Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В результате стрельбы в Торонто погиб человек Общество, 01:21 В Эстонии началась массовая вакцинация от коронавируса Общество, 01:00 Премьер Чехии ответил на слова Земана о новой версии взрывов во Врбетице Политика, 00:51 Как поддержать человека, не решая за него проблемы РБК Стиль и Victory Park, 00:48 Минск будет добиваться признания геноцида белорусов в годы ВОВ Политика, 00:39 Кто собрался в Госдуму от «Единой России». Главное Политика, 00:00 Manizha пришла на открытие «Евровидения» в кокошнике Общество, 16 мая, 23:52 В Петербурге зафиксировали резкий рост числа заразившихся COVID-19 Общество, 16 мая, 23:36 В Идлибе при нападении боевиков погибли трое сирийских военных Общество, 16 мая, 23:19 В Астраханской области при столкновении судна с лодкой пострадали дети Общество, 16 мая, 22:57 В ритме мегаполиса: какая повседневная одежда хорошо комбинируется РБК Стиль и Armani Exchange, 16 мая, 22:50 Часть задержанных на акции у МГУ отпустили из полиции Политика, 16 мая, 22:14 Число пострадавших при обрушении в синагоге в Израиле превысило 160 Общество, 16 мая, 22:05 Гилерме стал лучшим вратарем чемпионата России Спорт, 16 мая, 21:53
С.-Петербург ,  
0 

Новые митингующие: управляемой и скучной толпы уже не будет

Елена Омельченко, директор центра молодежных исследований НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге


Мы становимся свидетелями рождения нового политического субъекта. Это молодежь, которая не смотрит телевизор и не находится под мощной пропагандистской струей. Она сформировалась исключительно в «цифре» — в интернете, смартфонах и других гаджетах.

Денег стало меньше

Безусловно, важную роль в привлечении молодежи в политику сыграла работа Навального и его штаба, потому что они своим форматом подачи материала и самой идеей попали в целевую аудиторию. Но здесь важно обратить внимание на мироощущение этих новых молодых. Они не пережили на своем опыте события 2011-2012 года на Болотной и не знают этой ситуации.

При этом сейчас мы переживаем экономический кризис — и у этих молодых людей сформировались свои обиды — в том числе, на власть, которая дает им очевидно меньше возможностей для реализации, чем у их не очень далеких сверстников.

У них меньше возможностей учиться за рубежом, меньше возможностей получить качественное образование, меньше возможностей путешествовать (денег стало меньше и ездить стало сложнее) и т.д. Они видят, как ухудшилась жизнь их родителей, и остро переживают это. Это обостренное чувство несправедливости и обиды.

Эмоциональное гражданство

Эта юная политическая сила сформировалась вне интереса и внимания политиков, что, может быть, и хорошо. Этому поколению стоит уделить внимание, ведь его никто не знает — нет никаких серьезных социологических исследований, которые бы показали, что это за люди и чего они хотят.

Сейчас начнут закручивать гайки и в массовом порядке издавать всякого рода программы, давить на контроль, управление, мобилизацию и т.д. Но это другие молодые люди, которые не пойдут в «Наши». У них сформировалось новое гражданское сознание, низовое, самостоятельно впитанное, но новое.

В тех же брянских школьниках многие открыли сознательных и рационально мыслящих молодых людей. И они действительно более взрослые, чем поколение 2000-х. Они, может быть, в чем-то инфантильные, но они более взрослые в смысле своего гражданского чувства.

Причем это гражданское чувство очень эмоциональное. Мы используем даже такой термин как «эмоциональное гражданство». Гражданство, сопряженное с эмоциями, — очень значимое и важное. Оно должно быть нескучным, самостоятельным, самодеятельным, приносить удовольствие. Участие в акции протеста наполняет этих ребят чувством гордости, единения, солидарности. Это очень важные вещи, которые формируют гражданина.

Чего хочет власть

Именно поэтому они не пойдут под лозунги за Исаакий или библиотеку — это не их повестка. Их повестка — справедливость и правда.

Новое поколение очень чувствительно к вранью. За последние полгода на нас обрушилось много новостей о коррупции. Эфир был полон новостями и расследованиями не только по Медведеву и Сечину. Цифры, которые фигурируют в этих новостях, такого порядка, что они завораживают и естественным образом наталкивают на мысль: «Почему мы так живем?», «Почему у нас старики пишут письмо Путину с просьбой улучшить питание в доме престарелых?». Это повседневные вещи, и одной пропагандой людей не убедить, что все на самом деле по-другому.

Возникает вопрос, а чего хочет власть? Молчаливой, управляемой, скучной толпы? Этого, по всей видимости, уже не будет. Да и Болотная, думаю, вряд ли повторится — таким способом разрешить ситуацию не получится.

Нельзя открыто демонстрировать пренебрежение к новым молодым. Закручивание гаек приведет к протестам, а, возможно, это движение даже частично уйдет в подполье. Это всегда очень плохо и тяжело, и 1917-й год — тому пример.

Конечно, хотелось бы, чтобы все развивалось в сторону поиска общего языка и политических изменений.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.