Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 5:48 МСК
Лучшие предложения рынка наличной валюты  05:00   USD НАЛ. Покупка 56,84 Продажа 56,76 EUR НАЛ. 61,20 61,15 СМИ узнали подробности уголовного дела об убийстве Вороненкова Политика, 04:52 СМИ сообщили о продаже администрацией Трампа истребителей F-16 в Бахрейн Политика, 04:22 Пиратские сайты с российскими фильмами предложили блокировать за два дня Общество, 04:12 В США в аварии с участием автобуса баптистской церкви погибли 12 человек Общество, 03:58 РФПИ приобретет долю в холдинге InfoWatch Натальи Касперской Бизнес, 03:36 Киев обвинил российские спецслужбы в пранк-звонке от имени Порошенко Политика, 02:55 СМИ узнали об отказе связанной с «Роснефтью» компании купить «дочки» ВЭБа Финансы, 02:25 В Багдаде при взрыве грузовика со смертником погибли 17 человек Политика, 02:21 Дочь Трампа будет работать в Белом доме бесплатно Политика, 02:05 Госдуме предложили ввести в России «трудовое воспитание» Общество, 01:27 «Коммерсантъ» сообщил о возможной отставке замглавы МВД Политика, 01:11 Исследование РБК: власти Москвы одобрили все скандальные стройки в городе Общество, 01:11 Бастрыкин поручил проверить действия коллекторов в Санкт-Петербурге Общество, 00:55 ФБР обвинило сотрудницу Госдепа в контактах с китайской разведкой Политика, 00:34 Аналитики рассказали о риске «шока» для страхового рынка через три года Финансы, 00:03 На благоустройство Садового и Бульварного колец потратят 25,5 млрд руб. Политика, 00:00 СМИ сообщили о покупке Мамутом крупнейшей сети кинотеатров в России Бизнес, Вчера, 23:59 В московском ГИБДД предложили стритрейсерам организовать гонки на трассе Общество, Вчера, 23:58 В Турции суд приостановил работу сервиса Booking.com Общество, Вчера, 23:38 «ВостокУголь» Дмитрия Босова возьмется за добычу «арктического карбона» Бизнес, Вчера, 23:26 Турция заявила об успешном завершении операции в Сирии против ИГИЛ Политика, Вчера, 23:16 Почти победа: что означает решение английского суда по спору с Украиной Экономика, Вчера, 23:11 Регулятор Латвии взял на контроль продажу украинской «дочки» Сбербанка Финансы, Вчера, 23:07 Порошенко заявил о намерении России «столкнуть ЕС с горы» Политика, Вчера, 23:03 Путин напомнил о «двойном назначении» объектов Минобороны в Арктике Политика, Вчера, 22:01 Прощание с ЕС: как пройдет «развод» Лондона и Брюсселя Политика, Вчера, 21:51 СКА стал первым финалистом Кубка Гагарина Спорт, Вчера, 21:45
11 мая 2016, 12:37
Могу, но не хочу: чем российские управленцы отличаются от американских
Федор Овчинников, Основатель «Додо Пицца», автор блога sila-uma.ru
Другие мнения автора
Как нас предали: почему запретами не спасешь бизнес 15 июл 2015, 11:19 Правило «минус один»: как предпринимателям пережить кризис 27 янв 2015, 14:41 Еще 2 материала
У нас в стране дефицит валюты под названием «хочу». И это настоящее национальное бедствие

Тест на салфетке

Из 30 человек, которые думают, что они чего-то хотят, на деле зачастую не хочет ни один. Эту статистику я вывел после того, как полгода назад опубликовал в своем блоге фотографию салфетки.

На той салфетке инвестор Григорий Фингер во время встречи в кафе сделал расчеты с оценкой возможной стоимости нашей компании в недалеком будущем. На ней было написано, что к 2020 году капитализация «Додо Пицца» может составить $2,5 млрд, если, конечно, нам и правда удастся построить сеть из тысячи пиццерий, работающих в десяти странах мира.

Я выложил эту фотографию салфетки в своем блоге не для того, чтобы порисоваться. Цель была практическая — привлечь в команду крутых профессионалов со всей страны, которым интересно поучаствовать в создании чего-то масштабного.

Одно дело, когда я, основатель сыктывкарского стартапа, обещаю построить большую транснациональную сеть пиццерий, используя новые технологии для управления бизнесом. Другое дело, когда реалистичность этих планов подтверждает известный инвестор, один из основателей Mail.Ru Group и фонда Digital Sky Technologies.

Салфетка Фингера не осталась незамеченной. Заметку прочитали больше 5 тыс. человек, не считая тех, кто смотрел пост в социальных сетях. Мне написали свыше 30 человек со всей страны.

Я всем отвечал примерно одно и то же. Приезжайте в Сыктывкар, где у нас штаб-квартира. Поработайте месяц-два на кухне пиццерии, чтобы узнать наш бизнес изнутри. А потом поговорим о позиции в компании. Мы быстро растем и развиваем международный бизнес — интересные проекты обязательно найдутся. Зарплата поначалу невысокая, но она будет расти, и, главное, есть еще опционная программа.

Допускаю, что кому-то такая практика найма покажется необычной. Но у нас все офисные сотрудники проходят стажировку на кухне, это в порядке вещей. Мы верим, что нельзя построить глобальный конкурентный бизнес и эффективно им управлять, не зная его изнутри. Плюс так мы отсекаем тех, кто не готов выходить из зоны комфорта.

Так вот, из всех, кому я отправил письмо, мне ответили чуть больше половины. Остальные просто промолчали. Из тех, кто ответил, 12 (две трети) написали, что такие условия им не интересны. Только шесть проявили какой-то интерес. Ни один из них в итоге не приехал.

Не скажу, что сильно удивился. Занимаясь бизнесом в России, с чем-то похожим приходится сталкиваться постоянно.

Никто ничего не хочет

Это удивительно, но люди просто ничего не хотят. При этом им кажется, что проблема в их жизни в чем-то другом. Нет денег. Нет связей. Нет знаний. Нет таланта. А так-то они бы многого добились.

На деле проблема в том, что просто нет огня.

Возможно, мои слова сейчас обидят тех, кто живет от зарплаты до зарплаты и каждый день борется за существование. Но мне кажется, что, как правило, все, кто хочет разбогатеть, богатеют. Все, кто хочет делать свой бизнес, делают. Все, кто хочет совершить кругосветное путешествие, совершают.

А другие просто думают, что чего-то хотят, но на деле обманывают себя. И к сожалению, их большинство.

У нас в стране дефицит валюты под названием «хочу». И это настоящее национальное бедствие. Потому что с теми, кто ничего не хочет, каши не сваришь.

Вы можете возразить, что «Додо Пицца» не такая выдающаяся компания. Это не Apple, не General Electric и даже не «Яндекс». А подходы у нас нестандартные. Да и переехать в Сыктывкар на два-три года не каждый может. Поэтому моя статистика закрытия вакансий нерелевантна.

Спорить не буду — может, и это верно. Но давайте сравним с ситуацией на другом рынке, благо теперь у нас есть и такой опыт.

Дефицит историй успеха

В этом году мы запустили свою первую пиццерию в Америке, в городе Оксфорд, штат Миссисипи. Я ездил на открытие и во время путешествия по Штатам случайно познакомился с одним ресторатором, которому рассказал о наших амбициозных планах развития на рынке США.

Через пару дней получил от него письмо, в котором он сказал, что почитал о нас, заинтересовался, хочет с нами работать и готов даже продать свой бизнес и переехать из Флориды в Миссисипи. Этот случай меня просто шокировал.

Он ведь не начинающий бизнесмен, ему за 50. И до того как открыть свой ресторан, предприниматель этот много лет проработал на франчайзера в качестве менеджера. В общем, это респектабельный и опытный человек.

И тем не менее, он готов все бросить и работать с какой-то пока еще сравнительно небольшой компанией из Восточной Европы, потому что ему понравилась наша идея и он поверил в то, что мы можем добиться успеха.

В отличие от многих россиян, которые писали мне после «салфетки Фингера», он готов подкрепить слова делом. Мы уже согласовали время его визита в Оксфорд — он хочет посмотреть нашу пиццерию, пообщаться с менеджментом.

Причем аудитория нашего американского блога DodoPizzaStory.com пока довольно скромна по сравнению с российской. И мы не искали партнеров, не занимались нетворкингом, не объявляли, что нам нужны топ-менеджеры. Это просто случайная встреча, а такой высокий КПД.

Я долго думал: чем обусловлена такая разница в подходе, взглядах на мир? И мне кажется, проблема в том, что люди в России просто не верят в успех.

Российский дефицит «хочу» вызван дефицитом историй успеха. Мы слишком мало видим тех, кто начал с пустыми руками и трудом и талантом добился неординарных результатов.

Да, можно попасть на работу в большую госкорпорацию и сделать там карьеру. Можно стать большим чиновником и заработать на этом. Можно создать капитал на обмане и воровстве. В такие истории люди готовы поверить. Но они не могут поверить в чистый успех, в предпринимательский успех, в успех «с нуля». Тем более не готовы люди верить в то, что какая-то российская компания из небольшого города может стать успешной на Западе. Люди не могут поверить в невероятное.

Американцы же десятилетиями наблюдают, как люди поднимаются наверх из ничего, причем честным путем. Они копили эти знания поколениями. Может ли небольшая компания сделать что-то неординарное на рынке и покорить всю страну, а потом и весь мир? Для них ответ очевиден. Что-то невероятное может случиться с каждым.

А когда ты веришь в то, что успех достижим, намного проще разжечь в себе огонь.

Нам стоит учиться у американцев именно этому — умению хотеть. Хотеть большего и верить, что его можно достичь. И постоянно подталкивать себя к тому, чтобы ради этого большего выходить из зоны комфорта.

За пять лет мы выросли от одной пиццерии до ста и работаем уже в восьми странах мира. Мало кто верил, что у нас получится даже это. Но мы хотим большего.

Однако когда компания маленькая, она может развиваться за счет энтузиастов, которые компенсируют отсутствие опыта целеустремленностью. По мере роста бизнеса растет и стоимость ошибки, и поэтому для управления большой сетью нужны профессионалы.

К нам приезжают пассионарные менеджеры из других городов — нам удается их как-то находить. Но таких людей в целом в стране катастрофически мало, потому что в России по-настоящему увлеченный профессионал это редкость.

Часто у человека и образование хорошее, и резюме солидное, и рекомендации достойные, а глаза потухшие. Смотришь и понимаешь: крутой парень, а бензина нет.

Как руководитель растущего бизнеса, в последнее время я это ощущаю особенно остро.

У нас в России, как правило, чем больше человек может, тем меньше он хочет.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.