Лента новостей
Следователи сообщили об обстоятельствах гибели срочника под Воронежем Общество, 13:38 В администрацию Щелковского района Подмосковья пришли с обысками Общество, 13:36 Близкие в меня не верят: как основать успешный IT-бизнес РБК и «Билайн» Бизнес, 13:31 Минтранс разрешил использовать электронные посадочные на самолет Общество, 13:29 РЖД пообещала ввести новые плацкартные вагоны в поездах в Ростов и Анапу Общество, 13:26 «Метрострой» и налоговая служба заключили мировое соглашение Общество, 13:20 Ущерб по делу бывшего вице-президента «Росгосстраха» достиг 6 млрд руб. Общество, 13:15 Репутация крипторынка изменилась: поэтому Bitcoin подорожает еще сильнее Крипто, 13:13 В Ставрополе экс-замглавы угрозыска заподозрили в создании ОПС Общество, 13:10 Суд оштрафовал клинику Елены Малышевой за нарушения Общество, 13:04 Володин предложил расследовать фейковые сообщения СМИ о законопроектах Политика, 13:00 Российский хоккеист набрал пять очков в матче НХЛ Спорт, 12:59 Правительство поручило признать скандинавскую ходьбу видом спорта Общество, 12:56 5 советов, которые сделают вас сильнее и помогут противостоять стрессу РБК и Philips, 12:48
С.-Петербург ,  
0 
Глава Infoline объяснил, почему турфирмы лопаются на пике сезона

Генеральный директор информационно-аналитического агентства Infoline Иван Федяков поделился с РБК-Петербург мнением о причинах эпидемии, охватившей местных туроператоров.

Фото: И.Федяков/facebook.com/ifedakov

Иван Вадимович, почему, по-вашему, турфирмы объявляли о своем банкротстве в разгар турсезона? Почему они даже не пытались приостановить продажу туров, выполнить ранние обязательства и уйти с рынка? Почему такое отношение к потребителю?

Это уже вопрос степени цинизма нашего бизнеса. Банкротства начались в самый жирный сезон. Это желание собрать куш — тебе занесли деньги, а у многих расчет с транспортными компаниями и гостиницами с отсрочкой. И здесь я, пожалуй, соглашусь с позицией, что это можно расценивать как мошенничество.

Компании начали объявлять о своем банкротстве в тот момент, когда они собрали самый большую премию с рынка, с точки зрения платежей, и еще до наступления момента дедлайнов по срокам оплаты за транспортные услуги и гостиничный сектор. Они, по сути, забрали кассу. Давайте вещи называть своими именами. В моем понимании - это цинизм.

Почему это происходит массово?

Потому что мы не европейцы. Бизнес должен быть этичен к своему клиенту. И эта этика должна проявляться до последнего — ты должен штаны свои продать, но обеспечить клиенту все обязательства, которые ты на себя взял. У нас до сих пор бизнес рассматривают как шальные деньги, отсюда полная безответственность.

Такое объяснение можно подвести под любой бизнес в России. Почему именно против туристических компаний, заявивших о своей несостоятельности, появляются дела о мошенничестве, хотя компании из других областей, также работающие с оборотными средствами, годами проходят стандартные процедуры банкротства?

Практически все дела о банкротстве можно без особо труда перевести в формат дела о мошенничестве. Любая компания, которая объявляется себя банкротом, делает это с определенным объемом задолженности перед кредиторами.

Например, «Белый Ветер Цифровой» - задолженность перед кредиторами, поставщиками техники составила 7 млрд руб. «Фото.ру» - долгов только перед Sony и Canon на 1,5 млрд руб. То есть, это компания продавала технику поставщиков, а средства тратила на аренду помещения, выплату заработной платы, получение прибыли, но с поставщиками не рассчитывались. Та же самая компания скажет: «Мы планировали, но конъюнктура на рынке изменилась, так что мы вынуждены были пойти на банкротство». С точки же зрения поставщика это выглядит чистой воды мошенничеством: «Я тебе отгружал продукцию, ты ее реализовывал, получал средства. Но почему ты мне их не возвращал?»

Государство в делах, затрагивающих широкие слои население, часто встает в более жесткую позицию, нежели в делах, где затрагиваются интересы бизнеса. Мы можем наблюдать это на примере банковских банкротств. Если банк обанкротился с большими долгами перед населением по тем же депозитам, то тут уже рассматривает дело о мошенничестве. А некоторое количество банков, которые работали исключительно с юрлицами, проходят как дела о банкротстве.

То есть это вопрос интерпретации?

Абсолютно верно. В данном случае с туризмом это просто вышло из под контроля, и государство пытается жесткой рукой навести порядок. Здесь получается то самое пресловутое ручное управление. Вместо того, чтобы создать систему противовесов, попытаться создать внутреннюю систему гарантий страховок, как это есть в банковском страховании, получается, что приходится вмешиваться уже постфактум.

Есть мнение, что проблемы турбизнеса связаны с неэффективным управлением, что это карманный бизнес, который создают для жен, детей. Насколько оно обосновано?

Несколько лет назад реформа в отрасли четко разделила туристические агентства и операторов. В этот период начались изменения в отрасли. Если раньше была некая серая масса - и своего оператора узнавали только в аэропорту, когда получали билет, то сейчас все понятно на этапе подписания договора .

Сейчас на рынке есть очень крупные компании, такие как TezTour, которые представляют из себя очень сложный с управленческой точки зрения бизнес, в нем задействовано огромное количество людей, это транснациональный бизнес. Тут о женах и детях говорить не приходится.

Но остается посреднический бизнес, когда для работы достаточно повесить табличку, заплатить агентские и начинать продавать.

В любом случае не бывает бизнеса без банкротств. Нужно уметь ошибаться, уметь делать выводы.

Мы делаем вывод, что в ближайшее время можно ожидать очередную череду банкротств компаний, которые работают напрямую с потребителем. Насколько он, по вашему мнению, обоснован? Какие сферы сейчас могут оказаться под угрозой?

Сейчас весь ритейл работает по товарным кредитам. Тот же fashion-ритейл работает по принципу отгрузки товара и оплаты по итогам сезона. Это тоже до поры до времени, пока не начались банкротства

А начнутся?

К сожалению, да. Скорее всего, осенью этого года — весной следующего. Крупные фэшн-ритейлеры сейчас проедают оборотные средства, по примеру компании «Белый ветер цифровой». Естественно, поставщик заинтересован дать как можно больше продуктов в сеть, в цепочку. Он понимает, что нельзя требовать 100% предоплаты, поэтому дает возможность постоплаты, товарные кредиты, предоставляя ритейлеру или партнеру возможность развиваться. Торговые сети в договоре прописывают 90 или 180 дней отсрочки платежа, и если ты хочешь работать, ты вынужден идти на эти условия. Понятно, что поставщики будут стараться закручивать гайки в период такой нестабильности.

Беседовала Ольга Зарубина