%, почти в два раза меньше, чем у предприятий других форм собственности.

Самые высокие коэффициенты замещения импортного сырья и материалов в начале 2015 года продемонстрировала черная металлургия и химпром (более 75%), затем идут машиностроение и пищепром (по 50%), леспром (45%). Замыкает этот рейтинг легкая промышленность, в которой только 7% предприятий сообщили об увеличении закупок российского сырья при 47% отказов от импорта.

Импортозамещения удалось избежать

Выводы можно сформулировать следующие: особенности первого квартала 2015 года позволили предприятиям избежать значительного инвестиционного импортозамещения, хотя и привели к масштабным закупкам отечественного сырья и материалов. Максимальный отказ от импорта и по оборудованию, и по сырью в начале 2015 года продемонстрировали пищепром, легпром и машиностроение. Но только машиностроительные заводы (ориентированные, скорее всего, на госзаказ) сообщили о значимых закупках российского оборудования.

Пищевая промышленность имеет достаточные резервы мощностей и смогла обеспечить страну продовольствием даже в условиях эмбарго, но за счет массированного перехода на отечественное сырье. Легкая же промышленность была вынуждена отказаться от существенных закупок российского оборудования и сырья в условиях масштабного сокращения импорта.

В-третьих, чем больше предприятие, тем сильнее оно зависело от импорта, и тем активнее оно участвует в импортозамещении и по оборудованию, и по сырью. В результате крупные предприятия становятся сейчас основными исполнителями национальной программы импортозамещения. Наконец, государственные заводы никак не поддержали инвестиционное импортозамещение, в минимальной степени отказывались от привозного сырья и очень неохотно покупали российское.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.