Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Лавров обвинил США в создании квазигосударства на востоке Сирии Политика, 14:43 Цена больших данных: как машинное обучение создает конкретные деньги Партнерский материал, 14:43 Прокуратура завела шесть дел из-за отказа кинокомпаний вернуть субсидии Общество, 14:40 Правительство в Молдавии распустили через пять месяцев после формирования Политика, 14:35 Лавров пообещал решить проблему с выборами 2020 года в США Общество, 14:30 В Тюменской области курсант военного училища умер от менингита Общество, 14:29 Глава Рособрнадзора заявил о проработке вопроса сдачи ЕГЭ онлайн Общество, 14:22 Шипы или липучка: какие шины выбрать для зимы РБК и Dunlop, 14:14 Минприроды назвало регионы с наибольшим риском «мусорного коллапса» Общество, 14:12 Успешный интернет-магазин с нуля: 10 важных элементов Pro, 14:04 Хогвартс для айтишника: как школа из Мытищ готовит детей к индустрии 4.0 Pro, 14:04 Россия попросила изменить правила четверных прыжков в фигурном катании Спорт, 14:02 Министр обороны Боливии объявил об отставке Политика, 14:00 Московская биржа анонсировала выпуск первых «зеленых» облигаций Зеленая экономика, 13:59 
С.-Петербург ,  
0 
Бедность делает благотворительность эффективной

Благотворительность в России становится более профессиональной. Вокруг многих социальных проблем формируются благотворительные организации, число которых растет, а вместе с этим и конкуренция между ними. «Бизнес теперь понимает, оказание помощи — это тоже профессия, и то, насколько эффективно работает их пожертвование, — важная часть в переговорах фонда и потенциальных жертвователей», — отмечает административный директор благотворительного фонда AdVita Елена Грачева. В условиях же сокращения свободных средств бизнес не только тщательнее подходит к выбору партнера при реализации социальных проектов, но и ищет новые форматы.

Все как в бизнесе

«Раньше никто не хотел ни с кем работать, сейчас этот рубеж преодолен, — отмечает директор CAF Россия (филиал британской благотворительной организации Charities Aid Foundation) Мария Черток. — Мы видим стремление компаний к поиску партнеров при реализации благотворительных проектов. Это займет какое-то время, но это серьезный шаг вперед». С одной стороны, по мнению эксперта, это связано с объективным сокращением свободных денежных средств, а с другой, с более глобальными задачами и ориентацией на результат.

«Само участие компаний в благотворительности становится более осознанным, — подтверждает директор фонда «Добрый город Петербург» (развивает частную и корпоративную благотворительность) Дарья Буянова. — Не только ради добра во всем мире, но и ради того, чтобы развивать свою компанию и решать более глобальные задачи».

При этом партнерство требует более серьезной подготовки, отмечают эксперты. «Важно, чтобы совместные проекты были хорошо продуманы и организованы на уровне целей и ценностей. Здесь все как в бизнесе: все должно быть определено и понятно, а ожидания управляемы, тогда результат будет хороший. Если же уйти в омут с головой, то все будут только разочарованы и никакая совместная работа уже не будет в радость», — предостерегает М.Черток.

Объемы корпоративной благотворительности практически невозможно оценить. Опрошенные РБК Петербург бизнесмены не всегда готовы рассказывать о проектах, в которых участвуют, не говоря уже о суммах пожертвований, а эксперты не берутся оценивать рынок корпоративной благотворительности. «Есть цифры по компаниям, которые участвуют в благотворительных проектах, но чаще данные приводятся по самым активным и необязательно самым крупным жертвователям», — говорит один из представителей фондов.

По данным CAF Россия (филиал британской благотворительной организации Charities Aid Foundation) в 2015 году 50% россиян совершали денежные пожертвования благотворительным организациям. В 2014 году — 41%. В абсолютных числах это соответствует 44,5 млн человек против 33 млн человек годом ранее.

Суммы пожертвований — в этом году сократились почти на 2 тысячи рублей до 3,3 тыс рублей. Общий размер пожертвований, переданных в НКО в 2015 году составил порядка 146 млрд рублей против 160 млрд рублей в 2014 году.

Безопасный путь

Лучшие партнеры в сфере благотворительности — общественные организации, говорят опытные бизнесмены. «Хорошо, когда бизнес начинает реализовывать совместные инициативы, когда идет взаимодействие с местными некоммерческими организациями (НКО), — отмечает Д.Буянова, — это позволяет достичь больших результатов и обеспечить долгосрочный эффект».

Работа с НКО считается наиболее безопасным и проверенным вариантом, в отличие от проектов, которые бизнес пытается реализовать сам. В этом случае фонд или НКО становится платформой для реализации проекта, выполняя роль инфраструктуры.

Например, в этом формате в декабре этого года гостиница «Англетер» совместно с организацией Big Brothers Big Sisters of Russia (BBBS) провела новогоднюю елку для детей из детских домов. «Мы никогда не выступали инициатором подобных мероприятий, хотя на протяжении многих лет поддерживали проекты наших партнеров. Мы не понимали и не знали, как это можно сделать, — говорит заместитель генерального директора гостиниц «Астория» и «Англетер» Наталья Изотова. — Но нам хотелось сделать что-то самим, чтобы поделиться душевным теплом с детьми, которым этого не хватает. Совместно с BBBS нам удалось придумать интересный формат для того, чтобы подарить детям новогоднее настроение и ощущение праздника».

Фонд «Добрый город Петербург» также выступает в качестве «партнера». «На 9 мая в этом году многие компании хотели сделать что-то для ветеранов. К нам обратилось несколько таких компаний и вместо того, чтобы делать разные небольшие акции, мы предложили им объединиться и сделать одну, но более масштабную, с большей пользой и смыслом», — рассказывает Д. Буянова.

Бартерная лепта

Постепенно в благотворительность все более активно включается малый и средний бизнес, который только сейчас стал понимать, в чем может заключаться его помощь. Для них тоже появились варианты и способы участия в социальных проектах: от предоставления своей продукции, экспертных услуг до выполнения профильных задач — полиграфия, перевозка и т.д. «Это тоже благотворительность, причем часто по объемам она бывает весьма приличной», — отмечают участники НКО.

«У нас есть несколько проектов, которые мы поддерживаем и это не всегда материальная помощь, чаще бартерная, — говорит специалист по развитию ГК «Лосево» Валерия Иванова. Среди получателей поддержки — «Упсала цирк», школа интернат № 1 для глухих детей Выборгского района Петербурга, детский дом и библиотека в Светогорске, где расположено производство, а также проект «Алые паруса». — Конечно, нам бы хотелось больше заниматься социальными проектами, но, к сожалению, мы очень ограничены в этом вопросе».

Для самих некоммерческих организаций, особенно малых, подобное участие бизнеса требует новых навыков. «Важно научиться не тратить живые деньги на оплату элементарных вещей: печатную продукцию, покупку футболок и продукты, а научиться взаимодействовать с компаниями, которые это могут предоставить, а средства направить на реализацию проектов», — отмечает Д. Буянова.

Terra incognita

Очень часто партнерство становится испытанием как для бизнеса, так и для самих благотворительных фондов. Проблемы возникают даже на этапе знакомства. Бизнес зачастую не знает о существовании тех или иных НКО, о том, что им нужна помощь, или о том, как им можно помочь, отмечают опрошенные РБК Петербург участники НКО и бизнесмены.

«Нам приходится знакомить компании и людей с благотворительными организациями, и только тогда они понимают — что есть такие организации, чем они занимаются. Только после личных знакомств становится понятно, зачем партнериться с НКО, а не делать проекты самим», — рассказывает Д. Буянова. «Люди, работающие в бизнесе, хорошо знают свое дело, но при этом они не эксперты в области благотворительности, и их представления о том, как это может быть, не всегда соответствует реальным потребностям, — отмечает Д. Буянова. — Когда бизнес это понимает, он идет к профессионалам. И результат получается замечательным, поскольку объединяются энергия, ресурсы и знание». Но пока НКО только учатся правильно объяснять, что они хотят и что компании получат, а бизнес учится просчитывать и видеть — получится ли эффективное сотрудничество.

Другая особенность последних лет в сфере благотворительности — рост числа фондов, а значит и конкуренции между ними. «Сейчас для любой компании, когда они выбирают партнера по благотворительности, важны не только честность и прозрачность фонда, но и уровень его компетенции. Бизнес теперь понимает, что оказание помощи — это тоже профессия, и то, насколько эффективно работает их пожертвование, — важная часть в переговорах фонда и потенциальных жертвователей. Поэтому важна информация о наших экспертах, о стратегических договорах и специальных ценах от дистрибьюторов лекарств, оперативность, с которой подопечные получают помощь», — добавляет Е. Грачева.

Отчасти проблемы при взаимодействии потенциальных участников благотворительных проектов в России объясняются недоверием друг другу. «У нас в обществе, к сожалению, по-прежнему тяжело с консолидацией и кооперацией. Это связано — с отсутствием доверия, — говорит инвестор Hotel Indigo St. Petersburg Tchaikovskogo Виктория Шамликашвили — Большинство людей не доверяют друг другу ка на уровне межличностных, бытовых, так и межкорпоративных отношений, ожидают подвоха, нецелевого расходования ресурсов и здесь не важно материальных или нет». Исходя из этого каждый пытается создать свою структуру, а все они нуждаются в налаживании одинаковых процессов. При этом профессиональных людей, способных отладить этот механизм, очень мало. Благотворительность — это тоже разновидность некоего корпоративного существования, что предполагает юридическое, финансовое, корпоративное и административное сопровождение, считает Виктория Шамликашвили.

«Конечно, вопрос доверия у нас всегда будет оставаться, — подтверждает М. Черток. — Это сложный вопрос, связанный с культурной средой. Но когда наработаны контакты между частными жертвователями, компаниями и благотворительными организациями — это уже не дикая ситуация. И определенный кредит доверия у благотворительных организаций появился».

Надежда есть

Как отмечают эксперты, сокращение денежных средств у компаний и более внимательное отношение к проектам, а также желание получить максимальный результат приведет в конечном счете к росту уровня профессионализма как со стороны компаний, так и со стороны благотворительных организаций. «Благотворительные бюджеты компаний будут сокращаться, но корпоративная благотворительность будет расти как часть HR-технологий: каждая компания и/или ее сотрудники будут искать посильные формы участия в добровольчестве — как волонтеры, как профессионалы pro bono, как организаторы благотворительных акций и мероприятий», — отмечает административный директор БФ AdVita Елена Грачева.