Лента новостей
Таксист устроил стрельбу в ходе конфликта в подмосковном Одинцове Общество, 09:56 Почему деловой женщине важно хорошо выглядеть и как этого добиться Совместный проект РБК PINK, 09:49 Мадуро заявил о готовности к переговорам с оппозицией в Осло Политика, 09:45 Следователи возбудили второе дело против вице-премьера Чувашии Общество, 09:22 Еще два экс-министра решили побороться за пост премьера Великобритании Политика, 09:08 В Якутии молодой человек ранил ножом директора школы Общество, 08:47 Трое детей и мужчина погибли при пожаре в Красноярском крае Общество, 08:26 Машина въехала в стену Театра Российской армии в Москве Общество, 08:03 Тысячи израильтян выступили против предоставления Нетаньяху иммунитета Политика, 07:50 В Хакасии нашли тела двух пропавших в прошлом году туристов Общество, 07:22 «Торонто» впервые в истории вышел в финал НБА Спорт, 07:01 Абэ и Трамп сыграли в гольф Политика, 06:40 Зеленский пообещал сделать из Украины «базу для покорения мира» Политика, 06:12 Пассажиры прервавшего полет Boeing вылетели из Сургута резервным рейсом Общество, 06:03
С.-Петербург ,  
0 
Эпоха «Адибаса»: в Петербурге увеличилось количество продуктовых подделок
В магазинах резко увеличилось количество фальсификата и контрафакта

За восемь месяцев эмбарго на полках в петербургских магазинах резко увеличилось количество фальсификата и контрафакта. Качество продуктов продолжает ухудшатся из-за стремления производителей сократить издержки на импортное и отечественное сырье. Наиболее острыми остаются проблемы с поставкой молочных продуктов и рыбы.

Дешевые аналоги

В настоящее время порядка 50% всего сырья для российской пищевой промышленности по-прежнему импортируется из других стран. «У нас заменились поставщики. Если раньше была Северная Америка и Европа, то теперь Южная Америка, Китай, Турция, Египет, - говорит председатель Санкт-Петербургской общественной организации потребителей «Общественный контроль» Всеволод Вишневецкий. - География поменялась, а импортная зависимость осталась на прежнем уровне. У нас нет в необходимом количестве говядины, овощей и фруктов, у нас перебои с молоком и рыбой».

Дефицит сырья и девальвация рубля заставляют поставщиков экономить на всех этапах реализации продукции, начиная от выбора сырья и заканчивая логистикой. Это было вполне ожидаемо, говорят эксперты отрасли.

Если раньше рыбу везли из Норвегии - и путь занимал двое суток, то теперь ее везут из Южной Америки - и путь занимает 40 суток, говорит В.Вишневецкий. А это очень затратный процесс - должны быть обеспечены условия транспортировки. Но на них экономят, чтобы конечная цена оказалось приемлемой. В итоге рыба подходит к нашим границам на исходе сроков годности, а это сказывается на качестве готовой продукции, объясняет он.

Дефицит молочного сырья приводит к тому, что некоторые производители вынуждены использовать растительные жиры вместо дорогостоящего натурального молока, отмечают в национальном союзе производителей молока (СОЮЗМОЛОКО). Число так называемых «сырных продуктов» в последние месяцы увеличилось в разы, говорят в союзе, в отличие от сыров, производство которых растет значительно медленнее. Аналитик Национального союза производителей молока Александр Краснощеков ранее отмечал, что если объем производства сыров на Северо-Западе, например, вырос незначительно - с 34 тыс. тонн в 2013 году до 35,3 тыс. тонн в 2014-м, то объем сырных продуктов увеличился на порядок: с 360 - до 3740 тонн.

«Российский аналог часто оказывается дороже европейского, при этом не всегда может соревноваться с ним по качеству. Импортозамещение, о котором мы часто говорим, невозможно, пока на рынке сырого молока сохраняется дефицит», - добавляют эксперты Института конъюнктуры аграрного рынка (ИКАР).

Импорт сыров и сырных продуктов

Инфографика ИКАР

Доля импортного мяса до введения эмбарго на российском рынке была на уровне 24%, говорит Даниил Хотько, эксперт рынка мяса ИКАР, причем в структуре преобладала импортная говядина (около 35%). После введения эмбарго объемы импорта говядины снизились, но незначительно, отмечает эксперт. Сегодня они представлены преимущественно экспортерами из стран Латинской Америки.

Несмотря на то, что объем экспорта не изменился, содержание говядины в полуфабрикатах уменьшилось. «Мы фиксируем рост фактов фальсификации пищевых продуктов, который выражается в замене дорого сырья на более дешевый аналог. Например, мы проводили экспертизу 10 образцов пельменей, в составе которых была указана говядина, так вот, на самом деле говядина оказалась лишь в трех образцах, остальные заменили ее на более дешевые аналоги - мясо свинины и птицы. Пять изготовителей, без информирования потребителей, использовали при производстве соевый белок, - говорит В.Вишневецкий. - Это говорит в первую очередь о сокращении издержек со стороны производителей, они экономят на стоимости сырья. Вместо более дорого сырья используют более дешевые продукты, еще и заменяют мясной белок на растительный. А берут с нас с вами по полной стоимости».

Таким же образом обстоят дела с овощами. Как отмечал ранее генеральный директор ЗАО «Агрофима «Роса» Николай Лобанов, в среднем (по ценам) массовом сегменте ушедших европейцев заменили иностранные производители дешевой продукции, чьи цены выросли из-за девальвации. В результате в массовой рознице цены выросли, а качество упало. «В Китае всего 10% плодородных земель, и каждый клочок земли у них используется для воспроизводства продуктов питания, прежде всего, конечно, чтобы прокормить себя, далее начинает работать химия, а в некоторых случаях и алхимия, - не без иронии добавляет гендиректор аналитического агентства INFOLine Иван Федяков.

«Покупая банан, вы хотите, чтобы он был со вкусом банана, а не со вкусом дерева. Сейчас некоторые фрукты могут быть безопасны, но не иметь вкуса - это граничит с критериями качества, - добавляет он . - Мы очевидно переключаемся на более дешевый сегмент товаров. Товар среднего ценового уровня сейчас становится очень дорогим».

Adibas вместо Adidas

Президент компании «Невские сыры» Альберт Суфияров отмечает, что использование более дешевых растительных жиров вместо животных - это выбор каждого конкретного производителя, и зачастую он является вынужденным. «Чаще всего это происходит следующим образом: сеть не согласна с повышение цены [которое неизбежно из-за роста цен на сырье] - и производитель, чтобы остаться на полке, вынужден искать какое-то решение. Сильный производитель с федеральной сетью дистрибуции может настоять на своей цене в сетях и не использовать растительный жир (имя в этом случае дороже). Производители же послабее идут по второму пути, поскольку отказ какой-то сети может серьезно повлиять на их бизнес».

На практике такая «оптимизация» выражается в росте числа фальсификата. Рейтинг лидеров по частоте фальсификации, по оценкам «Общественного контроля», возглавляет сливочное масло (порядка 50% фальсификата среди проверяемой продукции), на втором месте - мясные изделия, которые проходят промышленную переработку (пельмени, замороженные блинчики, колбасные изделия, котлеты). Замыкают тройку - творог, сметана и мороженное. «Фальсификат нами выявляется по этой категории на уровне 20%, - говорит В.Вишневецкий, - то есть каждый пятый образец в магазине по сметане, творогу или мороженому - фальсификат».

При этом помимо внутреннего производства, растет и импорт не очень качественных продуктов, добавляет А. Суфияров. «Сейчас реально очень много сырного продукта ввозят из Польши и Прибалтики - и это вполне легально. В принципе использование сырных продуктов не запрещено. Но, как правило, указание на это идет мелким шрифтом и только очень дотошный потребитель в это вникает».

Опрошенные РБК Петербург эксперты призывают производителей к честности - все нужно указывать на упаковке. «Не все могут безболезненно употреблять в пищу мясо птицы, поскольку возникают аллергические реакции. В нашу организацию поступали неоднократные жалобы от потребителей на подобные нарушения. На упаковке наличие мяса птицы не указывалось. Такие факты есть, мы их вскрываем, обращаемся в Роспортебнадзор, но они очень медленно реагируют», - сетуют в «Общественном контроле» - время от выявленного факта до решения может занимать до полугода.

Кроме того, добавляет директор по связям с общественностью и госорганами СОЮЗМОЛОКО Мария Жебит, когда производитель скрывает растительные добавки, он создает неравные конкурентные условия для честных производителей, которые потратили свои средства на высококачественное сырье.

Помимо замены производителями дорогостоящего сырья на более дешевые аналоги, эксперты отмечают появление на рынке и большого числа контрафактной продукции. С рынка начали уходить бренды, которые востребованы потребителем и местные производители начинают выпускать свою продукцию либо под этим брендом, либо под созвучным названием.

«Вспомните Adibas. Вот эти «Адибасы» начнут активно появляться на рынке, - говорит глава INFOLine И.Федяков. - Уже сейчас чисто визуально начинают подделывать Valio. Если бы Valio сейчас работало на рынке, то они обратились бы в суд. То есть появляется такой квази-бренд, обладающий внешней схожестью, но не поддержанный той же технологией, качеством и теми критериями, которыми обладал бренд-носитель».

Ценовой порог

Выходы из этого положения пока не видно. Более того, эксперты говорят, что ситуация будет ухудшаться. По данным Петростата, по итогам января 2015 года рост цен на продовольственные товары составил в Петербурге почти 7%, в области - 6,4%. За первый месяц года на четверть выросли цены на плодоовощную продукцию, так капуста выросла в цене почти в два раза, помидоры и морковь на треть. Выросла цена и на говядину, рыбу на 8,4% и 7,2%, соответственно.

Как говорит И.Федяков, пик роста цен еще не пройден: «В цены еще не заложены новые процентные ставки по кредитам, в них еще не заложены закупки сырья по новому курсу, они еще не учитывают новую цену упаковки, в цены не заложено оборудование по новым ценам и так далее и так далее - пик повышения цен еще впереди».

При этом реальная зарплата по Петербургу в начале года, по данным Петростата, с среднем составила 93% от показателя января прошлого года. При этом к весне в 19 раз вырос объем задолженности по зарплате: если на начало января долги перед работниками имели всего три организации на общую сумму 10 млн рублей, то к 1 марта у Петростата появились данные о 8 предприятиях и 191 млн долга.

Ольга Зарубина