Лента новостей
Сборная России по биатлону выиграла золотую медаль на чемпионате Европы Спорт, 17:06 Глава «Сибура» назвал срок строительства аэропорта в Тобольске Бизнес, 16:50 Лавров заявил о заражении ЕС «бациллой американской вседозволенности» Политика, 16:38 Назарбаев объявил об отставке правительства в интересах народа Казахстана Политика, 16:36 В Венгрии переезд штаб-квартиры банка МИБ сочли «троянским конем Путина» Финансы, 16:33 Боюсь рисковать: как открыть агентство бренд-коммуникаций РБК и «Билайн» Бизнес, 16:30 Аэропорт Дублина приостановил полеты из-за дрона Общество, 16:22 Bitcoin теперь можно заработать в Twitter Крипто, 16:22 Националист Демушкин прокомментировал вызов в полицию Общество, 16:18 Чешскому миллиардеру разрешили купить до 35% акций Metro Бизнес, 16:14 СМИ анонсировали переход защитника «Зенита» в «Ростов» Спорт, 16:10 Эрмитаж эвакуировали после сообщения о минировании Общество, 15:57 Роскомнадзор составил протокол на Twitter о хранении данных Технологии и медиа, 15:55 ВЭБ оценил потери граждан при переходе в негосударственные фонды Финансы, 15:53
Технологии и медиа ,  
0 
Рискованная ставка: как повышение НДС ударит по исполнителям госзаказов
Исполнители госзаказов опасаются, что повышение НДС с 1 января сделает их контракты невыгодными: в них невозможно заложить новую ставку налога. Сильнее других может пострадать ИТ-отрасль, следует из письма ТПП в министерства
Фото: Василий Кузьмиченок / ТАСС

Совет Торгово-промышленной палаты (ТПП) по развитию информационных технологий и цифровой экономики предупредил о сложностях, с которыми могут столкнуться ИТ-компании, исполняющие госконтракты, после повышения ставки НДС с января 2019 года. Об этом говорится в письме председателя совета Николая Комлева в адрес Минкомсвязи, Минфина и Минпромторга (копия есть у РБК, ее подлинность подтвердил Комлев).

Как отмечается в письме совета ТПП, на исполнении ИТ-компаний находится множество государственных и муниципальных контрактов, заключенных в 2018 году и ранее, срок исполнения которых истекает после 1 января 2019 года. В то же время в законе, увеличивающем ставку НДС после января 2019 года с 18 до 20%, вопросы, связанные с переходом, не урегулированы, а также не урегулирована однозначно возможность увеличения стоимости контрактов в связи с увеличением налоговой ставки.

РБК разбирался, кого коснется проблема и почему с жалобой обратились только участники ИТ-рынка.

Почему могут возникнуть проблемы

Согласно федеральному закону № 303 с 1 января 2019 года в России повышается ставка налога на добавленную стоимость с 18 до 20%.

28 августа Минфин опубликовал информационное письмо с разъяснением по вопросам изменения цены контрактов, заключенных по федеральному закону № 44, регулирующему закупку товаров, работ и услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд. Из него следовало, что перезаключать госконтракты в связи с новой ставкой НДС могут только поставщики по крупным и долгосрочным контрактам. В частности, речь идет о контрактах, которые заключены более чем на три года (поставки для федеральных или региональных нужд) или более чем на год (муниципальные нужды), а стоимость контракта превышает 10 млрд, 1 млрд и 500 млн руб. соответственно.

В письме совета ТПП сделан вывод, что во всех остальных случаях налог будет уплачиваться за счет поставщика, заключившего госконтракт на сумму, меньшую указанной в письме Минфина. «Предоставление возможности изменения стоимости контракта только поставщикам, имеющим крупные и долгосрочные контракты, ведет к неравенству условий предпринимательской деятельности», — указывается в письме. Совет ТПП просит пояснить, как оформлять переходные контракты так, чтобы изменения не привели к проблемам с ФНС.

Представитель пресс-службы Минфина России подтвердил, что министерство получило письмо совета ТПП, и сообщил, что оно «будет рассмотрено в рабочем порядке». Представители Минпромторга и Минкомсвязи не ответили на запрос РБК на момент публикации.

В Федеральной налоговой службе сообщили, что вопрос не относится к компетенции ведомства.

Согласно данным сайта zakupki.gov.ru, за 2018 год различные госорганы разместили на сайте более 2,9 млн извещений о закупках на сумму почти 7,4 трлн руб.

Кого коснется проблема

Как пояснил Николай Комлев, средняя стоимость госконтрактов в сфере ИТ составляет 100–200 млн руб. Большинство из этих контрактов заключается на срок не более 12 месяцев, например на поставку программного обеспечения, картриджей, принтеров и т.д. ​«Однако есть компании, которые занимаются фундаментальной ИТ-разработкой в рамках госконтракта, и этот процесс занимает больше года. Например, это разработчики программного обеспечения или ИТ-систем. Как правило, эти контракты обладают очень низкой маржинальностью и, помимо инфляции, не учитывают прочих рисков. По таким компаниям сильно ударит повышение НДС и ​отсутствие возможности перезаключить госконтракт», — сказал Комлев.

Еще одна категория поставщиков из сферы ИТ — системные интеграторы (компании, предоставляющие услуги по созданию, развитию и сопровождению ИТ-структуры предприятий). Они попадают под исключение Минфина, но у них возникает проблема с тем, что они не до конца понимают, как именно они могут пересчитать госконтракт и как им учитывать повышение ставки НДС. Просьба о пояснении со стороны профильных ведомств исходит в основном от них, пояснил Комлев.

При этом председатель совета ТПП признал, что проблема с повышением НДС касается всех отраслей, не только ИТ. «Особенно тех отраслей, в которых много «переходящих» контрактов. Это компании, которые занимаются опытно-конструкторской деятельностью и выполняют заказы, с которыми невозможно уложиться в срок 12 месяцев. Например, проектирование самолетов или масштабное строительство», — отметил Комлев.

«Это очень серьезный вопрос, который может ударить по ценообразованию в контрактах, — сообщил РБК президент ГК «АБЗ-1» (подрядчик дорожной отрасли) Владимир Калинин. — Мы сейчас активно консультируемся с госзаказчиками, изучаем этот вопрос, потому что непонятно, как он будет решаться».

Чем это обернется для участников рынка

Для компаний, которые не смогут перезаключить контракт, повышение ставки НДС обернется убытками. По оценке Комлева, убыток исполнителя составит примерно 3% от суммы контракта.

Партнер, руководитель налоговой практики Bryan Cave Leighton Paisner (ранее Goltsblat BLP) Евгений Тимофеев говорит, что, пока нет четких разъяснений от Минфина, всех беспокоит, что делать. «Налоговая ставка регулируется не контрактом, а законом. Если в контракте была записана общая сумма, включая НДС, то компании придется отказаться от части своей прибыли из-за роста ставки», — говорит эксперт. Проблемы будут также у тех, кто указал в контракте старую ставку НДС.

«Поставщики заинтересованы переложить повышение НДС на покупателей, но у ФНС могут возникнуть вопросы, почему покупатели оплатили поставщикам НДС по ставке 20%, тогда как в контракте указаны 18%. Налоговая может потребовать доплатить разницу в бюджет», — отмечает Евгений Тимофеев.

По словам Владимира Калинина, если потери бизнеса из-за изменения правил игры не будут учтены, «это беда». «Часто так бывает, что принимается какое-то решение судьбоносное, а потом страдает отрасль. Мы пока не понимаем, что нас ждет», — оговорился он.

Глава представительства Acer в России Дмитрий Кравченко уверен при том, что повышение ставки НДС является существенным внешним фактором, который должен учитываться в дополнительном соглашении с заказчиком.

Как пояснил член экспертного совета по закупкам при правительстве России Михаил Шелоумов, по 44-ФЗ цена контракта является фиксированной, ее нельзя увеличивать, за исключением случаев, прописанных в ст. 95. Она допускает увеличение количества предусмотренного контрактом товара, объема работ или услуг не более чем на 10% по предложению заказчика, но они должны оплачиваться, исходя из той же стоимости, что указана в контракте. По словам Шелоумова, на узкоспециализированных рынках, где не так много поставщиков, заказчики за них сильно держатся. «Невозможность изменить сумму контракта с учетом новой ставки НДС может привести к возникновению серых схем по оплате поставщикам за выполненный объем работ», — указал он.