Лента новостей
Голикова создала отдельную систему контроля социальных нацпроектов Экономика, 08:00 Сколько хотят зарабатывать свободные агенты КХЛ. Что важно знать Спорт, 08:00 Как ухаживать за качественной дорогой одеждой дома РБК и Philips, 07:41 Разведение устриц в Приморье из-за растущего спроса увеличилось в 14 раз Бизнес, 07:32 Почему в России резко выросло производство устриц на морских фермах Pro, 07:30 В Японии после поджога студии по производству аниме погиб человек Общество, 07:29 СК начал проверку после гибели горняка при обрушении шахты в Кузбассе Общество, 07:05 Страховщики возместят пострадавшим в Иркутской области сотую долю ущерба Финансы, 07:00 Минэкономразвития назвало условия признания бизнеса семейным Бизнес, 06:40 Глава МИД Венесуэлы сообщил о скором визите Мадуро в Россию Политика, 06:39 Режим чрезвычайной ситуации ввели в Благовещенске из-за ливней Общество, 06:00 Какие специальные гаджеты нужны для ухода за зубами РБК и Philips, 05:41 Reuters узнал о плане «Транснефти» по продаже «грязной» нефти Бизнес, 05:36 Суд оштрафовал шесть жителей Чемодановки за перекрытие трассы после драки Общество, 05:07
С.-Петербург ,  
0 
Фудхолл вместо колхоза: зачем Петербург уничтожает свои рынки
Фото: torzhokmarket.ru

Противостояние Смольного и арендаторов петербургских рынков вышло на новую фазу. Администрация уже четвертого рынка (на этот раз — Московского) подает в суд на чиновников, запустивших масштабную программу реновации торговых площадей Северной столицы. До нее иски к чиновникам подали арендаторы Кузнечного, Торжковского и Некрасовского рынков.

Действующих арендаторов не устраивают ни договоры, которые им предлагают власти, ни сама идея «переформатирования рынков в торгово-развлекательные комплексы». Активно против инициативы городского правительства выступают и депутаты, и урбанисты — они приводят в защиту рынков не только экономические, но и социокультурные аргументы.

Фалафельная вместо мясных рядов

О планах переделать сельскохозяйственные (или колхозные, как они назывались раньше) рынки во что-то другое администрация Петербурга объявила в мае 2017 года. По словам чиновников, существующая модель работы рынков неэффективна из-за высоких цен и пустующих торговых площадей. Кроме того, арендные ставки позволяют арендатору получать высокий доход от сдачи в субаренду, а город не получает экономического эффекта, говорили в Смольном.

Действующим арендаторам Кузнечного, Московского, Невского и Ломоносовского рынков были направлены уведомления о расторжении договоров аренды (затем Смольный планировал выставить их на торги). Фонд имущества тем временем провел конкурс идей для перезапуска рынков — на него поступило 22 концепции. Оказалось, что потенциальные инвесторы, в основном, планируют превратить петербургские рынки в креативные пространства, гастрономические ярмарки или торгово-развлекательные центры.

Потенциальные новые инвесторы планируют превратить петербургские рынки в креативные пространства, гастрономические ярмарки или торгово-развлекательные центры.

Судьбу Московского рынка почти решили — Фонд имущества представил недавно готовую концепцию его развития — на его площадях чиновники хотят организовать рыбный рынок. Как надеются в Смольном, новый формат поможет Петербургу «развивать спрос на рыбные деликатесы и редкие виды продукции». На территории рынка по этому плану должен появиться устричный бар с живыми устрицами, средиземноморская остерия, кафе пан-азиатской кухни, фалафельная и вьетнамское бистро.

Что касается Кузнечного рынка, то его передали под управление ГБУ «Агентство по развитию имущественного комплекса» (во временное управление — до проведения торгов).

На территории рыбного рынка по плану города должен появиться устричный бар, средиземноморская остерия, кафе пан-азиатской кухни, фалафельная и вьетнамское бистро.

Осенью внимание властей привлек еще один рынок — Апраксин двор. В октябре проект реконструкции этой территории был утвержден Советом по культурному наследию Петербурга. Под торговлю в нем отведено в полтора-два раза меньше площадей, чем сейчас, остальное должны занять креативные пространства, апартаменты и гостиницы. Ускорить процесс «зачистки» рынка требовали некоторые депутаты петербургского парламента.

Арендаторы: «Деньги у нас есть»

Но арендаторы решили бороться за свой бизнес. Иски к чиновникам подали арендаторы Кузнечного, Торжковского, Некрасовского и Московского рынков. Комитет имущественных отношений нарушает федеральный закон о преимущественном праве выкупа, поэтому арендаторы имеют высокие шансы отстоять свои права, считает директор ООО «Приморский сельскохозяйственный рынок» (управляет Торжковским рынком) Леонид Яцук. По его словам, правительство постоянно говорит о том, что хочет наполнить бюджет, но не дает нынешним владельцам приватизировать рынки. «Чиновники говорили, что если рынки будут выкуплены, их начнут перепрофилировать и сдавать сетям. Но если сделать там ТРК и ресторанные дворики, то сами рынки вообще исчезнут», — отмечает Яцук.

Совладелец ООО «Кузнечный рынок» Анастасия Котченко полагает, что Смольный и действующие арендаторы могли бы найти компромисс. «На рынках есть сейчас чем заняться, мало представлено продуктов, старые технологии...В принципе концепция в стиле Даниловского рынка, которую демонстрировал Фонд имущества, имеет право на жизнь», — говорит она. Но для этого Смольный должен изменить условия предлагаемых договоров, отмечает Котченко. Например, новому арендатору Кузнечного рынка Фонд имущества предлагает договор на 15 лет за 14,4 млн руб., помимо этого ему необходимо будет вложить в модернизацию объекта 295 млн руб.

«Для инвестора такая схема просто невыгодна, тут нужно либо заключать более длительный договор аренды, либо продать рынок на понятных и выгодных бизнесу инвестусловиях...Деньги у нас есть — можно найти и 300 миллионов рублей, и 500 миллионов. Весь вопрос в условиях договора с администрацией», — говорит она.

«Город может продать рынок ндействующим арендаторам на понятных инвестусловиях. Деньги у нас есть — можно найти и 300 миллионов рублей, и 500 миллионов».

Совладелец другого рынка на правах анонимности сказал, что если в судах не будет применен административный ресурс, то арендаторы их выиграют. По его словам, КИО и Фонду имущества вряд ли удастся в ближайшие годы осуществить свою программу — суды могут занять минимум два-три года, потому что оспариваться будет каждый шаг чиновников. Сам он считает, что рынкам нужны изменения, но это могли бы сделать действующие арендаторы, чиновники могли заключить с ними договоры на определенных инвестусловиях.

За помидоры, которые пахнут помидорами

За петербургские рынки вступились и депутаты городского парламента. Например, парламентарий от КПРФ и бывший сопредседатель Ассоциации собственников и арендаторов Апраксина двора Ирина Иванова отметила в разговоре с РБК Петербург, что на традиционный формат торговли есть спрос — и со стороны потребителей, и со стороны малого бизнеса, которому никогда не удастся зайти в крупные сети. «Если я хочу купить фермерский творог, помидоры, которые пахнут помидорами, я пойду на рынок», — отмечает она. Власти декларируют поддержку фермерских хозяйств и малого предпринимательства, но передача рынков крупным инвесторам лишает такую поддержку смысла, так как этим предпринимателям негде будет торговать, говорит депутат.

Кроме того, она обращает внимание на то, что рынки в центре — неотъемлемая часть Петербурга. Поэтому, по мнению депутата, Апраксин двор должен остаться торговым, так как это «место, исторически предназначенное для торговли». «Конечно, ему требуется реновация, реконструкция, контроль за нелегальной торговлей, но серьезно перестраивать его не нужно, он должен остаться общедоступным торговым и развлекательным объектом», — уверена Иванова.

Известный петербургский историк Лев Лурье придерживается схожей точки зрения. По его словам, рынками не должно заниматься государство; любая инициатива изменений должна исходить только от бизнеса. «Рынки в городе притягивают людей, являются центром туризма. Они, конечно, должны развиваться. Но это должно происходить ненасильственно, не «сверху», а «снизу»... У Апраксина двора, у Сытного рынка, у других рынков есть история, есть свое обаяние, которое нужно постараться сохранить», — отмечает Лурье.

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ:

Мария Элькина, архитектурный критик, член Совета по сохранению культурного наследия:

Фото: Личная страница в Facebook

«Рынки традиционно играют в городах не то что важную — образующую роль. Сейчас это не вполне так, и все-таки именно на рынках мы по-прежнему наблюдаем самую суть городской жизни, ее разнообразие и пестроту, рынки спасают от глобализации. Нынешняя петербургская тенденция, заключающаяся в борьбе за стерильность — иррациональна и вредна для города. В ней слышится нетерпимость, желание привести все к одному стандарту. Другое дело, что в том же Апраксином дворе нужно навести простой порядок — сделать освещение, поставить скамейки, чистить дорожки зимой. Если там есть преступность — значит, полиция должна лучше работать».

Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций РАНХиГС:

Фото: РБК Петербург

«Рынок был, есть и будет существенной частью жизни любого крупного города. Рынки квартального, районного, городского значения — все они должны быть, так как это прекрасная альтернатива магазинам. Торговать там могут жители близлежащих областей, чья продукция не может попасть в супермаркеты из-за высоких издержек. За границей такие рынки поддерживаются отдельными программами. Цивилизованные рынки для города — благо. Огромные территории неупорядоченной торговли — такие, как Черкизовский рынок в Москве — должны быть разукрупнены и приведены в порядок. А небольшие рынки в исторических зданиях могут, не теряя своей функции, стать хорошей частью городского ландшафта».

Федор Гаврилов, руководитель архитектурных форсайтов РБК Петербург:

Фото: РБК Петербург

«Я с грустью наблюдаю за развитием планов по переустройству бывших колхозных рынков и Апраксина двора. Идей в городе мало — на любом месте, подлежащем обновлению, у нас проектируют или офисы с магазинами, или жилье, или, если уж совсем не понятно, что делать, заговаривают о креативном пространстве. То есть если слышишь «креативное пространство» — значит, мыслей нет никаких. Фудхоллы, в которые чиновники хотят, судя по всему, превратить рынки — это то же креативное пространство, только с кулинарным уклоном. И, конечно, в голову никому не приходит, что надо пытаться сохранить — или возродить — что-то индивидуальное, историческое, память места, что-то локальное: репчатый лук от чудских староверов, псковскую картошку, мед с Валдая, рыбу из Карелии и т.д. и т.п.

При этом рыночный потенциал этих мест, конечно, никто не просчитывает. Потому что, если бы такой потенциал был, арендаторы рынков сами, без всяких казенных концепций, все бы переделали. А так логика простая — было немодно и грязновато, будет чисто и модно. Типа, как в Москве, на Даниловском, или в Вене на Нашмаркте. Словом, от судьбы не уйдешь — вот и урбанизм у нас получается какой-то аракчеевский».