Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Reuters назвал условие для согласия ОПЕК+ на сокращение добычи Политика, 00:29 «Аэрофлот» совершит два вывозных рейса из Бангкока в Москву и Петербург Общество, 00:25 Число личных банкротств россиян выросло на 70% Финансы, 00:05 Более 100 сотрудников «Росатома» вернулись из Бангладеш в Нижний Новгород Общество, 06 апр, 23:59 Пандемия коронавируса. Самое актуальное на 6 апреля Общество, 06 апр, 23:46 Самообучение на карантине: что почитать, чему научиться и где «побывать» Экономика образования, 06 апр, 23:39  Как пользоваться критическим мышлением. Разбираем статью о коронавирусе Экономика образования, 06 апр, 23:22  Пригожин подал в суд на Любовь Соболь и телеканал «Царьград» Общество, 06 апр, 22:58 Власти утвердили перечень сайтов с бесплатным доступом Технологии и медиа, 06 апр, 22:57 Заболевшего COVID-19 Бориса Джонсона перевели в реанимацию Общество, 06 апр, 22:45 Элтон Джон и Билли Айлиш дадут концерт в поддержку борьбы с коронавирусом Общество, 06 апр, 22:39 100 профессий будущего Экономика образования, 06 апр, 22:38  Умерла сыгравшая девушку Бонда Онор Блэкман Общество, 06 апр, 22:36 В Новгородской области умер первый больной с коронавирусом Общество, 06 апр, 22:26
С.-Петербург ,  
0 

Знать или не знать: нужны ли обществу новые факты о блокаде

Государственный мемориальный музей обороны и блокады Ленинграда (Фото: Светлана Холявчук/Интерпресс)

Сегодня российская общественность зачастую не готова воспринять любые новые факты о жизни блокадного Ленинграда, в частности — о ее реальных экономических механизмах — поскольку заранее видит в них попытку дискредитации героического прошлого. Между тем, полагает доктор исторических наук, доцент кафедры международных отношений на постсоветском пространстве СПбГУ Анастасия Зотова (автор ряда исследований об экономике СССР в годы войны), некоторые из этих фактов доказывают обратное — способность советских руководителей организовать хозяйственную и финансовую жизнь города, без чего выстоять в те непростые времена было бы в принципе невозможно.

Анастасия Зотова рассказала РБК Петербург, как руководству города удавалось решать многие сложные вопросы, и объяснила, почему она скорее всего приостановит дальнейшее изучение этой темы:


«За последние несколько лет научному сообществу удалось получить принципиально новые знания о блокированном Ленинграде. В частности, стали известны важные факты, касающиеся того, как была устроена экономика города во время блокады*. Некоторые из этих фактов могут показаться парадоксальными на фоне общепринятых представлений о том времени.

К числу таких фактов, например, относится то, что финансовый отдел Ленгорисполкома был в числе лидеров в СССР по выполнению финансовых планов — в блокированном Ленинграде доходы городской казны превышали расходы.

Откуда брались те доходы? Отчасти за счет перевыполнения планов по собираемости налогов. Планы перевыполнялись, несмотря на сокращение численности населения. Налогов и сборов в блокадное время стало больше. Помимо военного налога, собирался подоходный, налог с транспортных средств, культжилсбор (сбор на культурное и жилищное строительство с рабочих, служащих и прочего неземледельческого населения), налог с имуществ, переходящих в порядке наследования и дарения, а также налог с посетителей публичных зрелищ и увеселений, налог с киноустановок, сбор с владельцев собак, сбор с владельцев скота, рыболовный сбор, плата за обучение в средних школах и вузах.

Отдельно приходилось платить за эвакуацию детей. Важно подчеркнуть: то было долевое участие родителей и государства. Например, если эвакуировали целиком детский сад или ясли при предприятии, средства на содержание детей в эвакуации взимались с предприятия, а бухгалтер завода или фабрики родителя, в свою очередь, вычитал их из зарплаты папы или мамы. Если доход одного члена семьи составлял 50 руб., то эвакуационный сбор равнялся 25%, если 281 руб. и выше — размер сбора достигал 74%.

Нужно понимать, что в военное время государству неоткуда было взять деньги на эвакуацию детей. Откуда сотрудники эвакопунктов могли взять деньги, чтобы всех детей накормить, заплатить водителям за бензин? Нужно сказать спасибо органам власти за то, что они в короткие сроки организовали вывоз детей, за то, что считали эту задачу приоритетной.

Отдельно учёные занимаются вопросом изучения становления Ленинграда как центра военной промышленности страны. Именно в Ленинграде была сформирована новая индустриально-оборонная концепция. После прорыва блокады Ленинград должен был стать центром развития танкостроения, авиастроения, артиллерии и производства боевой техники. Была разработана концепция развития ПВО в Ленинграде, которая заключалась в создании и развитии качественно новых радиолокационных станций, зенитной артиллерии. Именно тогда появилась идея создания реактивной авиации.

Отдельный вопрос — как эта информация может восприниматься сегодня. Для меня это достоверные факты истории. В научном сообществе эти исследования тоже вызывают одобрение. Правда, я получала письма благодарности и от читателей, не профессиональных историков.

Тем не менее, однажды ко мне обратилось руководство и рекомендовало не заниматься больше изучением финансовой системы блокированного Ленинграда, поскольку многие читатели пока не готовы воспринять эту информацию. Может быть, это и хорошо. Однако тот факт, что люди, читая исторические документы, делают из них упрощенные, чисто эмоциональные выводы, очень тормозит науку. Мне известны случаи, когда из научных журналов снимались статьи об экономике блокированного Ленинграда, которые содержат достоверную информацию и рекомендованы к публикации научным сообществом. Так происходит потому, что учёные не хотят идти на конфликт с общественностью. Я с пониманием отношусь к общественности, но хочу напомнить, что новое знание даёт наиболее объективный взгляд и лучшее понимание того, что происходило во время блокады.

При этом нужно отметить, что государство не препятствует исследованиям истории блокады и в целом Великой Отечественной войны, даже способствует новым научным изысканиям. Для финансовой поддержки учёному нужно подать заявку в какой-либо научный фонд с идеей своего исследования. В фондах есть ряд экспертов (учёных, не госслужащих), которые либо одобряют заявку, либо отклоняют и пишут объяснение — почему.

Тем не менее, я считаю, что ничего плохого не произойдет, если я прекращу свои исследования экономики блокированного Ленинграда. Хорошо понимаю, что для россиян тема блокады Ленинграда является святой, и люди хотят узнавать только о достижениях и подвигах. Может быть, лет через 20 ситуация изменится. Хотя многие учёные считают, что я не права. Они говорят, что если сейчас не писать, то люди никогда не будут готовы про это читать. Для меня это сложный вопрос».


1. Отчет об исполнении местных бюджетов за 1941 год Ленинградского городского финансового отдела (тыс.руб.). Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (Далее - ЦГА СПб.). Ф. Р-1853. Оп. 7. Д. 127. Л. 1-29.
2. Годовой отчет об исполнении местного городского бюджета г. Ленинграда за 1942 г. (тыс.руб.). ЦГА СПб. Ф. Р-1853. Оп. 7. Д. 184. Л. 12-34.
3. Отчет Ленинградского городского финансового отдела об исполнении местных бюджетов за 1943 год (тыс.руб.). ЦГА СПб. Ф. Р-1853. Оп. 7. Д. 259. Л. 24-47об.
4. О порядке взимания платы с родителей за детей, вывезенных из Ленинграда (Решение Исполкома Ленгорсовета депутатов трудящихся от 19 июля 1941 г., № 48, п. 7) // Бюллетень Ленинградского городского совета депутатов трудящихся. ‪1941. 29‬ июля. № 28-29. С. 3-4.
5. Секретная часть Ленгорсовета. Переписка по финансовым вопросам. ЦГА СПб. Ф. 7384. Оп. 3 с. Д. 49.


Мнение спикера может не совпадать с позицией редакции