Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Су-35 перехватили бомбардировщик ВВС США над Охотским морем Политика, 22:12 «Манчестер Сити» и «Реал» играют в 1/8 финала Лиги чемпионов. Онлайн Спорт, 22:00 Как поймать волну: семь высокооплачиваемых профессий будущего Экономика образования, 22:00  На юге Москвы водитель машины каршеринга устроил стрельбу Общество, 21:57 Зеленский ответил на просьбу не отдавать Киево-Печерскую лавру ПЦУ Общество, 21:52 Число погибших в авиакатастрофе в Индии возросло до 16 Общество, 21:47 Умер советский пловец и тренер Александра Попова Геннадий Турецкий Спорт, 21:39 Главный тренер ПСЖ получил перелом на тренировке команды Спорт, 21:34 К расследованию взрыва в Бейруте подключился Интерпол Общество, 21:30 В Нижегородской области открылись бани и фитнес-центры Общество, 21:01 «Зенит» обыграл «Локомотив» в матче за Суперкубок России по футболу Спорт, 20:59 Дипломаты заявили об отсутствии россиян на разбившемся в Индии самолете Общество, 20:58 Российский вирусолог назвал противопоказания к вакцинации от коронавируса Общество, 20:50 Коренные народы Севера и Сибири попросили Маска бойкотировать «Норникель» Бизнес, 20:43
С.-Петербург ,  
0 

Дневник кризиса: «Мы ждали большего после открытия ТЦ в Петербурге»

По просьбе РБК Петербург российские предприниматели ведут хроники своих рабочих дней в период кризиса. Они рассказывают о сложных вызовах, на которые приходится искать ответы, и о возможностях для развития. Перед компаниями офлайн-отраслей, переживших период карантина, встали новые вопросы: в какой степени восстановится покупательский трафик после снятия строгих запретов, как компенсировать выпадающие доходы, и нужно ли готовиться к новому локдауну?

В сегодняшней дневниковой записи — радости и разочарования «одежных» сетей после открытия торговых центров.


Ксения Рясова, президент сети магазинов одежды Finn Flare:

«До этой недели не работали магазины в Петербурге, и это было нашей огромной болью. Петербург — большой рынок, здесь у нас очень лояльные покупатели. И я не понимаю, почему торговые центры здесь были закрыты в тот момент, когда уже открылись рестораны, бары, бани и бассейны. Закрытые торговые точки в Петербурге сильно подкашивали нас. Думаю, что это была полностью политическая история. Кроме того, закрыты две «Меги» в Екатеринбурге, Нижнем Новгороде и полностью закрыт Красноярск.

Как только магазины открываются после локдауна, мы наблюдаем большой отложенный спрос, но потом начинается падение. Первыми открылись магазины в Москве и сейчас они уже показывают падение по отношению к прошлому году. Поэтому мы надеялись на очень большой рост в первое время после открытия петербургских магазинов. Но первые два дня работы показали не очень хорошие продажи летней коллекции. Между тем лето подходит к концу.

Мы надеялись на очень большой рост в первое время после открытия петербургских магазинов. Но первые два дня работы показали не очень хорошие продажи летней коллекции.

В целом по сети (в России у нас порядка 100 магазинов) мы ожидаем выполнение плана на 81% по итогам июля, и это примерно 88% от июля прошлого года.

Многое теперь иначе в нашем бизнесе. У меня до сих пор большое число людей работает в удаленном режиме. Экономится много времени, уходившего на дорогу. Люди тратят его либо на работу, либо на семью. И многие возвращаться в офис не хотят. Есть сотрудники, которые из-за технологического процесса не могут работать удаленно, например, дизайнеры или продакт-менеджеры, но и они теперь один-два дня в неделю работают дома в тишине. Я думаю, что в итоге мы уменьшим площадь офиса — такой большой, который мы занимали до пандемии, теперь не нужен. И немного поменяем схему работы внутри компании.

Изменилась доля онлайн-продаж. Их развитие было нашей стратегической целью с 2008 года. В прошлом году доля e-commerce уже достигала в наших продажах 29,5%. Однако в этом году, скорее всего, она вырастет до 40%. Отмечу, впрочем, что в апреле, когда начинался режим самоизоляции, наши онлайн-продажи сильно просели, даже на Wildberries. Потребители были в шоке, никто не понимал, что происходит, и деньги тратили только на еду и алкоголь. Во всем мире продажи алкоголя выросли на 300% — люди, видимо, активно горе «запивали». Но с мая у нас начался рост продаж в онлайне во всех каналах — и на маркетплейсах, и в собственном интернет-магазине.

Мы ввели очень много новых программ. Например, продавцы дома придумывали образы и отправляли их по почте клиентам; кстати, многие продавцы работали и курьерами. С июня мы запустили новую опцию «шоппинг со стилистом»: стилист находится в магазине, показывает по видеосвязи клиенту варианты образов и потом выбранные «луки» с курьером отправляет покупателю домой. И это наша «фишка», она пользуется популярностью — насколько я знаю, мы единственные в стране это делаем. Скоро эту опцию запускаем и в Казахстане.

Если вдруг произойдет вторая волна закрытий, то мы продолжим работать удалённо, создавать новые коллекции и продавать онлайн то, что будет на складе.

Если вдруг произойдет вторая волна закрытий, то мы продолжим работать удалённо, создавать новые коллекции и продавать онлайн то, что будет на складе. Многие в компании уже переболели коронавирусом и имеют иммунитет. Так что вторую волну полегче будет пережить, чем первую».