Прямой эфир

К сожалению, ваш браузер
не поддерживает
потоковое видео.

Попробуйте

установить Flash-плеер
Лента новостей 11:28 МСК
СМИ узнали об увольнении генпрокурора Украины после ультиматума Байдена Политика, 10:58 СКР возбудил дела против глав Минобороны и Генштаба Украины Политика, 10:33 В ДТП с микроавтобусом в Ростовской области погибли два человека Общество, 10:25 Биржевой курс доллара превысил 65 руб. Финансы, 10:15 Турецкие танки и самолеты нанесли удары по позициям ИГ в Сирии Политика, 10:00 Призеры ОИ в Пекине из России попались на допинге при перепроверке проб Общество, 09:33 Как это сделать: защитить свои права в спорах с арендодателем Тимофей Ермак Адвокат, партнер адвокатского бюро «Юрлов и партнеры» Мнение, 09:30 СМИ узнали об увеличении числа жертв землетрясения в Италии до 14 человек Общество, 09:14 Рефтинская ГРЭС полностью восстановила работу после аварии Общество, 08:39 Землетрясение в Италии. Фоторепортаж Фотогалерея, 08:37 «ВымпелКом» и Tele2 договорились о создании совместной сети в 27 регионах Технологии и медиа, 08:20 Власти Италии сообщили о жертвах в результате землетрясения Общество, 07:34 В Новосибирске пьяный мужчина открыл стрельбу по пожарным Общество, 07:15 Вооруженный ножом мужчина атаковал постояльцев в хостеле в Австралии Общество, 06:35 Производители заявили о риске исчезновения части медизделий в России Общество, 05:58 Турецкая армия начала освобождение захваченного ИГИЛ города в Сирии Политика, 05:46 В Центральной Италии произошло землетрясение магнитудой 6,4 Общество, 05:15 СМИ узнали о предложении вернуть рекламу алкоголя на ТВ и в интернет Бизнес, 05:00 The New York Times сообщила о хакерской атаке на свое московское бюро Политика, 04:47 Премьер Японии назвал «непростительным» запуск КНДР баллистической ракеты Политика, 03:50 СМИ узнали о переговорах с Huawei и Lenovo по реализации «закона Яровой» Политика, 03:46 Два взрыва произошли на таиландском курорте Общество, 03:05 ЦБ увидел риск роста напряженности в обществе в бонусах топ-менеджеров Бизнес, 03:00 ТАИФ нашла партнера для совместного участия в приватизации «Башнефти» Бизнес, 01:57 Опрос показал увеличение отрыва Клинтон от Трампа до 12% Политика, 01:51 КНДР произвела пуск баллистической ракеты с подлодки Политика, 01:16 В Дагестане ликвидировали двух вооруженных участников бандподполья Общество, 00:43 Tesla представила новые модели электрокаров Технологии и медиа, 00:41
25 фев, 23:02
Георгий Макаренко
Морские миллиарды: как норвежец заработал $9 млрд на судах, нефти и рыбе
Бизнесмен норвежского происхождения Джон Фредриксен Фото: Reuters/Pixstream
Бизнесмен норвежского происхождения Джон Фредриксен начинал как судовладелец, а в итоге сколотил состояние на всем, что может подарить море: от рыбы до шельфовой нефти

Как рыба в нефти​

«Когда стоимость пятикилограммовой семги в январе [2016 года] превысила стоимость барреля нефти, никто из нефтяников этому не радовался, — писали журналисты агентства Bloomberg в своем исследовании в конце февраля. — Для Джона Фредриксена, сколотившего состояние на танкерах и шельфовой нефти, это стало хоть каким-то утешением. Ведь за последние полтора года его богатство сократилось на 40%, при этом стоимость его вложений в рыбное хозяйство выросла наполовину».

Летом прошлого года, подсчитало издание, производитель морепродуктов Marine Harvest впервые стал самым дорогим активом в портфеле норвежца Фредриксена. До этого долгие годы самым ценным вложением Фредриксена была доля в буровой компании Seadrill, основателем и председателем совета директоров которой является бизнесмен. Через цепочку холдингов Фредриксен обладает примерно равными долями в Seadrill и Marine Harvest — 23 и 26% соответственно. Стоимость этих активов отличается теперь почти в девять раз: $193 млн против $1,7 млрд.

Всего Фредриксену принадлежит пять инвестиционных фондов, управляющих долями в 16 компаниях: помимо рыбного промысла и бурения на шельфе они занимаются судоходством, логистикой нефтедобычи и прочими нефтесервисными услугами. Особняком стоит нефтетрейдер Arcadia Petroleum, принадлежащий лично Фредриксену. Поскольку основную деятельность бизнесмен ведет в нефтяной отрасли, с падением цен на сырье летом 2014 года размер его состояния упал почти вдвое. В июле 2014 года Bloomberg оценивал его в $17,1 млрд.

По счетчику «реального времени» журнала Forbes состояние Фредриксена на конец февраля составляет $8,7 млрд. Bloomberg щедрее: на 25 февраля агентство оценивало его состояние в $10,4 млрд. Более половины этой суммы ($5,7 млрд) приходится на наличные запасы, $4 млрд составляют портфельные инвестиции и около $1 млрд — личная собственность.​

Затянули пояса

В четверг, 25 февраля, на следующий день после публикации Bloomberg, Seadrill опубликовала свои финансовые итоги за 2015 год. Несмотря на кризис, компании удалось затянуть пояса, сократить свои затраты на $832 млн (против запланированных $600 млн) и значительно превысить прогноз по чистой прибыли: $285 млн против ожидавшихся $238 млн (рост к 2014 году на 82%). На этой новости акции Seadrill на бирже в Осло взлетели на 8%, до 15,2 кроны за бумагу (около $1,75). Правда, за последние два года котировки Seadrill упали на 93%.

Осло — Нью-Йорк — Сингапур

Джон Фредриксен родился в мае 1944 года в оккупированной немцами Норвегии. Его отец, Гуннар Фредриксен, работал профессиональным сварщиком в государственном концерне «Норвежские железные дороги», а мать, Йоханна Эрбек, управляла буфетом. Детство и юность будущий бизнесмен провел в городке Эттерстад, рабочем пригороде Осло. В 1946 году он вошел в состав Осло и с тех пор является одним из спальных районов норвежской столицы.

Во время войны немецкая армия на полную мощность использовала транспортную инфраструктуру Норвегии — советские историки подсчитали, что к концу 1943 года в стране были дислоцированы 380 тыс. военнослужащих. В Берлине разрабатывались планы постройки вблизи норвежского Тронхейма «северной столицы» рейха, мегаполиса, который стал бы важным транспортным узлом. Железнодорожный бум позволял рабочей семье Фредриксенов сводить концы с концами. Джон Фредриксен еще в юности решил пойти по стопам отца в транспортную отрасль, но выбрал он не железные дороги, а море — хоть его дом и находился недалеко от центральной товарной станции Осло, за ней располагался порт.

В 16 лет Джон нанялся курьером в местную пароходную компанию Blehr og Tenvig, которая предоставляла брокерские услуги по фрахту перевозивших рыбу судов. Параллельно Фредриксен пытался учиться в вечерней школе, но бросил ее, решив заняться самообразованием, заодно накапливая деловой опыт. Вскоре ему предложили должность брокера.

Четыре года спустя Фредриксен покинул родную Норвегию: ему поступило предложение о трудоустройстве от канадского отделения норвежской компании Fjell Navigation, и молодой специалист перебрался в Монреаль. В Канаде он задержался лишь на полгода, после чего, недовольный условиями работы, попросил перевести его в офис корпорации в Нью-Йорке. Новый руководитель Джона, Торстен Фосс, предоставил ему как начинающему брокеру полную свободу действий — в частности, право получать комиссию от сделок.

Такой подход со стороны своего непосредственного начальства развязывал руки молодому бизнесмену, но при этом Фредриксен оказался погруженным в бизнес практически без поддержки и стал подыскивать себе другую работу. «Билетом на родину» для него стало предложение менеджера Оле Шрёдера из норвежской судоходной компании A.O. Andersen — проработав год в Нью-Йорке, Фредриксен вернулся домой.

В Норвегии, однако, он задержался ненадолго — уже через два года он отправился в Сингапур на место замруководителя регионального отделения международной судоходной корпорации Wallem & Co. Компания была основана в 1903 году в Шанхае и работала исключительно в Юго-Восточной Азии: Гонконг (позже сюда перебралась штаб-квартира фирмы), Таиланд, Филиппины. Сингапурский офис был открыт еще в 1958 году, но только к концу 1960-х годов работа там стала привлекательной — островное государство приобрело славу одного из наиболее перспективных рынков благодаря начавшимся незадолго до того антикоррупционным реформам Ли Куан Ю.

За несколько месяцев Фредриксен освоился на этом совершенно незнакомом для себя рынке и к 25 годам уже возглавлял сингапурское отделение Wallem & Co. Но уже через год он уволился из компании, которую к тому времени выкупили британцы. Если раньше Фредриксен занимался в основном перевозками рыбы, то из Сингапура на родину он вернулся опытным молодым специалистом по фрахтованию танкеров.

Норвежская нефть

По времени начало деловой карьеры Джона Фредриксена и ее стремительный взлет совпали с нефтяным бумом в его родной Норвегии. Залежи нефти и газа были обнаружены на принадлежащем королевству шельфе в Северном море в начале 1960-х годов. Толчком к этому стало обнаружение большого месторождения газа у берегов Нидерландов в 1959 году. Несколько лет частные транснациональные корпорации, получив от правительства лицензии, проводили разведку, после чего с 1966 года началось бурение первых скважин.

Изначально отдача от этих предприятий была скромной, и только в августе 1969 года нефтяники открыли первое крупное месторождение — нефтегазоносный район Экофиск в юго-западной части норвежского шельфа. Его разработкой занималась американская фирма Phillips Petroleum, которая ныне входит в корпорацию ConocoPhillips. К началу 1980-х годов объем добычи на Экофиске превышал 400 тыс. барр. ежесуточно, сейчас же показатель опустился примерно до 130 тыс. барр.

​За прошедшие десятилетия добыча нефти и газа стала основой энергетики Норвегии. К 2014 году, по данным Международного энергетического агентства (МЭА), 44% вырабатываемой страной энергии (в тоннах нефтяного эквивалента) приходилось на нефть, еще 15% — на газ.

Начало нефтяного кризиса нанесло Норвегии немалый ущерб. За эти полтора года норвежская крона на треть ослабела к доллару США (и впервые за много лет упала ниже шведской кроны). Девальвация кроны не спасла от обвала нефтяной выручки даже в национальной валюте. В 2015 году стоимость экспорта нефти составила 450 млрд против 551 млрд крон годом ранее. При текущем курсе это около $52 млрд и $63,6 млрд соответственно. Доля же нефти в экспортных доходах страны упала с 45,2 до 38,7%.

Опасные вложения

В Сингапуре Фредриксен познакомился с рисковыми деловыми решениями, которые вряд ли пришли ему в голову, оставайся он в Норвегии. Например, он с готовностью арендовал старые сухогрузы, фрахт которых обходился гораздо дешевле. Первый такой проект провалился: нагруженный цементом корабль вынужденно простаивал в нигерийском порту Лагос, пока арендная плата опустошала резервы Фредриксена.

К морским перевозкам нефти Фредриксен вернулся несколько лет спустя — благодаря геополитике. В начале 1970-х годов он работал в Бейруте, организовывая через свою новую компанию Northern Shipping поставки арабской нефти через Ливан в Европу. С началом «войны Судного дня» ОПЕК объявила эмбарго на продажу нефти странам, поддерживающим Израиль. С падением предложения мировые цены на нефть взлетели, и поставщикам стало невыгодно использовать крупнотоннажные танкеры. Многие перевозчики банкротились, их суда оставались ржаветь в доках.

Напротив, Фредриксен увидел в разворачивающемся энергетическом кризисе новые возможности. Используя свои знания в отрасли, связи в арабском мире и накопленные средства, он брал неиспользуемые танкеры в долгосрочную аренду, впоследствии выкупая их. Ненадолго нефтяные цены стабилизировались, что позволило Фредриксену собрать собственный флот в относительно мирных условиях. В 1979 году обрушение добычи в Иране (а затем и в Саудовской Аравии) привело к очередному скачку цен. На нем бизнесмен, по данным Bloomberg, заработал $40 млн.

Еще через несколько лет бизнесмен воспользовался ирано-иракской войной. Прямые поставки нефти по трубопроводу из Ирана в Сирию (ключевому союзнику Тегерана) оказались невозможны, и компания Фредриксена предложила Исламской Республике свои услуги по транспортировке нефти танкерами. С тех пор бизнесмен предпочитает работать в политически нестабильной обстановке: чем выше ставки, тем выше и прибыль.

Оборот вокруг своей оси

Рискуя, Фредриксен не всегда выигрывал. Так, в 1986 году он был арестован по обвинению в мошенничестве и провел четыре месяца в тюрьме. Норвежская прокуратура обвинила Фредриксена и нескольких руководителей его компании в том, что с их ведома экипажи фактически крали перевозившуюся ими нефть, используя ее в качестве топлива для своих кораблей. Ему были предъявлены обвинения в мошенничестве, а также в создании угрозы жизни членов экипажа — ведь вместо бункерного топлива использовалась сырая нефть. Сам бизнесмен до сих пор категорически отвергает обвинения, хотя ему и пришлось 30 лет назад пойти на мировое соглашение.

Неприязнь к норвежским властям, запутанное законодательство и высокие налоги привели в итоге к тому, что Фредриксен в 2006 году отказался от норвежского паспорта, получив гражданство Кипра. Благодаря такому шагу он стал богатейшим жителем этой страны и возглавил в 2015 году «индекс Робин Гуда» по версии Bloomberg — от раздела его состояния киприоты выиграли бы больше всех других народов.

Другая неприятность, постигшая Фредриксена, — авария его танкера Sea Empress у берегов Британии в феврале 1996 года. Судно отклонилось от курса, и его выбросило на скалы, в море попали около 73 тыс. т североморской нефти. Судно принадлежало другой компании, Oriental Ocean Shipping, и ходило под флагом Либерии, но Фредриксен публично признал себя конечным владельцем танкера и даже подумывал о том, чтобы завершить карьеру судовладельца. К этому времени он уже два года интересовался другим бизнесом — добычей нефти с морского шельфа, но к настоящим инвестициям в добывающую отрасль он пришел лишь десять лет спустя. Так и не покинув судоходный бизнес, в 2005 году Фредриксен основал компанию Seadrill. Путем слияний и поглощений он создал из нее один из крупнейших в отрасли концернов с ежегодным оборотом свыше $5 млрд. Теперь же рынок сам возвращает Фредриксена к тому, с чего он начинал полвека назад, — к рыботорговле.

Фредриксен и Россия

В мае 2014 года «Роснефть», NADL и компания Фредриксена Seadrill, которая владеет 70% NADL, договорились о приобретении российской компанией 30% NADL в обмен на активы и инвестиции. Сумма сделки должна была составить около $1 млрд — на эту сумму «Роснефть» внесет в уставный капитал NADL 100% в «РН-Бурение», еще $300 млн компания предоставит наличными. Вторая часть сделки предполагала привлечение к реализации проектов «Роснефти» на шельфе шести морских буровых установок​ NADL. Сумма этой сделки, как сообщалось в июле 2014 года, составила $4,25 млрд.

Ожидалось, что сделка между «Роснефтью» и NADL будет закрыта до конца 2014 года, но была перенесена на май 2015 года. Осенью 2014 года агентство Bloomberg отмечало, что шельфовые контракты с «Роснефтью» могут увеличить портфель заказов NADL на 65%.

В начале января 2015 года «Роснефть» решила отложить свой шельфовый проект в Арктике — компания перенесла бурение скважины в Карском море на 2016 год. Агентство Reuters отмечало, что компания рассчитывает определиться с подрядчиком до апреля—мая 2015 года. В числе вариантов называлась покупка буровых у NADL, а также фрахт нефтяной платформы в Китае или Корее. В апреле 2015 года «Роснефть» и NADL перенесли сделку по обмену активами с мая 2015 года на срок до 31 мая 2017 года.