Лента новостей
Назарбаев переедет из президентской резиденции в библиотеку Политика, 11:02 Каким будет e-commerce через 5 лет: дискуссия на METRO EXPO Пресс-центр, 11:00 Аршавин осудил приглашение бразильских футболистов в сборную России Спорт, 10:59 «Уральские авиалинии» отказались летать по 67 маршрутам Бизнес, 10:55 На западе Турции произошло землетрясение магнитудой 5,7 Общество, 10:49 В тайнике банды 90-х под Москвой нашли гранатометы и 36 кг взрывчатки Общество, 10:47 Натуральные продукты: как успешно конкурировать с федеральным ретейлером РБК и «Билайн» Бизнес, 10:38 ФСИН решила обязать сотрудников извиняться перед заключенными Общество, 10:33 5 советов, которые сделают вас сильнее и помогут противостоять стрессу РБК и Philips, 10:08 Почему Bitcoin может потерять власть над рынком Крипто, 10:04 Природа штрафа: как наказывать за ущерб окружающей среде Pro, 10:01 Российские фигуристы побили мировой рекорд на ЧМ в Японии Спорт, 09:59 Forbes назвал самые надежные банки России Финансы, 09:56 Boeing сменил топ-менеджеров после крушения 737 MAX 8 в Эфиопии Бизнес, 09:50
С.-Петербург ,  
0 
Украденные леса: как избавиться от чиновничьих угодий и банкирских берегов
На днях Верховный суд России признал незаконными положения закона Ленобласти, допускающие возможность возводить заборы на территории лесного фонда в интересах охотничьих хозяйств. Теперь экологам предстоит долгая работа: заставить чиновников убрать незаконные заборы - дело хлопотное, с непредсказуемым результатом.
Фото: из личного архива

На днях Верховный суд России признал незаконными положения закона Ленобласти, допускающие возможность возводить заборы на территории лесного фонда в интересах охотничьих хозяйств. Теперь экологам предстоит долгая работа: заставить чиновников убрать незаконные заборы - дело хлопотное, с непредсказуемым результатом. РБК-Петербург побеседовал с инициатором судебного процесса активистом движения «Открытый берег/Против захвата озер» Ириной Андриановой и выяснил, почему в лесах Ленобласти вырастают коттеджные поселки и как изменение одного закона может повлиять на общую проблему застройки рекреационных земель.

Что стало поводом для обращения в суд?

Поводом для судебного процесса послужило ограждение территории охотхозяйства ООО "Вега" площадью 880 га в Приозерском лесничестве. В большинстве случаев огораживание лесного участка происходит просто «в нахалку», но в случаях с охотхозяйствами правительство Ленобласти решило им помочь и приняло в 2007 г. областной закон Ленинградской области N 173-оз "О правилах использования лесов для осуществления видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства на территории Ленинградской области", который разрешает для нужд «полувольного разведения животных» эти лесные участки огораживать. Это положение закона и оспаривалось в Верховном суде, так как оно вступило в противоречие с федеральным Лесным Кодексом, который прямо запрещает огораживать лесные участки.

Что теперь изменится?

Это решение вряд ли приведет к тому, что Приозерское общество охотников и рыболовов побежит ломать свой забор. По моим сведениям, за этим обществом стоит высокопоставленный чиновник Ленобласти. Однако юридически мы теперь имеем право вновь обратиться в суд по вопросу бездействия прокуратуры в отношении этого забора.

В лесах Ленобласти огромное число примеров незаконной застройки с заборами и без. Почему в случаях, когда территория уже защищается законом, мы все равно не видим никаких действий со стороны надзорных ведомств?

К сожалению, в законодательстве отсутствует четкое определение капитального строения. И многочисленные суды, в которых проходят разбирательства, выносят разные решения. По сути, два одинаковых сооружения на заглубленном монолитном фундаменте могут трактоваться и как временные и как капитальные.

Например, в Карелии есть остров Койонсаари на территории планируемого национального парка «Ладожские шхеры». Вся прибрежная защитная полоса, славящаяся своими пляжами, отдана в аренду одноименной с островом компании. Там было начато строительство коттеджей, но прокуратура не нашла оснований для принятия мер прокурорского реагирования, посчитав, что возводимые строения не относятся к капитальным.

Насколько распространена практика захвата территорий лесного фонда в Ленобласти?

Ситуация очень сложная. Оказалось, что дешевле арендовать лесные участки и незаконно застраивать, чем купить и построить дачу, базу отдыха или коттеджный поселок и распродать его. В аренду же можно получить хороший участок леса, с выходом к воде.

(Всего, по данным организации «Открытый берег/Против захвата озер», на текущий момент на территории Ленобласти заключено порядка 440 договоров рекреационной аренды. Средняя стоимость 1 га в наиболее востребованных районах с учетом базовых ставок и увеличивающих коэффициентов оценивается в 60 тыс руб. в год. Для организации базы отдыха берется порядка 25-30 га. Согласно открытым источникам, в продаже земли Лесного фонад идут за 800 долл. за сотку- прим. РБК)

Можете назвать несколько примеров таких незаконных строек? И как в таких случаях действуют власти?

Одним из наиболее ярких примеров является судьба Нахимовского озера в Выборгском районе области. Там на одной стороне озера, близ поселка Ганино, частная компания взяла в аренду довольно большой участок леса на берегу, что допустимо. Но совершенно недопустимо огораживание лесных участков и, согласно Водному кодексу, недопустимо огораживание береговой полосы, но компания сделала и то, и другое. Кроме того на огороженном участке появился огромный каменный дом, то есть капитальное строение, что также запрещено Лесным кодексом. По сути участок используется как личная дача.

Есть ряд проблемных участков и в районе Токсово. Там давно уже продолжается скандал с рекреационной арендой лесов бывшего Токсовского парклесхоза, ныне Всеволожское лесничество. Арендаторы леса не раз пытались вывести свои участки из лесного фонда, а один из них даже не постеснялся выложить в интернете объявление о продаже своего лесного участка под застройку.

По области таких примеров, к сожалению, очень много. Ни Комитет по природным ресурсам, который заключает эти договора аренды, ни Комитет по госконтролю природопользования, ни Росприроднадзор, ни Природоохранная прокуратура должным образом не контролируют нарушения использования лесных участков.

Решение Верховного суда - это маленький шаг к решению проблемы. Но мы будем надеяться, что-то начнет меняться.

Беседовала Ольга Зарубина