Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 18:33 МСК
Сирийские войска начали крупную наземную операцию в Алеппо Политика, 18:14 Лучшие предложения рынка наличной валюты  18:00   USD НАЛ. Покупка 64,10 Продажа 64,23 EUR НАЛ. 71,84 71,91 Резиденты поневоле: как Минфин «помог» проживающим за рубежом россиянам Александр Захаров партнер Paragon Advice Group Мнение, 17:59 ЦБ выявил вывод из «ЕвроАксис Банка» около 1 млрд руб. Финансы, 17:53 Богатейший китаец задумался о покупке учредителя премии «Золотой глобус» Бизнес, 17:29 Машина в Москве сбила пешехода на автобусной остановке Общество, 17:19 Galaxy Note 7 взорвался в руках владельца через сутки после покупки Технологии и медиа, 16:56 «Роснефть» ответила на сообщение о конфликте Сечина с главой «Транснефти» Бизнес, 16:53 Рубль укрепился к доллару вопреки падению цен на нефть Финансы, 16:45 Раскрывшего «карусель» на выборах в Петербурге журналиста будут судить Общество, 16:45 Неформальная встреча участников ОПЕК пройдет без России Политика, 16:25 Московское метро заключило контракт на размещение рекламы на десять лет Бизнес, 16:18 Врачи допустили выписку президента Киргизии из ЦКБ к концу недели Политика, 16:17 Компанию Илона Маска обвинили в краже интеллектуальной собственности Бизнес, 16:12 В Старом Осколе водители выстроили автобусы в надпись «Путин, помоги» Общество, 15:52 В Грузии завели дело о заговоре из-за аудиозаписи «разговора Саакашвили» Политика, 15:44 Погибших при пожаре на складе пожарных представили к орденам Мужества Общество, 15:35 Следствие отказалось амнистировать владельца SPI Group Юрия Шефлера Общество, 15:23 Путин призвал не спешить наращивать объемы экспорта зерна Экономика, 15:22 Альфа-банк заключил мировую по долгу с производителем танка «Армата» Бизнес, 15:19 Avito стала владельцем портала Domofond.ru Технологии и медиа, 15:05 «Роснефть» и Сбербанк создали совместное предприятие для газовых проектов Бизнес, 15:01 Медведев обсудил с премьером Турции совместные энергетические проекты Политика, 14:56 КНДР объявила о завершении разработки ядерного оружия Политика, 14:54 Куда идет Америка: о чем Клинтон и Трамп спорили на первых дебатах Политика, 14:47 После отравления 14 детей в реабилитационном центре Томска возбудили дело Общество, 14:43 УЕФА прокомментировал арест средств московского «Спартака» Спорт, 14:36 Жители Азербайджана проголосовали за увеличение президентского срока Политика, 14:33
4 дек 2015, 08:01
Ольга Волкова
Для федеральных клиник создадут отдельную часть в системе ОМС
Сотрудницы страховой службы во время выдачи полисов обязательного медицинского страхования (ОМС) Фото: Алексей Павлишак/ТАСС
Реформа больниц
В рейтинге здоровья Россия заняла место рядом с Сирией и КНДР 22 сен, 17:46 Путин установил правила ввоза в Россию сильнодействующих лекарств 2 июн, 18:46 Еще 107 материалов
Владимир Путин поручил правительству выделить в системе ОМС специальную часть для финансирования федеральных клиник. Это решит их текущие финансовые проблемы, говорят эксперты, но не исправит проблем системных

Владимир Путин в послании Федеральному собранию поручил правительству выделить в системе обязательного медицинского страхования (ОМС) особую федеральную часть. «Система ОМС территориальная, и прежде всего она поддерживает территориальные учреждения здравоохранения. Руководители крупных федеральных клиник, где делают как раз большинство высокотехнологичных операций, конечно, очень обеспокоены недофинансированием», — объяснил президент такую необходимость.

Соответствующие поправки в законодательство необходимо принять в весеннюю сессию парламента, наказал Путин. В промежутке деньги на бесперебойное оказание высокотехнологичной медицинской помощи нужно выделить «напрямую из федерального бюджета».

Почему недофинансируются федеральные клиники

Проблема, о которой говорит президент, возникла после того, как 1 января 2015 года в силу вступили поправки в закон об ОМС и российское здравоохранение перешло на систему «одноканального» финансирования. До этого средства в медицинские учреждения поступали по двум каналам — как из фондов ОМС, так и из бюджета. Теперь «финансирование следует за пациентом», доктор может назначить пациенту госпитализацию в любом регионе России, объясняет Андрей Гришковец, клинический интерн Клиники нефрологии, внутренних и профессиональных болезней им. Е.М. Тареева (1-й МГМУ им. Сеченова), бывший руководитель отдела «Общество» газеты «Коммерсантъ».

«Представим себе, что пациент идет в клинику и клиника оказывает ему амбулаторную помощь. Потом она подает документы в страховую компанию, компания их проверяет, и ФОМС перечисляет деньги клинике за этого пациента. Но если пациенту необходима госпитализация, возникает вопрос: куда именно его госпитализировать? Доктор может назначить пациенту госпитализацию в любом регионе РФ. Например, у нас в «первом меде» мощная служба, которая лечит васкулиты — воспаления сосудов. Поскольку заболевание сложное и требует специальных навыков, если в каком-то регионе пациент заболел васкулитом, врач отправит его к нам», — рассказывает Гришковец. Региональный фонд будет вынужден перечислить деньги в этот федеральный медицинский центр. Естественно, у региональных минздравов есть стимул оставлять максимум пациентов в своем регионе, объясняет эксперт, ведь территориальные клиники, которые принадлежат муниципалитетам, с точки зрения главы местного органа здравоохранения, должны финансироваться в первую очередь.

Если раньше у федеральных центров был стабильный поток пациентов — врачи других клиник предпочитали передавать сложные случаи в профильные федеральные центры, то с введением новой системы финансирования он резко снизился: федеральные клиники «просели». «В какой-то момент у нас поток пациентов сократился в два раза», — вспоминает Гришковец. Ситуацию удалось со временем исправить, объясняет врач, но только усилиями главных врачей и заведующих отделениями, которые звонили в регионы, напоминали, что они берут тяжелые случаи.

С одной стороны, у федеральных клиник стало больше времени на особенно сложных пациентов, рассуждает Гришковец, но с другой — они стали зависеть от воли региональных врачей. «А когда региональный врач оставляет такого пациента у себя, не факт, что он не переоценивает свои возможности. Пациент может все равно оказаться у нас, но в куда худшем положении».

«Действительно, существовал риск, что регион сделал бы все возможное и невозможное, чтобы оставить деньги внутри этого региона; в том числе был риск, что это будет не очень хорошо для пациента и совсем не хорошо для федеральных клиник», — соглашается заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Владимир Назаров.

В чем фундаментальная проблема

В стране прошла программа модернизации, и в очень многих регионах стали делать операции по ряду направлений не хуже, чем в федеральных центрах, утверждает Назаров, однако нельзя «в ручном режиме» регулировать, кого нужно и кого не нужно отправлять на лечение в федеральные клиники. «В каждом случае должен кто-то принимать решения, и лучше, чтобы его принимали врачи, а над ними осуществляли контроль страховые компании — те, кто заинтересован в наиболее рачительном использовании денежных средств», — полагает эксперт.

По мнению Гришковца, предложенную президентом меру можно сравнить с заплаткой: с одной стороны, у федеральных клиник, безусловно, станет лучше с деньгами, с другой стороны, более глобальную проблему — с распределением функций внутри системы здравоохранения — это не решит. «Нужно четко обозначить логику, по которой пациенты будут перемещаться в федеральный центр», — считает врач. Например, в случае тяжелых и редких заболеваний и в ситуациях, когда ни в регионе, ни в соседних с ним субъектах нет свободных «коек» под конкретное заболевание. «Необходимо заняться маршрутизацией потоков пациентов в стране, — резюмирует он, — и тогда в отдельном финансировании не будет необходимости».

Владимир Назаров считает, что маршрутизация — производная проблема от другой, по его мнению, более веской — отсутствия явно прописанных государственных гарантий. Идея в том, чтобы сформулировать, на что имеет право пациент, обладающий полисом ОМС, в каких условиях и по каким ценам. «Если вы четко знаете, что людям положено, а что нет, вы можете более четко управлять пациентопотоками, — объясняет он. — Если при дефиците ресурсов непонятно, что кому положено, то это идет на усмотрение тех или иных органов — кого госпитализировать, куда госпитализировать, и там уже есть поле для манипуляций». Уже сейчас существуют ограничения на то, какую помощь могут оказывать разные уровни медицинских учреждений, но они не всегда достаточно четкие, говорит Назаров.

Средств на федеральную часть в ОМС, о которой сказал президент, должно хватить, уверен Назаров. Если в 2014 году взнос с работодателей в Федеральный фонд ОМС по ставке 5,1% выплачивался только с базы в пределах 624 тыс. руб., то в 2015 году этот порог отменили. То есть в системе появляются дополнительные средства. Раньше они шли бы в федеральный бюджет, а оттуда на финансирование тех же федеральных медицинских учреждений. «Президент предложил компромиссный вариант, когда они идут в ОМС, но внутри ОМС обособляется некий фонд, который защищает интересы этих федеральных центров», — объясняет Назаров.​