Партнер тренда
Ирина Рейдер: «Считаю себя евангелистом шеринга»
Гендиректор российского подразделения BlaBlaCar рассказала РБК, каково быть женщиной-руководителем в традиционно «мужской» отрасли
Фото: Юрий Чичков для РБК

Здороваясь с человеком, Ирина Рейдер протягивает руку — она говорит, что ей нравится этот жест.

«Для меня рукопожатие — такой же символ равноправия, как и открытости друг другу, которую я предлагаю собеседнику, — объясняет Рейдер. — В бизнес-этикете, особенно если это касается международных встреч, этот жест уже не имеет гендерного подтекста: когда люди знакомятся, они жмут друг другу руку. Но в России я раньше постоянно задумывалась, уместно ли это сейчас. В какой-то момент решила, что хватит, буду всегда пожимать руку, потому что это символизирует доверие и открытость, приглашает к партнерству».

Рейдер близки идеи, продвигаемые феминистским движением, хотя фразы «я феминистка» она старается избегать. Ирина подчеркивает, что во всем ищет баланс — как дома, в семье, где воспитывает двоих сыновей, так и на работе, где руководит российским подразделением международного карпулингового сервиса BlaBlaCar. Россия — крупнейший для компании рынок.

Блоги РБК: Ирина Рейдер

«Единорог»-путешественник

Путешествия — тема, вокруг которой, собственно, и вертится вся сознательная жизнь Рейдер. Главное из них Ирина совершила в 2001-м, когда, окончив школу с золотой медалью и поступив в МФТИ, собрала вещи и переехала из Саранска в подмосковный Долгопрудный, где находится сильнейший технический вуз России. Там Рейдер училась не хуже, чем в школе: средний балл ее бакалаврского диплома по специальности «прикладная математика и физика» — 4,7. Дальше была магистратура, совмещаемая с работой в крупнейшей российской консалтинговой компании Strategy Partners (тогда она называлась «Стратегика»).

Потом Ирина вышла замуж и ушла в декрет, и тогда они с мужем основали стартап, идея которого родилась из домашних обсуждений. «Мы любили ездить в необычные путешествия, — вспоминает она. — Но такого ресурса, где можно было бы найти, спокойно выбрать, удобно сравнить разнообразные варианты поездок, тогда не было. Так, сначала во многом для себя, мы стали делать проект маркетплейса, в котором гиды и маленькие туроператоры могли бы размещать свои предложения, а потом напрямую работать с клиентами. Про Airbnb мы тогда ничего не знали, но по функционалу наш проект HipClub работал ровно так же, как Airbnb».

Рейдер и ее супруг собирались «строить большого «единорога», в общей сложности им удалось привлечь около $5 млн — в 2009–2010 годах иностранные инвесторы охотно вкладывались в российский рынок, видя в нем большой потенциал. Были открыты офисы в Москве, Санкт-Петербурге, а также в Минске, в них работали около 90 человек.

«В основу концепции мы заложили желание построить действительно честный тревел-проект. Ведь в индустрии туризма очень много непрямого обмана: вам говорят, что тур продается со скидкой 30%, хотя на самом деле это не так. Мы создавали компанию, которой клиенты могли бы доверять, но допустили типичную ошибку начинающих предпринимателей — год разрабатывали первый продукт, в который заложили функционала в десять раз больше, чем было нужно. А потом случились 2013–14 годы, когда навалилось все сразу — Крым, закрылись Египет и Турция, почти в два раза подскочил доллар. Стало понятно, что «единорога» у нас не получается, хотя HipClub до сих пор существует в формате небольшого тревел-проекта».

Нам (не) по пути

Параллельно с попытками спасти стартап Рейдер проходила собеседование в компании Uber. Интервью с разными департаментами и начальниками продолжались на протяжении пяти месяцев. Их итогом стало назначение Ирины на должность генерального менеджера по экспансии в регионы.

«Я пришла, и уже практически через полтора месяца мне надо было запускать новый город и давать пресс-конференцию для 30 журналистов, — вспоминает Рейдер. — Конечно, изначально это пугает, так как ни в консалтинге, ни в стартапе я не коммуницировала с медиа, тем более в таком открытом формате. Но такие челленджи нужны, они меняют тебя как человека. И на российском рынке Uber, в принципе, достаточно органично развивался. В отличие от той же Америки, где случалось много скандалов. Но думаю, у компании в любом случае большое будущее: они сейчас делают ставку на то, чтобы организовать все транспортные опции в одном суперприложении. Интересно будет наблюдать за тем, как это будет развиваться».

Сейчас Рейдер наблюдает за Uber, который в 2017 году в России объединился с «Яндекс.Такси», со стороны. В сентябре 2018 года она возглавила российский BlaBlaCar. В конце того же года произошло самое трагическое в российской истории BlaBlaCar происшествие. 29-летняя москвичка, директор двух московских ресторанов Burger King Ирина Ахматова, отправилась в Тулу, прихватив с собой попутчика, которого нашла через приложение BlaBlaCar. До места назначения девушка не доехала, ее тело было найдено под Серпуховом.

«Для всей нашей компании это была трагедия и шок, мы до сих пор переживаем по этому поводу, — признается Рейдер. — Так как это произошло перед новогодними праздниками, многие уже были в отъезде. Но нам удалось быстро, за несколько часов, передать всю информацию полиции. Мы собираем большое количество данных и можем проследить перемещение любого человека, который зарегистрирован на нашей платформе, в данном случае это сработало». Попутчик Ирины Ахматовой вскоре был найден, он признался в убийстве с целью ограбления.

На популярности BlaBlaCar, по словам Рейдер, это не отразилось. Более того, происшествие, вероятно, повлияло на то, что пользователи сервиса стали охотнее проходить верификацию по паспортам. Меньше чем за год добровольно верифицировали данные о себе более 1 млн человек.

Следующий большой шаг, который карпулинг планирует сделать в России, — монетизировать сервис, то есть начать брать плату за возможность использования приложения и совершения поездок. Руководство BlaBlaCar надеется, что аудитория уже достаточно лояльна к сервису и необходимость платить дополнительные деньги не повлияет на желание пользователей продолжать «шерить» автомобили, а также автобусы, которые с нынешнего года получили возможность предоставлять свои услуги через BlaBlaCar.

«В Uber мне нужно было поделить 16 городов, в которых мы работали, на условные регионы, и я тогда объединила Казань и Уфу в один, так как в целом они находятся по российским меркам довольно близко друг к другу, — рассказывает Рейдер. — Только потом я узнала, что между этими городами нет прямого поезда. Наш менеджер, который занимался этим регионом, пользовался именно BlaBlaCar и ни разу не ездил между городами на автобусах. Так получилось, что автобусы немного выпали из приоритета большей части населения, особенно молодой. Мы же в BlaBlaCar решили, что наши пользователи все-таки должны иметь выбор, ехать с попутчиком или на автобусе».

С пользователями сервиса Рейдер старается общаться не только виртуально, читая их отзывы и замечания, но и реально: одна из ценностей компании — Be the Member, то есть не только работай на сервис, но и пользуйся им. «В первый раз, когда я взяла с собой попутчиков, было немного некомфортно, но я быстро привыкла, — рассказывает Рейдер. — Это действительно важный опыт, который помогает лучше понять людей. И знаете, в карпулинге есть такой важный момент, мы даже проводили отдельное исследование на эту тему: когда люди смотрят в одну сторону, но не в глаза друг другу, то им намного проще начать откровенный разговор, комфортнее «шерить» пространство. Согласно другому опросу, который мы организовывали, 30% людей узнавали что-то новое во время поездок. Я, кстати, в их числе».

Золотая середина

Говоря о шеринг-экономике, Рейдер называет себя ее евангелистом — ей нравятся мобильность и свобода, которые шеринг дает людям. Она признает, что риски при этом выше, но зато и активы используются намного эффективнее, и возможностей у каждого человека для комфортного существования появляется гораздо больше.

Консерватизм и скепсис, с которыми многие люди относятся к шерингу, рано или поздно будут преодолены, уверена Рейдер. Это лишь один из предрассудков и вопросов времени. Как тот же сексизм, с которым, несмотря на учебу в одном из самых «мужских» вузов (в начале 2000-х число девушек среди студентов не превышало 10%) и на работу в традиционно «мужской» отрасли транспортных перевозок, Рейдер долгое время не сталкивалась. По-настоящему оценить масштабы проблемы Ирина смогла только после звонка от редактора передачи «Доброе утро», выходящей на «Первом канале». Гендиректора BlaBlaCar пригласили на съемку, но потом передумали, когда узнали, что она женщина. У зрителя, пояснил редактор канала, «есть стереотипы»: автомобильным экспертом непременно должен быть мужчина, точно не женщина.

«На самом деле общество сначала находится в какой-то одной крайности, потом оно должно перейти в другую крайность, а в итоге прийти к золотой середине, — уверена Рейдер. — Я за серединку, баланс во всем. В том числе, кстати, и в шеринг-экономике. Я верю, что новая реальность [которую сформирует как шеринг-экономика, так и феминизм] будет намного более позитивная. И люди в ней будут более свободными».

Карпулинговый сервис BlaBlaCar придумал француз Фредерик Маззелла в 2003 году, три года спустя компания начала работу. Вместе с двумя другими основателями компании — Францисом Напесом и Николасом Брюссоном Фредерику удалось превратить идею в крупнейший в мире карпулинговый сервис. Сейчас пользователями BlaBlaCar являются более 80 млн водителей и пассажиров в 22 странах мира. Более 22 млн человек совершают поездки через BlaBlaCar ежеквартально. Среднее расстояние таких поездок — 300 км.