Пожалуйста, отключите AdBlock!
AdBlock мешает корректной работе нашего сайта.
Выключите его для полного доступа ко всем материалам РБК
Лента новостей
В НАТО заподозрили Россию в создании «троянского коня» в Белоруссии 00:57, Политика От «чокнутого хулигана» до поэта-миллионера: памяти Честера Беннингтона 00:31, Фотогалерея  В Италии умер осужденный за убийство кинорежиссера Пьера Паоло Пазолини 00:15, Общество Система страхования застройщиков потребовала дополнительных гарантий 00:01, Финансы Совет Федерации осенью покинут 14 сенаторов 00:01, Политика Россия стала лидером по запросам на удаление информации в Google 00:01, Технологии и медиа Около нуля: в каком банке самый выгодный валютный депозит 20 июл, 23:48, Деньги Собянин пообещал благоустройство на периферии Москвы 20 июл, 23:29, Политика Инвесторы назвали новую экстремальную угрозу для финансовых рынков 20 июл, 23:06, Финансы ExxonMobil опротестовала в суде штраф за нарушение санкций против России 20 июл, 22:52, Бизнес Time опубликует на обложке июльского номера портрет Путина 20 июл, 22:42, Политика Посольство России в Испании подтвердило гибель россиянки 20 июл, 22:19, Общество Депутат парламента Крыма получил десять лет колонии за мошенничество 20 июл, 22:08, Общество Определились соперники «Зенита» и «Краснодара» в Лиге Европы 20 июл, 22:08, Спорт ВТБ 24 выдал вкладчикам «Югры» 10 млрд руб. в первый день выплат 20 июл, 22:07, Финансы Солиста Linkin Park нашли мертвым в его доме 20 июл, 21:57, Общество ЕСПЧ отклонил жалобу Пугачева на привлечение его к расплате по долгам МПБ 20 июл, 21:51, Общество В British Airways опровергли закрытие представительства в Москве 20 июл, 21:43, Общество Постсоветские амбиции: зачем Порошенко поехал в Грузию и Молдавию 20 июл, 21:40, Политика В «ВИМ-Авиа» объяснили недопуск беременной женщины на рейс в Магадан 20 июл, 21:39, Общество В Москве на Старом Арбате туристка поцеловала Путина 20 июл, 21:36, Политика СМИ узнали о закрытом показе «Матильды» для Володина и депутатов 20 июл, 21:19, Общество Депутат призвал закрыть MDK за шутку о смерти экс-солиста «Иванушек» 20 июл, 21:06, Общество В Госдуме предложили блокировать отдельных пользователей мессенджеров 20 июл, 21:02, Политика Экстремизму бой: сирийская оппозиция примкнула к борьбе с радикалами 20 июл, 20:41, Политика Спецпредставитель президента США заявил об освобождении Ракки на 30% 20 июл, 20:39, Политика Девелоперы анонсировали рост числа банкротств из-за нового законопроекта 20 июл, 20:34, Бизнес МЧС предупредило о резком ухудшении погоды в Москве 20 июл, 20:21, Общество
Эксперты Кудрина увидели тупик в рецептах сокращения давления на бизнес
Экономика, 19 июн, 08:00
0
Эксперты Кудрина увидели тупик в рецептах сокращения давления на бизнес
Выступающие за снижение давления на бизнес часто исходят из ложных предпосылок, их предложения «бесперспективны», пишет ЦСР Алексея Кудрина. Усиление ответственности силовиков деловому климату не поможет, считают авторы
Фото: Евгений Епанчинцев / ТАСС

Проблема давления правоохранительных органов на бизнес в России существует, однако уголовных дел в отношении предпринимателей возбуждается значительно меньше, чем думают многие. Проблема не в коррупции силовиков, «а в самой возможности переописания в терминах уголовного права предпринимательской деятельности». Об этом в докладе «Проблема правоохранительного давления на бизнес: ложные посылки и бесперспективные предложения» пишут эксперты Института проблем правоприменения при Европейском университете в Санкт-Петербурге, исследование подготовлено по заказу Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексея Кудрина. Сокращению давления на бизнес, по мнению авторов, не помогут ни усиление ответственности правоохранителей, ни институт бизнес-омбудсмена.

Не те предпосылки

«Цифра в 200 тыс. дел против предпринимателей в год (или 100 тыс.) кочует из документа в документ. Она ни в коей мере не может соответствовать действительности», — констатируют авторы. Проблема с методологией подсчета: если учитывать только те дела, где преступления, предположительно, совершили предприниматели и руководители компаний в рамках осуществления экономической деятельности, то их число оказывается на порядок меньше — 5–15 тыс. Впрочем, на ведение бизнеса негативно влияют и такие масштабы, указывает ЦСР. К тому же «есть еще давление в ходе доследственных проверок», оценить масштабы которого из-за отсутствия статистических данных невозможно, говорится в докладе.

Неверным является и мнение, что давление на бизнесменов связано «с индивидуальными коррупционными целями» силовиков, пишут авторы. Зачастую уголовные дела становятся результатом спора хозяйствующих субъектов, поэтому проблема «в самой возможности переописания [ведения бизнеса] в терминах уголовного права».

Предложения без результата

Первым «бесперспективным предложением» по борьбе с давлением на бизнес авторы называют усиление ответственности сотрудников правоохранительных органов. Ужесточать наказание по ст. 299 УК РФ (привлечение заведомо невиновного к уголовной ответственности или незаконное возбуждение уголовного дела) бессмысленно, потому что это «мертвая» норма: например, за 2014–2015 годы в суды направили лишь пять таких дел. «Само по себе ужесточение санкций не создает никаких стимулов для более активного выявления и расследования этих преступлений. Более того, сама конструкция нормы УК требует доказывания заведомой незаконности возбуждения дела, что сделать сложно», — приходят к выводу авторы.

Еще одна ненужная мера — облегчение общего положения подозреваемого до суда. Но силовики могут описать преступление так, «чтобы связь с предпринимательской деятельностью не усматривалась». Кроме того, «этот подход требует масштабной и сложной юридико-технической работы», он подчеркивает, что предпринимательскую деятельность надо рассматривать как преступную, считают эксперты ЦСР.

Смысла нет и в снижении тяжести наказаний по отдельным статьям, по которым часто судят предпринимателей, уверены авторы: эта мера «может слегка ​корректировать ситуацию, но саму проблему никак не решает». Экономическая амнистия, которую зачастую предлагают как рецепт снижения давления, «существенного влияния на общий климат» не окажет. Под амнистией в этом случае обычно понимается мораторий на то, чтобы какие-либо экономические действия, совершенные до определенного момента, не могли стать объектом проверки. Однако, во-первых, силовики в любом случае смогут классифицировать предполагаемое преступление как не имеющее отношение к бизнесу, а во-вторых, давление на низовом и среднем уровне в основном связано с преследованием за новые, а не за старые деяния, пишут эксперты. Впрочем, «для имущественных преступлений имеет смысл радикально сократить сроки давности привлечения к ответственности в случаях, когда подозреваемый не скрывался», например на период до 2–3 лет, оговариваются они. При этом «слишком короткий срок давности может стать препятствием для правосудия по сложным делам».

Фото: Стас Владимиров / «Коммерсантъ»

Изменение подследственности экономических дел тоже не будет эффективной мерой, говорится в докладе. Речь идет об их передаче из следственного аппарата МВД в Следственный комитет (СК). Но нагрузка на сотрудников обоих ведомств примерно одинакова, при этом следователи СК менее опытны, у них «гораздо сильнее разрыв с оперативными структурами (МВД)», поэтому «меньше неформальных механизмов контроля качества работы на доследственной стадии». Из-за этого у сотрудников СК существует риск «стать жертвой фальсификации материалов со стороны оперативных работников», объясняют эксперты.

Нужен ли России бизнес-омбудсмен

Еще один вопрос в том, нужен ли России дополнительный институт по защите прав предпринимателей — омбудсмен или специальный прокурор. Логика введения таких должностей, пишет ЦСР, предполагает, что критерии обоснованности возбуждения дела у силовиков и омбудсмена разные. Но это лишь означает, что правоохранительные органы пользуются неадекватной методикой, поэтому «больший смысл может иметь изменение правоохранительной практики, а не создание новых институтов».

При этом в России с 2012 года уже существует должность уполномоченного по правам предпринимателей, ее занимает Борис Титов. ЦСР «усердно анализирует проблемы сферических коней в вакууме и огорчается, когда реальная жизнь не совпадает с идеалом», передал Титов РБК через пресс-службу. Предприниматели в России «находятся в таком шатком положении, давление на них настолько велико, что противостоять ему приходится в ручном режиме», говорит он. «Хотелось бы надеяться, что со временем качество работы судебно-правовой системы сильно улучшится (собственно, именно на это наша работа и направлена), и необходимость в институте уполномоченного по защите предпринимателей отпадет сама собой», — указывает Титов. Подобные механизмы могут дать положительный эффект в краткосрочной перспективе, но в дальнейшем расхождение позиций силовиков и омбудсмена «станет источником конфликта», предупреждают эксперты ЦСР.

Критика без предложений

В исследовании ЦСР нет предложений по сокращению давления на бизнес. Они были переданы президенту в конце мая, когда Кудрин представлял ему свою стратегию, говорит представитель центра. Эксперты, работающие с ЦСР, придерживались двух противоположных точек зрения при подготовке мер по снижению давления на бизнес, говорит собеседник, знакомый с ходом обсуждений. Первая группа настаивает на радикальной правке уголовного законодательства, в частности на изменении предмета доказывания (обстоятельства, подлежащие установлению по делу). Вторая группа предлагает корректировать судебную практику, отмечает он.

Кудрин положений своей программы не раскрывал. Она должна стать «стратегией президента», глава государства сам «определит, что должно попасть в будущую стратегию, а что, может быть, вызовет избыточную болезненную реакцию и не будет взято в эту стратегию», говорил он в интервью РБК. Согласно документу (презентация ЦСР есть у РБК) доля малого и среднего бизнеса в ВВП к 2024 году должна вырасти вдвое — до 40%, а его оборот — увеличиться в два раза.