Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Чем рассрочка выгоднее кредита. Карточки РБК и Совесть, 11:13 Силы ПВО на учениях отразили условный массированный авиаудар по Москве Технологии и медиа, 11:08 Минфин нашел способ не допустить обналичивания замороженных пенсий Экономика, 11:00 КНДР сообщила о новом испытании на космодроме Политика, 10:33 Гидрометцентр предупредил об аномальном тепле в европейской части России Общество, 10:26 Васильева сообщила о запрете телефонов на уроках в четверти школ России Общество, 10:11 На что рассчитывать столичному безработному Партнерский материал, 10:10 Как ретейлеры Британии меняют привычное рождественское меню — Bloomberg Pro, 10:04 Из 68 получивших господдержку фильмов за год окупились восемь Технологии и медиа, 10:01 Пожар в ангаре в Петербурге полностью ликвидировали спустя 11 часов Общество, 09:50 Главное — тексты: из какой литературы вырос русский рэп РБК и Билайн, 09:40 Почему рекордный урожай привел к росту отпускных цен на яблоки Pro, 09:12 Рекордный урожай не остановил рост цен на яблоки Бизнес, 09:12 Как загубить хорошую бизнес-идею РБК и УРАЛСИБ, 08:50
С.-Петербург ,  
0 
Незабытый развод: зачем РПЦ нужны Исаакиевский собор и Спас на Крови
РБК Петербург спросил у независимых экспертов, зачем Петербургской епархии нужны храмы в центре города и какие у нее права на их возвращение

Скандал вокруг возможной передачи Исаакиевского собора и Храма Спаса на Крови в ведение Русской православной церкви Московского патриархата набирает обороты. Свое мнение по этому поводу уже высказали депутаты петербургского парламента и руководство музея-памятника «Исаакиевский собор».

Санкт-Петербургская епархия, которая обратилась к властям города с просьбой о передаче храмов, пока хранит молчание и от официальных комментариев воздерживается. Однако на портале «Правмир» сегодня появилось интервью руководителя сектора коммуникаций Санкт-Петербургской митрополии Натальи Родомановой, в котором она ответила на ряд вопросов по этой теме. Н.Родоманова напомнила, что в 2012 году храм-памятник Исаакиевский собор перешел из федеральной собственности в собственность города - и спустя два года новый руководитель Санкт-Петербургской епархии (владыка Варсонофий) среди приоритетов своей деятельности поставил возвращение церкви храмовых зданий, которым необходимо выполнять их прямое богослужебное назначение. Она напомнила, что церковь не просит отдать ей в собственность здание собора, а лишь передать в безвозмездное пользование.

По словам Н.Родомановой, сейчас богослужения «в гостях у музея» совершаются по графику в строго отведенное время, «в таких условиях организовать полноценную приходскую жизнь просто невозможно» . На вопрос о возможных проблемах с обеспечением сохранности здания, она ответила: «В нашей епархии десятки примеров храмов, которые возвращались в плачевном состоянии и реставрировались силами прихода и благотворителей на высочайшем уровне».

Представители Смольного еще не озвучили свою официальную позицию по этому вопросу, отметив лишь, что решение пока не принято. Зато в петербургских СМИ все чаще стала звучать идея спросить мнения по вопросу передачи музейных зданий РПЦ у самих петербуржцев. О планах инициировать такой референдум уже заявил Максим Резник, глава комиссии по культуре Заксобрания.

РБК Петербург решил задать несколько вопросов по этой теме независимым экспертам - специалистам в области религиоведения и истории религии.

ТАТЬЯНА ЧУМАКОВА, ПРОФЕССОР КАФЕДРЫ ФИЛОСОФИИ РЕЛИГИИ И РЕЛИГИОВЕДЕНИЯ САНКТ-ПЕТЕ­РБУРГСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО УНИВЕРСИТЕТА

Фото: philosophy.spbu.ru

Почему именно сейчас РПЦ решила инициировать возвращение храмов?

Я думаю в связи с тем, что поменялось руководство епархии, в марте 2014 года Санкт-Петербургскую митрополию возглавил владыка Варсонофий (Судаков) вместо ушедшего на покой Владимира (Котлярова). До этого владыка Варсонофий руководил новообразованной Мордовской митрополией.

Если говорить о приходской жизни, в центре города действительно не хватает храмов?

Как мне кажется, эти храмы наполняются только на праздники, например, на Пасху или Рождество. Кстати, часто на праздники службы проводятся и в соборах, которые сейчас не находятся в собственности РПЦ МП. Например, тот же Исаакиевский собор открыт на Пасху, и там постоянно проходят службы. Но в обычные дни даже в центральных и популярных храмах, вроде Спасо-Преображенского собора (который никогда, даже в блокаду, не закрывался), не так много людей. Конечно, народ на службе есть, но храмовое пространство вполне вмещает всех прихожан. По наполняемости храмов в праздники нельзя судить об интенсивности приходской жизни, ведь посещение храмов в такие любимые народом праздники, как Пасха и Рождество, еще в советские времена стало для многих (в том числе и нерелигиозных людей) не только религиозной, но и культурной традицией. Поэтому в храмах в эти дни можно встретить даже совсем нерелигиозных людей

В Петербурге с каждым годом храмов становится все больше, в связи с этим становится актуальным вопрос о прозрачности их доходов. Перед кем отчитываются приходы?

РПЦ, как и большинство других религиозных организаций в нашей стране, имеет государственную регистрацию, и имеет юридическое лицо, а значит и регистрацию в налоговых органах. Но официальных данных о бюджете этой религиозной организации нет с конца 90-х годов, поэтому единственное что можно утверждать точно – это то, что бюджет этой организации совершенно непрозрачен, а доходы Патриархии складываются из множества различных источников: от частных пожертвований до доходов, получаемых от такого предприятия как Софрино.

Насколько мне известно, о доходах настоятели отчитываются перед епархией, куда переводится часть заработанных храмами средств, которые в основном состоят из средств, вырученных от продажи свечей и от пожертвований верующих за совершения служб и треб. Сейчас в приходах ведется бухгалтерская отчетность, ведь с 1990г. священнослужители были включены в систему пенсионного фонда Российской Федерации. Но в любом случае большая часть этих доходов недекларируема, т.е. никак не фиксируется.

А вы можете вспомнить случаи, когда в последний раз государство возвращало храмы представителям других конфессий? Например, старообрядцам или протестантам?

Судя по докладам представителей Росимущества, большая часть заявок по возврату имуществу поступает от РПЦ, но заявки подают и представители других христианских конфессий, а также представителей мусульманской и иудейских общин, буддисты. Часть этих заявок удовлетворяется, часть отвергается (в основном, по причине неправильного оформления документов). Староверам и протестантам имущество передавалось, в том числе и в последние несколько лет. Сейчас Русская православная церковь требует передачи здания музея Арктики и Антарктики, в котором до революции располагался приход единоверцев (фактически единоверцы относятся к РПЦ МП, и их число весьма невелико). Важно понимать, что именно «располагался», «принадлежал» мы не можем сказать, поскольку храмы был в ведении церкви, которая была государственной.

Если говорить о католиках, то они у нас традиционно скромнее. Но все, что они просили передать, было передано. И храмы, и католическая семинария Марии Царицы апостолов недалеко от Технологического института. Но они не требуют передачи комплекса зданий Католической духовной академии, которая располагалась на Васильевском острове и которую сейчас занимает Детская больница Марии Магдалины. И есть еще одна проблема, связанная с передачей собственности религиозным организациям: это нехватка средств на содержание переданных объектов. В 2013 году руководство Русской православной старообрядческой церкви обратилось к правительству Москвы с предложением о передаче части комплекса Рогожской слободы городу, поскольку у общины нет средств на содержание.­­ И насколько мне известно, Исаакиевский собор постоянно требует значительных средств на реставрацию, которые сейчас полностью покрываются доходами от музейной деятельности. При этом интересы верующих также не ущемляются, поскольку в соборе проводятся регулярные богослужения в приделе, переданном РПЦ.

Как в Европе относятся к использованию храмов для нерелигиозных целей?

Достаточно спокойно. Поскольку сокращается количество верующих, сокращается и количество храмов. И в Англии продаются храмы, и во Франции продаются неиспользуемые здания. Верующие не видят в этом совершенно никакого надругательства над святыней.

Как вы относитесь к идее провести референдум по этому вопросу? Вы бы пошли на него?

Я бы пошла. Я считаю, что правильно спросить мнения горожан. Хотя ответы могут быть разные, совсем не те, которые ожидает Максим Резник. Это зависит от того, как будет подготовлено информационное поле: что будут слышать люди из телевизионных СМИ, как все это будет преподноситься...

ЖАННА КОРМИНА, ПРОФЕССОР САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЙ ШКОЛЫ СОЦИАЛЬНЫХ И ГУМАНИТАРНЫХ НАУК НИУ ВШЭ В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ

Фото: spb.hse.ru

Почему, по-вашему, именно сейчас РПЦ решила инициировать возвращение храмов?

Я не вижу здесь какого-то изменения большой церковной политики. Судя по всему, планы по переводу ряда культурных памятников в церковную собственность связаны, прежде всего, с личными инициативами нового Санкт-Петербургского митрополита Варсонофия, которые, конечно, должны были получить одобрение высшего церковного начальства.

Зачем они нужны церкви? Неужели не хватает действующих?

Действующих храмов определенно хватает. Здесь могут быть два объяснения, друг друга не исключающие. Во-первых, церковь хочет быть заметной в публичном пространстве, и передача Исаакиевского собора, который является одним из основных символов Санкт-Петербурга, с этой точки зрения выглядит логичной. Во-вторых, хорошо отремонтированные церковные здания в центре огромного города являются мечтой любого священника, так что могут стать хорошим инструментом в руках нового митрополита для проведения его внутренней епархиальной политики.

Есть ли какая-то статистика по числу православных в Петербурге. Сколько действительно в городе более ли менее воцерковленных людей?

Нет такой статистики. Есть попытки посчитать процент православных по стране, предпринимаемые ВЦИОМ, но по Петербургу мне такие исследование не известны. Вопрос о том, как считать воцерковленных людей, совсем непрост: по частоте причастия? Но как собирать такие данные, если люди могут причащаться не только в своем храме, а там, где придется или захочется? Таких, может быть, до 10 процентов населения. По участию в социальной жизни прихода (в дополнение к участию в литургической жизни церковной общины)? Таких вряд ли насчитается больше одного процента населения.

Есть ли во всей этой истории финансовый интерес со стороны церкви (ведь на поддержание объектов культурного наследия требуются дотации)?

Если церковь владеет объектом культурного наследия, то, насколько я понимаю, поддержание этого объекта в достойном состоянии должно по закону финансироваться из государственных источников и заботиться о нем будет в том числе комитет по охране культурного наследия. То есть церковь получает исторический памятник в свое пользование, но не на свой баланс. Ремонтировать крышу им самим не придется.

Как с использованием храмов обстоят дела в других странах? Используются церковные здания под светские цели?

Да, очень часто. Я как-то жила в маленьком английском городке, где Церковь всех святых стала муниципальным культурным центром, этаким ДК имени всех святых. Но это связано с простой прагматикой – секуляризированное население Англии в церкви не ходит, а содержать старинные здания как-то нужно, поэтому их используют для разных нужд местной общины. Бывают и такие случаи, когда церковь продолжает свое существование, но сдает в аренду часть своих помещений или, в качестве гостеприимной хозяйки, принимает музыкальные фестивали. Кстати, это случается и в Петербурге – на концерты приглашают католические церкви и лютеранские храмы.

Прося о возвращении храмов, верующие часто прибегают к аргументу о том, что эти здания до революции принадлежали церкви. Но ведь и сама церковь принадлежала государству. То есть, как дореволюционная культура отношений государства и церкви применима сегодня с точки зрения писаного и неписаного права?

В принципе все культовые здания и другие ценности можно рассматривать как совместно нажитое имущество, которое государство при разводе в 1918 году, когда началась экспроприация церковных ценностей, оставило за собой, указав, что РПЦ не имеет права на это имущество. Теперь же Церковь утверждает, что это имущество было отнято незаконно и требует его возврата, взывая к исторической справедливости. Не забывая при этом напоминать всем о перенесенных моральных и материальных издержках. Но разводилась церковь с одним государством, терпело страдания от другого, а требует компенсации от третьего.

Как вы относитесь к идее провести референдум по этой теме?

Прекрасная идея. Очень интересно будет посмотреть на результаты референдума. Мне она кажется привлекательной, поскольку референдум мог бы стать своеобразным социологическим опросом. Он показал бы, насколько каждый петербуржец готов предоставить одной религиозной организации право определять лицо города.


О том, что Петербургская епархия обратилась к властям города с просьбой о передаче Исаакиевского собора, стало известно 23 июля. В митрополии также настаивают на передаче Благовещенской усыпальницы Александро-Невской лавры в ведение церкви, а также Собора Воскресения Христова на Крови (Спаса на Крови). Запрос церковь отправила около полутора недель назад, но ответа пока не получила, писал тогда Интерфакс. В епархии заверили, что в случае передачи храм останется открытым для посещения горожан и туристов. Но на запрос РБК Петербург с просьбой подробнее прокомментировать обращение пресс-служба митрополии не ответила.

Председатель комиссии по образованию, культуре и науке Законодательного собрания Петербурга Максим Резник, в свою очередь, на своем официальном сайте написал, что выступает категорически против передачи собора церкви. «Исаакиевский собор - один из главных символов Петербурга. Он не должен принадлежать какой-то одной, пусть и очень влиятельной организации», - говорит депутат. А его коллега по парламенту, депутат от «Яблока» Борис Вишневский даже направил в юридическое управление ЗакСа проект изменений в закон о передаче религиозным организациям имущества, который установит, что объекты культурного наследия федерального значения религиозным организациям не передаются.

Свою позицию по этому вопросу высказал и директор музея-памятника «Исаакиевский собор» Николай Буров. «Передача Русской православной церкви может негативно сказаться на состоянии Исаакиевского собора. Во-первых, резко замедлятся темпы реставрации, а это очень дорогостоящие работы. Во-вторых, Исаакиевский собор перестанет быть таким доступным для жителей и туристов, как сейчас», - сказал он в беседе с Интерфаксом.

Смольный пока не озвучил свою позицию по этому вопросу, но пресс-секретарь губернатора Санкт-Петербурга Андрей Кибитов заверил, что решение будет приниматься с учетом мнения горожан и туристов. Известно, что обращение РПЦ также обсуждают специалисты комитета по культуре.