Перейти к основному контенту
Санкт-Петербург и область ,  
0 

«Экономика находится в состоянии транзита, рынок труда — тоже»

Глава HeadHunter — о рынке труда в шоке, бронях и отсрочках, кризисе онлайн-курсов и специальностях, которым стоит учиться
Михаил Жуков, генеральный директор компании HeadHunter 
Михаил Жуков, генеральный директор компании HeadHunter  (Фото: пресс-служба компании)

Российский рынок труда резко поменялся в третий раз за короткое время. Сначала его радикально изменила пандемия, потом началось постпандемийное восстановление, а с конца сентября частичная мобилизация обнулила прошлые тренды и заставила экспертов отозвать только что рассчитанные прогнозы. Более того, резкие изменения произошли и в сфере онлайн-образования, тесно связанной с рынком труда.

О том, как уже реагируют и еще отреагируют работодатели на новую большую перемену и какие возможности остаются у соискателей — в интервью генерального директора компании HeadHunter Михаила Жукова РБК Петербург.

«Теперь размер зарплаты — не главное»

— В каких отраслях влияние мобилизации наиболее заметно? И как в них будет меняться занятость?

— Правильнее говорить даже не об отраслях, а о типах бизнеса. В сложной ситуации оказались малые и средние предприятия, где каждый сотрудник — это человек-оркестр, который делает все, что нужно компании в данный момент, а не то, что написано в его должностной инструкции. Тем более, что инструкции, как правило, нет. Найти замену таким сотрудникам — задача гораздо более сложного порядка, нежели заместить позицию в крупной компании, где труд формализован, во-первых; и на каждую функцию есть отдельный работник, во-вторых. Малый и средний бизнес только начал поднимать голову — мы видим активный рост спроса на персонал с его стороны примерно с августа — но к октябрю рост нивелировался. Хотя мы слышим, что предприниматели ищут выход — в том числе, через диалог с государством.

— В каких компаниях работники оказались наиболее защищенными?

— Один из моих коллег по цеху сделал запись в соцсети о том, что «сейчас самый главный бренд работодателя — это возможность предоставления отсрочки или брони». С этой точки зрения, компании военно-промышленного комплекса усилили свои HR-бренды кратно. Мы видим, что предприятия, имеющие оборонные заказы, за 2-3 недели закрывают десятки вакансий на позиции, которые висели открытыми минимум год. Они не закрывали позиции, потому что не могли предлагать условия выше рыночных. Теперь размер зарплаты не главное — люди идут в такие компании даже с понижением финансовых условий.

— Вторая защищенная группа — сотрудники IT-компаний? Говорят, что сейчас компании любого профиля стремятся создавать при себе IT-фирмы, чтобы перевести туда часть персонала, получив на него таким образом бронь.

— К наиболее защищенным относятся IT-компании, аккредитованные при Минцифры, это важное дополнение. Также нужно учитывать, что одним из обязательных требований получения отсрочки сотрудником IT-компании является наличие высшего образования по определенной специальности. Есть приказ Минцифры, который регламентирует, какие специальности, указанные в дипломах о высшем образовании, попадают под отсрочку. В скобках замечу, что в последние несколько лет популярность высшего образования в РФ заметно снизилась. Это вызвано рядом причин — разочарованием части молодежи в отечественной высшей школе, запросом на ранний старт карьеры, а также динамичным развитием альтернативных методов получения навыков — прежде всего, различных онлайн-школ и курсов.

— Но в итоге многие айтишники не подпадают под условия получения отсрочек?

— Перечень специализаций от Минцифры достаточно объемный и широкий. Но надо понимать, что IT-продукт — один из самых сложных и ресурсоемких результатов интеллектуального труда в современном мире; в его создании, поддержке и развитии участвуют не только разработчики и программисты. Чтобы он «взлетел» и был востребован, им занимаются целые команды — от продакт-менеджеров, тестировщиков, дизайнеров до специалистов по кибербезопасности. И да, «классические айтишники», непосредственно занятые в разработке продуктов, тоже во многих случаях не имеют профильного высшего образования. Данные базы резюме hh.ru за 2022 год показывают, что 66% разработчиков и программистов среди мужчин не имеют профильного высшего образования, причем среди аудитории от 35 лет этот процент еще выше. Для примера, в нашей компании почти каждый третий IT-специалист не имеет профильного высшего образования или высшего как такового, что не является препятствием в развитии нашего сервиса. Подавляющее большинство компаний в условиях острого дефицита специалистов вообще не обращают внимание на наличие профильного высшего образования.

— То есть, бесполезно создавать IT-«дочку» и определять туда на работу финансистов или журналистов?

— Да, для отсрочек это не сработает. Но всплеск создания таких компаний произошел не сейчас, а в конце 2020 года, в связи с получением отраслью существенных, в том числе налоговых, льгот от государства. Потом Минцифры с этой практикой оптимизации расходов бизнеса начало бороться. В мае-июне порядка 400 квази IT-компаний было удалено из списков аккредитованных. Сейчас утверждены новые критерии включения в эти списки, планку входа подняли, и просто назвать банк или логистическое подразделение завода IT-компанией не получится. Что касается аспекта отсрочек, то, возможно, предприятия, которые уже работали над выделением из своей структуры айтишной фирмы, сейчас получили стимул, чтобы ускориться.

Мобилизация как аналог декрета

— Какие особенности появились у российского рынка труда с момента объявления частичной мобилизации? Выросла ли доля женского труда, например?

- Сложно себе представить, что компании будут отказывать молодым мужчинам призывного возраста в трудоустройстве и выбирать вместо с них девушек. Такое возможно в единичных случаях, но как массовый тренд — пока не видно. Другое дело, что, например, IT-компании, которые с удовольствием набирали девушек, чувствуют себя более уверенно, чем конкуренты, предпочитавшие, в силу стереотипов, мужчин.

Очевидно, что сейчас бизнесу придется отказываться от своих надуманных гендерных ограничений — активнее нанимать и женщин, и людей возрастной категории 45+. Мне рассказывают HR-менеджеры: «Мы вообще сняли все ограничения на прием». То есть, если раньше они смотрели на вакансию людей с опытом от 3 лет в возрасте 28-35 лет — это самая востребованная когорта, ее работодатели просто «выжигают» — то теперь берут любого, кто готов выполнять задачи. До компаний «дошло», что надо шире смотреть на демографию соискателей — хотя, с учетом демографической ямы, в которую мы вступили еще в 2020 году, эту необходимость можно было осознать и раньше.

Явная особенность нового рынка труда — быстрый рост числа вакансий на временную работу и заключения срочных договоров: с точки зрения работодателя, мобилизация — аналог декрета, ведь рабочее место за ушедшим специалистом надо сохранять. Ну и очевидно нарастание дефицита кадров в профессиональных сферах, где в большей степени занято трудоспособное мужское население: в транспорте, автобизнесе, строительстве, ряде других.

30 рабочих вместо конвейера

— Чем работодатель будет отвечать на этот дефицит?

— Традиционный ответ на ухудшающуюся демографию заключается в увеличении инвестиции в технологическое оснащение. Условно, ручной конвейер, где 30 человек работает, заменяется автоматизированным конвейером; вместо обычных складов появляются роботизированные, и так далее. Но в связи с санкциями эти инструменты становятся нам все менее доступны. Мы этого еще не увидели, но можем предположить: замедление технологического развития ждет нас на какой-то период времени. Будет упрощение производственных технологий — на смену автоматизированному конвейеру придут 30 рабочих. А значит, работодатели вынуждены будут рассматривать более широкую соискательскую базу и больше инвестировать в переобучение, дополнительное обучение.

— Это значит, что теперь в целом ряде отраслей будет легче устроиться на работу?

— Вероятно, некоторые категории работников, например, 45+, получат дополнительные окна возможностей на рынке труда. Будет ли падать планка требований к профессиональным качествам будущих сотрудников, пока трудно сказать.

Заявки на обучение обвалились

— Вы сказали, что меняется ситуация с образованием для айтишников. Как именно?

— Я говорил о том, что в последние годы на рядовые позиции в сфере IT массово брали людей без высшего профильного образования, а сейчас это меняется. На глазах растет интерес к тому, чтобы у человека призывного возраста был диплом, под который можно получить отсрочку. Соответственно, практика получения быстрых IT-навыков на различных онлайн-курсах для мужского населения, по сути, девальвирована. Девушки находятся в более выгодном положении, с точки зрения выбора формы и скорости получения интересующих навыков: они по-прежнему с удовольствием идут на такие курсы.

— Получается, что на рынке онлайн-образования — кризис?

— В текущем моменте там трудности. У некоторых онлайн-школ, из числа лидеров, на 30-40% обвалились заявки на обучение в первую неделю после 21 сентября. Набирали на курс, скажем, 100 человек, а осталось 60 заявок.

— Разве только в мобилизации причины этих трудностей? Стоит ли сейчас учиться на айтишника, если кадровая лихорадка и гонка зарплат в отрасли закончились?

— Мы смотрели статистику за 9 месяцев — у нас на площадке было размещено около полумиллиона вакансий в IT сфере. То есть, спрос есть. И он будет расти. Но с марта этого года компании, для которых IT являлось областью развития, а не собственно бизнесом — это крупные компании, Сбер, ВТБ, РЖД и пр. — начали пересматривать портфели реализуемых IT-проектов. И те проекты, которые связаны с рабочим процессом по профилю компании, остаются в приоритете. А вот исследовательские проекты, эксперименты, задачи на перспективу — этот сегмент IT-работы немедленно сократили. Соответственно, стали сокращать и сотрудников таких IT-подразделений.

При этом все сделали правильный вывод, что лучше сохранить в команде больше опытных профи и меньше начинающих, на нашем сленге — джунов (junior). На рынок пошел поток предложения джунов из разных компаний. У работодателей, для которых IT является профильным бизнесом, им надо много рук, появилась возможность нанимать таких специалистов за более разумные деньги. Второй фактор — пошел массовый выпуск тех самых онлайн-школ и курсов. Причем, если бы экономика продолжала двигаться на восходящем тренде, то она бы переварила этот поток специалистов. А сейчас со стороны коммерческих компаний такого запроса нет, и новые выпускники добавились к избыточному предложению джунов. Правда, есть активный спрос со стороны госкомпаний, но он ограничен малоконкурентными для этой сферы зарплатами. С другой стороны, люди, которым сейчас просто нужна какая-то работа, на эти вакансии вынуждены откликаться.

Что происходит в сегменте высоко квалифицированных IT-cпециалистов? То же, что и раньше — спрос растет, зарплаты не падают, а то и продолжают расти. Тем более, что этот сегмент больше всего пострадал из-за релокации — просто резко снизилось предложение таких работников. Далеко не все специалисты, решившие уехать из страны, хотят и могут удаленно работать на российские компании. Даже свою самую привлекательную зарплату такой специалист не всегда может куда-то перевести со счета российского банка. И еще, есть случаи, когда в новой стране проживания специалисты принципиально ищут работу в местных IT-компаниях для ускорения натурализации.

Самая быстро растущая часть спроса в этом сегменте — специалисты по кибербезопасности, потому что уровень киберугроз подскочил в разы, если не на порядок, с начала этого года, а до этого он быстро рос в период пандемии. Кроме того, компании, производящие аналоги ушедших западных IT-продуктов, нанимают специалистов целыми командами. Уходит западный бренд — готовая команда встает и переезжает к российскому разработчику почти в полном составе. Резюмируя, сегмент начинающих специалистов сейчас под ударом, но профильные IT-компании расширяются и берут в том числе джунов, за меньшие деньги, чем даже год назад. Там хорошо выстроенный процесс, им есть куда встраивать новичков с узким набором несложных навыков.

Возвращаясь к онлайн-курсам для айтишников: как инструмент быстрой смены профессии, чтобы претендовать на существенные деньги, они уже не работают. Но мне кажется, что рынок труда в IT себя найдет, на новом уровне равновесия. Тех объемов спроса, которые были год-два назад, на этом рынке пока не будет. Должна выстроиться новая экосистема уже локальных российских программных продуктов и интернет-сервисов, чтобы можно было говорить: мы видим восходящий тренд в одних сегментах и насыщение — в других. Эта новая нормальность будет найдена не в 2023 году и даже не в 2024-м.Однако на специалиста по кибербезопасности можно смело учиться прямо сейчас.

Экономика выстояла, риск сохранился

— Угроза безработицы, о которой много говорили весной, отменена или отсрочена?

— Отсрочена. Причина возможных проблем, с которой мы столкнулись еще весной, но до сих пор не можем оценить ее степень влияния — это уход из России крупных западных компаний. Пока компании не исчерпали свои обязательства по выплате сокращаемым сотрудникам, проблемы существуют в латентной форме. И даже несмотря на то, что есть случаи перехода сотрудников в российский бизнес целыми трудовыми коллективами, фактор ухода может оказать очень сильное давление на предложение, на объем соискательской базы. Трудно сказать, с какой силой, но этот фактор сыграет.

Сейчас видно, что экономика оказалась более стойкой к изменениям, чем ожидалось. Однако говорить, что мы полностью избежали безработицы, что этот риск не оправдался — рано.

— В связи с мобилизацией и релокацией нарастает дефицит персонала, но из-за других факторов высока угроза увольнений. Какой же сейчас рынок труда — соискателя или работодателя?

— В текущем моменте — рынок работодателя. Компании только сейчас начинают понимать, кто им нужен в новых экономических условиях, как меняется их производственный цикл, какие технологии и продукты будут востребованы, какие — нет. Только в конце августа рынок нащупал «новую нормальность», и количество вакансий на 5-10% превысило уровень, который был до 24 февраля. Но очередные события вновь подкосили работодателей. Сейчас рынок труда находится в очередном шоке, будущая структура рабочих мест снова непонятна. Как сегодня говорят, долгосрочное планирование — это когда утром планируешь вечер.

Отсутствие внятных планов развития не способствует открытию новых вакансий. К тому же, HR-службы помогают мобилизованным сотрудникам, ищут временный персонал на замену, открывают военно-учетные столы, которых не было долгие годы, психологически поддерживают команды. Словом, сейчас им не до найма, в его классическом понимании.

Весной мы увидели явно выраженный работодательский рынок, и наши прогнозы звучали так, что соискательский рынок начнется с конца 2023 года. Но сейчас я свой прогноз отзываю. Надо дальше наблюдать.

— Государство должно дополнительно поддержать занятость, на ваш взгляд? И если да, то как именно?

— Линия, взятая некоторое время назад — на то, что государство поддерживает процесс полученияроссиянами новых навыков — правильная. Но эта поддержка редко выходит за пределы айтишных курсов. В то же время корпоративные программы обучения оказались под ударом. Мы видим, что образовательные бюджеты компаний на следующий год в лучшем случае не вырастут, а то и будут серьезно сокращены. Надо бы встраивать людей со знаниями и мотивацией, но с частично утраченными навыками, в рабочие процессы — увы, на это нет инвестиций. Поэтому, смоделировать спрос на кадры, который будет предъявлять экономика в течение 2023-2024-2025 годов, спрогнозировать изменения этого спроса и выделить бюджеты на финансирование соответствующих учебных программ— это самое ценное, что можно сделать для соискателей, экономики, и для всеобщего блага. При этом стоит фокусироваться на тех демографических сегментах соискателей, которые пока еще есть в избытке на рынке труда — в том числе, на когорте 50+. Важно помочь им встроиться в актуальный спрос на кадры.

— Какие профессии точно стоит получать сейчас в России?

— Отбросив аспекты, связанные с отсрочками и прочими ситуативными факторами, я бы поставил на информационные технологии и управление данными. Да, в моменте есть проблемы, но долгосрочно — без «цифры» экономика не проживет. За пределами IT — однозначно перспективна производственная сфера. На днях ко мне пришел знакомый и с большим удивлением рассказал, как у него «украли» двух квалифицированных слесарей, предложив им сразу вдвое большую зарплату. Появился отдельный сегмент рекрутинга — специалисты по хантингу «синих воротничков». В меньшей степени, но тоже растет спрос на инженерные специальности. Когда импортозамещение в промышленности наберет темп, спрос на инженеров проявится в полной мере. Другое дело, сможет ли ответить рынок образования на этот спрос. Айтишные специальности можно эффективно осваивать на онлайн-курсах, инженерные — не факт.

Так или иначе, если у вас есть среднее техническое или высшее инженерное образование, я бы советовал его обновить и дополнить. Полезно иметь любую практически востребованную профессию — на случай потери текущей работы или периода нестабильности в вашей отрасли.

— Что будет с зарплатами?

— Прогноз, который мы делали в апреле-мае, предполагал в среднем по рынку рост номинальных зарплат от 2 до 7 процентов в течение текущего года. Тот прогноз выглядел реалистично и подтверждался статистикой. Были компании, которые сделали в начале года существенную индексацию, на 10-12%, зарплат. Были компании, которые не увеличивали зарплаты, но планировали это сделать во втором полугодии. Прогноз 2-7% учитывал также высокие цифры инфляции, но пока народ реагирует на инфляцию сокращением спроса. Люди меньше тратят, больше живут в накопительном режиме из-за высокой неопределенности. Финансовые возможности многих работодателей сузились. Так что, пока ни подтвердить, ни опровергнуть тот прогноз я не могу. Экономика находится в состоянии транзита из одного состояния в другое, который все время усложняется, рынок труда — тоже.

Повтор публикации от 27.10.2022

СберПро Медиа Интересное

Меры государственной поддержки бизнеса: подборка за I квартал 2024 года

СберПро Медиа Финансы

Как новое поколение недропользователей меняет золотодобычу: кейс «Золото Дельмачик»

СберПро Медиа Интересное

Кто такой CSM? И зачем бизнесу менеджер по успеху

СберПро Медиа Туризм

Отдохнуть и полечиться. Какие туристические проекты запускались
в 2023 году в России

СберПро Медиа Интересное

На диджитал-рельсы: как правильно организовать цифровизацию в компании

СберПро Медиа Недвижимость

Барометр отрасли: рынок строительного подряда

СберПро Медиа ТМТ

В каждом смартфоне. 9 трендов в разработке мобильных приложений

СберПро Медиа Лесопромышленный комплекс

Барометр отрасли: лесопромышленный комплекс

СберПро Медиа Интересное

Как российские компании переходят на отечественные АБС-пластики

СберПро Медиа Интересное

Нейросетевой мозг
для кобота. Ключевые тренды российской робототехники

Авторы
Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.

  

Лента новостей
Курс евро на 20 апреля
EUR ЦБ: 99,58 (-0,95)
Инвестиции, 19 апр, 16:51
Курс доллара на 20 апреля
USD ЦБ: 93,44 (-0,65)
Инвестиции, 19 апр, 16:51
Украинские военные назвали два тяжелых для ВСУ места боев Политика, 01:05
Дрон взорвался возле электроподстанции в Калужской области Политика, 00:52
Дрон атаковал село Истобное в Белгородской области Политика, 00:36
Белый дом выразил готовность немедленно возобновить поставки оружия Киеву Политика, 00:26
Американца осудили за помощь в обходе санкций против украинского олигарха Общество, 00:08
ПВО уничтожила пять беспилотников над Курской областью Политика, 00:06
Русское звено и «волшебный сезон». Как россияне переписали историю НХЛ Спорт, 00:00
Тайм-менеджмент: как больше успевать
За 5 дней вы пересмотрите свой подход к планированию и научитесь разным инструментам тайм-менеджмента
Подробнее
Аэропорт Владикавказа закрыли на полчаса из-за ямы после удара молнии Общество, 19 апр, 23:56
МВД Эстонии призвало православные приходы выйти из подчинения Москвы Общество, 19 апр, 23:52
В Брянской области при падении дрона загорелся энергообъект Политика, 19 апр, 23:46
В Курской области сработала система ПВО Политика, 19 апр, 23:40
В Липецкой области объявили об угрозе атаки дронов Политика, 19 апр, 23:21
В Сумах прогремели взрывы Политика, 19 апр, 23:12
Над Белгородской областью сбили три дрона Политика, 19 апр, 22:58