Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 17:16 МСК
Депутаты КПРФ поддержали спешащих кормить мужей женщин-депутатов Политика, 17:06 Ретейлеры предсказали продажи подарков детям на уровне 2015 года Бизнес, 17:04 Лучшие предложения рынка наличной валюты  17:00   USD НАЛ. Покупка 63,48 Продажа 63,51 EUR НАЛ. 67,98 68,20 Умер музыкант из King Crimson Грег Лейк Общество, 16:57 «Крымский диверсант» пожаловался в СКР на шестидневные пытки Политика, 16:55 В СПЧ пожаловались Путину на одобренный Общественной палатой отбор в ОНК Политика, 16:53 Начальник метро заявил о разрешении ситуации с «Мякинино» в 2017 году Общество, 16:46 В Туве найден четвертый обломок космического аппарата «Прогресс» Технологии и медиа, 16:43 В Минздраве назвали вывод абортов из системы ОМС дискриминацией Общество, 16:30 Инерция ошибок: в чем главная проблема бюджета России на 2017–2019 годы Илья Соколов Эксперт ЦСР Мнение, 16:26 Двух сотрудников антикоррупционного главка МВД задержали по делу о взятке Общество, 16:23 СБУ опровергла отмену черных списков для россиян на время «Евровидения» Политика, 16:21 Контрразведка ФРГ заметила «агрессивный кибершпионаж» со стороны России Политика, 16:17 Путин пообещал поговорить с Собяниным о вырубке парка «Кусково» Политика, 16:14 Путин поручил Иванову и Кириенко изучить закон об иноагентах Политика, 16:12 Трамп выбрал главным экологом США критика «зеленой энергетики» Политика, 16:03 ЕЦБ сохранил базовую ставку на рекордно низком уровне Финансы, 15:56 Греф назвал «самой успешной» сделку по продаже 19,5% «Роснефти» Бизнес, 15:47 Полонский отказался признать вину в хищении денег у дольщиков Политика, 15:39 Пролив Босфор закрыли для судоходства из-за аварии на танкере Общество, 15:38 В Госдуме высказались за закон о краткосрочных контрактах для призывников Общество, 15:35 Путин наградил орденами Мужества погибших в Сирии военных медиков Политика, 15:31 Путин обратил внимание правозащитников на атаку на госпиталь в Алеппо Политика, 15:28 Москва повторно протестирует систему распознавания лиц Политика, 15:19 Посол ЕС заявил об «оттолкнувшихся от дна» отношениях России и Европы Политика, 15:17 «Росгосстрах» опроверг сообщения о смене собственника Бизнес, 15:14 ЕС исключил авиакомпании Казахстана из списка ненадежных перевозчиков Общество, 15:10 Силуанов прокомментировал сделку «Роснефти» с Glencore и Катаром Экономика, 15:05
19 фев, 00:05
Светлана Бочарова
Нефтегазовые доходы бюджета России в январе сократились почти на треть
Здание Министерства финансов РФ Фото: Слава Алахов/ТАСС
Нефть дешевеет
МЭА предсказало снижение инвестиций в нефтяном секторе в 2017 году 24 ноя, 09:00 Глава Минприроды усомнился в открытии крупнейшего месторождения в США 17 ноя, 12:46 Еще 1054 материала
За первый месяц 2016 года российский бюджет получил почти на 30% меньше нефтегазовых доходов, чем год назад, следует из данных Минфина. Нефть Urals в январе стоила меньше $30, а бюджету на этот год нужно хотя бы $40

Из-за сверхнизких цен на нефть в начале года нефтегазовые доходы российского бюджета в январе сократились почти на треть по сравнению с январем 2015 года, причем экспортные пошлины на углеводороды принесли казне меньше половины (49%) от показателя годичной давности, сообщил Минфин в оперативном отчете об исполнении бюджета (копия есть у РБК).

Нефтегазовые доходы бюджета в январе составили 371,1 млрд руб. — это на 8% больше кассового плана (344,4 млрд руб.), сказано в отчете Минфина, который поступил в Госдуму. В то же время полученная сумма на 29% меньше нефтегазовых поступлений за январь 2015 года, отмечено в отчете. Налоговый маневр (увеличение ставок налога на нефть и газовый конденсат) способствовал значительному увеличению бюджетных доходов от налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) — на 21,5% по сравнению с январем 2015 года. Но увеличенные доходы от НДПИ не смогли компенсировать потери от снижения экспортных цен на нефть марки Urals: доходы от экспортных пошлин на нефть и газ в январе 2016 года составили лишь 49% от поступлений годичной давности.

В январе 2016 года средняя цена Urals составила $28,8 за баррель — на 38% ниже, чем в январе прошлого года, и на 44% ниже, чем в среднем за весь 2015 год. «Это экстремально низкая величина», — говорил министр экономики Алексей Улюкаев в эфире «Первого канала» 14 февраля. У Минэкономразвития есть стрессовый сценарий со средней ценой Urals в $25, но Улюкаев все же считает более реалистичной ценой $40 за баррель в 2016 году. Близкой точки зрения придерживается Минфин, который нацеливается на удержание бюджетного дефицита в пределах 3% ВВП при среднегодовой цене в $40, говорил ранее в феврале министр финансов Антон Силуанов.

Ставки экспортных пошлин на январь 2016 года рассчитывались в ноябре—декабре, когда цена Urals еще составляла $36–39/барр., оговаривается Минфин в отчете. И сокращение доходов от экспорта нефти могло оказаться еще большим, если бы не решение сохранить на 2016 год прошлогодние ставки экспортных пошлин (вместо их планировавшегося снижения), отмечает ведомство. Заморозка экспортных пошлин должна была бы принести казне 200 млрд руб. в этом году, но при ценах на нефть в районе $30 доход составит лишь 50 млрд руб., сообщало агентство Reuters 10 февраля со ссылкой на неназванных федеральных чиновников.

В целом доходы бюджета по сравнению с январем 2015 года сократились на 18% (на 235,9 млрд руб.), хотя бюджет за первый месяц года удалось исполнить с профицитом в 390,2 млрд руб. Дело в том, что расходы сократились еще сильнее — на 54% (на 842 млрд руб.) относительно января 2015 года. Власти сэкономили на госзакупках, следует из данных министерства: закупка товаров, работ и услуг уменьшилась на 676 млрд руб.

Единственный администратор, поступления от которого в бюджет в январе увеличились, — ФНС, собравшая налогов на 35% больше, чем в январе 2015 года. Доходы от Федеральной таможенной службы сократились на 37%, от остальных администраторов — на 61%, подсчитал Минфин. Рост доходов налоговой службы Минфин объясняет увеличением поступлений от НДС, НДПИ и табачных акцизов, а резкое сокращение доходов остальных администраторов связывает с невозвратом остатков субсидий и межбюджетных трансфертов регионами (сумму невозврата Минфин оценил в 110 млрд руб.).​

Фотогалерея Нефть по $170: о чем мечтают российские госменеджеры Глава «Роснефти» Игорь Сечин заявил в понедельник, что добыча нефти в России может быть в перспективе доведена до 700 млн т. Этот план можно назвать, мягко говоря... Показать 6 фотографий

Экспортных пошлин действительно пришло в бюджет мало, так будет и дальше, но пугаться этого не следует, говорит аналитик Экономической экспертной группы (ЭЭГ) Александра Суслина. Сокращение доходов от пошлин объясняется не только низкой ценой на нефть, но и тем, что основная нагрузка на нефтяную отрасль переложена на НДПИ, отмечает она. С 2016 года в рамках налогового маневра власти должны были повысить НДПИ, а экспортные пошлины снизить, напоминает Суслина. Но пошлины не снизили, а НДПИ все равно повысили.

Повышения цены нефти до приемлемого уровня в 2016 году эксперты ЭЭГ не ожидают. «Ожидаем, что она будет порядка $35–37/барр. в среднем за год», — говорит Суслина. В этих условиях властям придется в самом скором времени «предпринимать попытки наполнить бюджет чем-то еще», полагает она. По мнению Суслиной, наполнения бюджета власти будут добиваться в основном за счет сокращения расходов и привлечения заемных средств.

Заморозка экспортных пошлин при нынешних ценах «к большим результатам не привела», говорил ранее журналистам замминистра финансов Илья Трунин. Минфин предложит меры для компенсации недополученных от нефтяников доходов, сказал он. По мнению замминистра, «нужно определить допустимый уровень налоговой нагрузки при любом возможном уровне цен» на нефть. «Потому что ставки и шкалы ставок установлены таким образом, что при цене в $100 мы в виде налогов и пошлин изымаем в бюджет около 80% выручки, а при цене в $30 — гораздо меньше, чуть ли не в два раза меньше, — говорил Трунин. — Если мы считаем это справедливым, тогда ничего трогать не надо. А если мы не считаем это справедливым или мы считаем справедливым увеличить нагрузку на нефтяную отрасль, а на прочие отрасли — не повышать или снижать, то надо принимать другие решения». Но какой выбор будет в итоге сделан властями, Трунин не знает.