Лента новостей
Банк «Восточный» получил второй за месяц иск от своего акционера Финансы, 22:06 Путин обсудил с Макроном и Меркель «провальную политику Порошенко» Политика, 22:01 Власти назвали причину остановки трех поездов в тоннеле московского метро Общество, 21:51 Жители села Центарой согласились назвать его в честь Ахмата Кадырова Общество, 21:33 Как уральские розы стали соперничать с голландскими РБК и ВТБ, 21:31 Московское метро опубликовало кадры эвакуации пассажиров из поезда Общество, 21:26 ЦБ ужесточил требования защиты денег вкладчиков банков от киберугроз Финансы, 21:20 МИД назвал новые санкции США счетом за помощь Сирии Политика, 21:17 Чемпионат мира по хоккею. Швеция — Россия. Онлайн Спорт, 21:15 Глава администрации Зеленского предложил референдум о диалоге с Россией Политика, 21:05 Козак ответил на предупреждение независимых АЗС о росте цен на бензин Экономика, 20:47 Точно в цель: как большие данные меняют рекламный рынок РБК и МегаФон, 20:45 Вдова Доренко опубликовала последние фото и видео с ним перед смертью Общество, 20:44 В тоннеле в московском метро застряли три поезда Общество, 20:43
Технологии и медиа ,  
0 
Узбекское дело: почему МТС и VimpelСom обвиняют в многомиллионных откатах
Ради того чтобы делать бизнес в Узбекистане, МТС и VimpelСom могли откатить местным властям сотни миллионов долларов — американские следователи насчитали подозрительных сделок более чем на $0,5 млрд
Вышка сотовой связи (Фото: «РИА Новости»)

Арест $300 млн

Окружной суд США по Южному округу штата Нью-Йорк в конце июня арестовал $300 млн на счетах компаний, которые связаны с расследованием о сделках МТС и VimpelСom на телекоммуникационном рынке Узбекистана. Суд принял свое решение по иску, с которым 29 июня обратился минюст США, — он попросил заблокировать счета компании Takilant в Bank of New York Mellon в Бельгии, Ирландии и Люксембурге. РБК изучил иск минюста.

Американские следователи подозревают, что МТС и VimpelСom через подставные фирмы платили взятки местному чиновнику, который предположительно является родственником президента Узбекистана Ислама Каримова, а в обмен получали доступ на телекоммуникационный рынок среднеазиатской республики. Имя чиновника в материалах дела не называется — в исковом заявлении (есть у РБК) он фигурирует как «правительственный чиновник А». Судя по материалам расследований (см. врез), речь может идти о дочери президента Узбекистана Гульнаре Каримовой. В иске фигурируют два лица, которые известны своей близостью к Каримовой: гражданский муж Рустам Мадумаров ​(описывается как бойфренд) и близкая подруга Гаяне Авакян.

«Мы знаем о действиях правительства США по обращению взыскания на средства, частично связанные с Takilant, — рассказал РБК представитель VimpelСom Артем Минаев. — Как мы раскрывали в сообщении комиссии по ценным бумагам и биржам (SEC), VimpelCom сотрудничал с Takilant в прошлом, это было связано с работой компании в Узбекистане. Мы продолжаем сотрудничать с властями в расследовании, но не можем комментировать его ход, учитывая, что оно продолжается». Представитель МТС от комментариев отказался.

Как следует из документа, в период между 2004 и 2011 годами как минимум две телекоммуникационные компании — МТС и VimpelCom — перечислили более $500 млн компаниям, бенефициаром которых был «правительственный чиновник А», чтобы использовать влияние этого чиновника на телекоммуникационном рынке Узбекистана.

В документе приводится подробный перечень подозрительных, по мнению следствия, сделок и денежных переводов между МТС, VimpelCom и рядом офшоров — гонконгской фирмой Expoline и гибралтарскими Takilant и Swisdorn. Expoline и Swisdorn​ аффилированы с Мадумаровым, Takilant — с Авакян, таким образом правоохранительные органы США делают вывод, что все они «близки к правительству Узбекистана».

Полученные от телекоммуникационных компаний средства офшорные компании вкладывали в четыре инвестиционные структуры First Global Investments, которая зарегистрирована на Каймановых островах (все четыре структуры в иске объединяются общим названием FGI Portfolios). Инвесторами FGI Portfolios были все те же офшоры Swisdorn, Takilant, Expoline. Общая сумма, переведенная операторами в FGI Portfolios, судя по информации в иске, составила $277 млн.

Претензии к МТС

Минюст США насчитал между МТС (в том числе ее «дочками») и структурами, якобы аффилированными с Каримовой, минимум восемь спорных сделок на общую сумму $380 млн.

В частности, МТС вышла в Узбекистан в 2004 году через покупку лидера местного рынка, оператора «Уздунробита». За 74% акций узбекской компании российский оператор заплатил $121 млн, однако сумма покупки распределилась неравномерно: за 33% акций МТС заплатила $100 млн офшору Swisdorn, а за 41%, принадлежавший американской International Communication Group («дочка» пакистанской Arfeen Group), — лишь $21 млн. Таким образом, вычислили следователи, цена для американского продавца и для дружественных Каримовой структур различалась вшестеро.

Более того, как следует из искового заявления, у Swisdorn был пут-опцион (опцион на продажу), позволявший продать МТС оставшуюся часть акций «Уздунробиты» за $37,7 млн. Этот опцион российский оператор реализовал в 2007 году, причем за 26% акций узбекского оператора МТС заплатила $250 млн, то есть цена выросла еще вшестеро.

Также следствие заинтересовали сделки 2008 года. МТС приобрела у узбекской Teleson — «дочки» офшора Takilant — дополнительные радиочастоты в сумме за $30 млн (частоты были переведены на «Уздунробиту»). При этом законодательство Узбекистана запрещает перепродажу частот, а сама Teleson получила их только за семь дней до продажи российскому оператору. Следствие считает, что это был «платеж с коррупционными целями» от МТС Каримовой.

Претензии к VimpelСom

В случае с VimpelCom минюст США зафиксировал семь подозрительных сделок на общую сумму $133,5 млн. Они прошли с января 2006 по октябрь 2011 года.

В 2006 году VimpelCom приобрела двух узбекских операторов связи — Unitel (за $200 млн плюс долг в $7,7 млн) и Buztel (за $60 млн плюс долг в $2,4 млн). Unitel был в тот момент вторым по величие сотовым оператором на местном рынке (31% рынка более чем с 350 тыс. пользователей), а доля Buztel на рынке составляла всего около 0,3%.

Из искового заявления следует: покупка Buztel была необходима в качестве «входного билета» на узбекский рынок, а отказ от сделки был чреват появлением «серьезного противника». Buztel сперва была куплена крупнейшим акционером VimpelCom — «Альфа-групп», а через год ее выкупил оператор. После закрытия сделки принадлежащий «Альфа-групп» офшор Aqute Holdings and Investments перечислил на счет Takilant «за консультационные услуги» $19 млн, следует из иска.

Предполагается, что Takilant помогла с организацией слияния двух узбекских «дочек» VimpelCom. Закон Узбекистана запрещает переводить частоты с одного оператора на другого, а VimpelCom хотела присоединить Buztel вместе с имевшимися у нее частотами к Unitel. В иске сказано, что все необходимые разрешения от регулятора были получены.

В 2007 году Takilant за $20 млн приобрела у VimpelCom 7% Unitel и одновременно заключила пут-опцион, который обязывал VimpelCom выкупить пакет обратно. Обратный выкуп состоялся двумя годами позже, VimpelCom заплатила за эти акции $57,5 млн, то есть почти втрое дороже.

Как следует из материалов иска, в 2007 году Takilant продала VimpelCom 3G-частоты, принадлежавшие его узбекской «дочке» Teleson. Сумма сделки составила $25 млн.

Осенью 2011 года, следует из искового заявления, VimpelCom выплатила Takilant порядка $30 млн за содействие в получении частот для стандарта LTE. Takilant составила для VimpelCom аналитический отчет о положении дел на телекоммуникационном рынке Узбекистана и дала ряд рекомендаций по строительству LTE-сети. Но как установили американские следователи, в отчете не содержалось какой-либо «оригинальной информации»: по сути, это была подборка материалов из Wikipedia, различных блогов, а также из материалов оператора Verizon Wireless и даже из презентаций самой VimpelCom.

Чем все закончится

Американские власти обвиняют VimpelCom и МТС в том, что те давали взятки узбекским госслужащим, а также в отмывании этих средств, рассуждает старший юрист Herbert Smith Freehills Сергей Еремин. В этом случае можно применить американское законодательство — ведь деньги проходили через американские банки, а МТС и VimpelCom являются эмитентами ценных бумаг, торгующихся на биржах в США. Все это обязывает их соблюдать закон о запрете подкупа за рубежом (FCPA).

Счета компаний в США заморожены, а это может означать, что вопрос юрисдикции решен, согласен с коллегой партнер адвокатского бюро А2 Михаил Александров. Но, продолжает он, разбирательства могут и не войти в активную фазу, если компании добровольно согласятся выплатить штрафы.

Дела по FCPA должны рассматриваться в суде и заканчиваться приговором, разъясняет Еремин. Но на практике до приговора не доходит, и компании заключают с минюстом и комиссией по ценным бумагам и биржам (SEC) досудебное соглашение, в котором ограниченно признают вину, соглашаются на штрафы и отказываются от права на обжалование этого соглашения. Чем охотнее компания идет на сотрудничество со следствием, тем меньше штрафы. Из опыта таких дел — штраф может составить от нескольких десятков до нескольких сотен миллионов долларов, вплоть до $1 млрд, заключает Еремин.

Скандальный рынок

Коррупционный скандал на телеком-рынке Узбекистана начался в 2012 году после серии публикаций западных СМИ. Журналисты исследовали связи шведско-финской компании TeliaSonera с госчиновниками в Белоруссии, Казахстане, Азербайджане и Узбекистане. В частности, как писала Financial Times (FT), TeliaSonera перевела в общей сложности $320 млн компании Takilant. Эти выплаты авторы расследования связывали с последующим получением лицензий и частот 3G в Узбекистане. Формальной владелицей Takilant в тот момент была Гаянэ Авакян, близкая подруга и доверенное лицо старшей дочери президента Узбекистана Гульнары Каримовой.

TeliaSonera тогда подтвердила FT платеж в пользу Takilant, но опровергла предположение, что это была взятка. В начале 2013 года нанятая TeliaSonera юридическая фирма Mannheimer Swartling исследовала сделки с Takilant и не подтвердила коррупционный характер транзакций, однако раскритиковала компанию за недостаточно тщательную проверку местного партнера.

Тем не менее после появления публикаций в СМИ свое расследование начала прокуратура Швеции. Банковские счета Takilant на $30 млн были заморожены. Из-за коррупционного скандала в феврале 2013 года свой пост был вынужден покинуть президент TeliaSonera Ларс Нюберг. Сейчас дела, связанные с коррупцией на телеком-рынке Узбекистана, расследуют правоохранительные органы нескольких государств, в том числе Швейцарии, Нидерландов и США. В конце прошлого года, по информации газеты «Ведомости», совет директоров TeliaSonera заявил, что может подать иск к своим бывшим менеджерам в связи с расследованиями, ведущимися в отношении сделок компании в Узбекистане.

В ходе следствия его фигурантами стали и российские сотовые операторы. В марте 2014 года американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) начала расследование по этому делу в отношении VimpelCom, а головной офис оператора в Амстердаме посетили сотрудники голландской прокуратуры, изъяв ряд документов. Как следовало из официального сообщения VimpelCom, эти действия властей могли быть связаны с бизнесом компании в Узбекистане. Тогда же SEC попросила предоставить информацию о работе в Узбекистане и МТС. А власти Швейцарии заморозили около $900 млн на счетах Гульнары Каримовой.

В январе 2015 года норвежский оператор Telenor (акционер VimpelCom) разместил на своем сайте отчет, ранее поступивший в Министерство торговли Норвегии. Анонимный автор документа, называвший себя Whistleblower («осведомитель»), утверждал, что VimpelCom с 2006 по 2012 годы заплатила компаниям, подконтрольным Каримовой, гораздо большую сумму, чем сообщалось ранее, — $219,5 млн. По информации анонима, похожие коррупционные схемы Telenor использовала для входа на рынки России и Украины.

Весной 2015 года Центр по исследованию коррупции и организованной преступности OCCRP (проект расследовательской журналистики) опубликовал отчет, согласно которому Каримова с начала 2000-х годов могла получить более $1 млрд деньгами и долями в бизнесах от международных телекоммуникационных компаний, включая МТС и VimpelCom. По мнению журналистов, телекоммуникационные компании должны были понимать, что подвергаются «вымогательству и коррупционным поборам». Пут-опционы (опционы на продажу), по которым компании Каримовой продавали МТС и VimpelCom акции телекоммуникационных предприятий, «имели мало финансового смысла» для российских компаний, то есть это были «коррупционные платежи», считают представители OCCRP.