Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
На Камчатке частный вертолет завалился на бок при посадке Общество, 03:00 Немецкие правые оценили свои результаты на выборах в Бундестаг Политика, 02:47 На референдуме в Сан-Марино большинство выступило за легализацию абортов Политика, 02:33 С 1 октября пособия на детей будут начислять только на карту «Мир» Общество, 02:01 Гастрономическая «Калитка» в Карелии: от лохикейто до рыбы-воробья Совместный проект, 01:32 Глава Pfizer назвал условие для возврата к нормальной жизни после COVID Общество, 01:26 Посол в ФРГ выразил надежду на сохранение Nord Stream 2 при новом кабмине Политика, 01:16 Разделены занавеской: что разрешили и запретили женщинам в Афганистане Политика, 01:00 В блоке Меркель назвали «катастрофичными» итоги выборов в Бундестаг Политика, 00:50 В Айове три человека погибли из-за стрельбы в спорт-баре Общество, 00:15 Yahoo узнало об обсуждении ЦРУ возможности убийства Ассанжа Политика, 00:13 Конгресс США готовит новые санкции против России. Что важно знать Экономика, 00:00 Минск обвинил Прибалтику и Польшу в переброске террористов в Белоруссию Политика, 26 сен, 23:46 Что известно о попытке заразить летучих мышей коронавирусом в Китае Технологии и медиа, 26 сен, 23:00
С.-Петербург ,  
0 

Бунт на свалке: под Петербургом растет свой Волоколамск

Фото: РБК Петербург
Фото: РБК Петербург

Ситуация с выбросом сероводорода с полигона «Ядрово» в Волоколамске, из-за которого отравились 57 детей, вызвала серьезные народные волнения. Такие потенциально опасные свалки есть и под Петербургом. Как можно предотвратить чрезвычайную ситуацию, рассуждает Александр Карпов, директор центра экспертиз «ЭКОМ»:

«Поправляем здоровье»

«То, что произошло в Волоколамске, может повториться и в Петербурге, и в Ленинградской области. Размещение каждого нового полигона или свалки вблизи населенного пункта поначалу вызывает протесты и возмущение общественности, но власти стараются быстро его успокоить тем или иным способом — и возмущение на время стихает. Пресса об этом уже не пишет, потому что ситуация «примелькалась». Но проблема не исчезает. Напротив, она нарастает до тех пор, пока не взрывается.

Потенциально опасными точками могут стать полигоны «Красный бор» в Тосненском районе и «Северная Самарка» во Всеволожском районе Ленобласти. И если о первом полигоне петербуржцы периодически что-то слышат, о втором — почти ничего. Между тем, гора отходов, которая выросла в «Северной Самарке», оказывает прямое влияние на нашу экологию. Дело в том, что вокруг нее находится болото (за которым в местных садоводствах «поправляют здоровье» наши сограждане), которое представляет собой исток ручья Безымянный, впадающего в приток реки Невы — речку Черную.

Пресса о свалках уже не пишет, потому что ситуация «примелькалась». Но проблема не исчезает. Напротив, она нарастает до тех пор, пока не взрывается

Сейчас этот полигон планируется расширить. Причем исходный проект расширения захватывает территорию истока Безымянного ручья — а это незаконно. Кроме того, по всей видимости, санитарная зона там устанавливается, что называется, «от балды». Администрация полигона утверждает, что учла в новом проекте все замечания общественности, но предоставлять документы на общественную экологическую экспертизу отказывается. Информацию об этом сейчас проверяет прокуратура Ленобласти. Если проблема не будет решаться, а емкость полигона будет увеличиваться, в итоге мы рано или поздно придем к ситуации, аналогичной Подмосковью.

Сидим на свалке

С 18 мая 2018 году вступает в силу новый свод правил, который определяет переход от накапливания мусора к созданию объектов мусоропереработки. Этот закон исключает открытие новых полигонов и стимулирует создание в России полноценной отрасли мусоропереработки.

Но проблема заключается в том, что за прошедшие десятилетия сложились такие экономические группы, которым это не выгодно. Они сидят на этих свалках и зарабатывают, ничего не делая, просто складывая мусор. Поэтому они лоббируют ослабление природоохранного законодательства.

За прошедшие десятилетия сложились такие экономические группы, которые сидят на свалках и зарабатывают, просто складывая мусор

Есть ли у обычных граждан инструменты давления на эти группы? Иногда местные жители активно сопротивляются появлению новых полигонов. Так, активистам удалось отбиться от полигона, который планировали создать в Тосненском районе. Но чаще мы встречаем обратные примеры — например, жители так и не смогли заблокировать проект создания свалки под видом рекультивации на Карельском перешейке — и теперь там отходы будут захораниваться в песчаных карьерах возле озер.

Семь-десять томов

Дело в том, что у местных жителей есть очень ограниченный законом инструментарий для реакции на подобного рода планы. Они могут прийти на общественные слушания и выразить неудовольствие. Но это неудовольствие никого ни от чего не останавливает.

На этих же слушаниях они могут получить информацию о проекте и оценить его влияние на окружающую среду и ущерб. Но для этого нужны специальные познания или как минимум терпение прочитать семь-десять томов документации.

Еще люди могут заказать общественную экологическую экспертизу. В таком случае эксперты все прочитают и изучат, сопоставят оспариваемый проект с нормативными актами — т.е. сделают профессиональную работу, которую человек другой профессии сделать не сможет. Но если госэкспертиза является обязательной для реализации любого удобного проекта, то общественная экспертиза (несмотря на то, что на общественных экспертов налагаются те же требования и ограничения, что на государственных) воспринимается как необязательная и дополнительная. Поэтому бизнес подает документацию на госэкспертизу, а общественную экспертизу старается обойти либо дать ее — «своим».

Честно и достойно

Мусорные компании лишают людей возможности реализовать свои права до того, как начнутся настоящие волнения и бунты. Московские областные власти и тесно сплетенный с ними частный мусорный бизнес пользовались этим приемом легко и свободно, игнорируя запросы общественности, и пока шли суды, согласования и разрешения получались, полигоны расширялись, и уже нельзя было ничего изменить.

Бизнес подает документацию на госэкспертизу, а общественную экспертизу старается обойти либо дать ее — «своим»

Поэтому общественную экологическую экспертизу важно делать вовремя и публично. Все правонарушения в этой области должны получать жесткую реакцию администрации, прокуратуры и общества в целом. Причем не выплатой штрафов, которые по сути ничего не решают. Реализация таких проектов должна приостанавливаться до проведения общественной экологической экспертизы, если та зарегистрирована.

По сути, эта мера напрямую вытекает из закона «Об экологической экспертизе», и необходимо через прокуратуру и суд добиваться того, чтобы она была закреплена и реально работала. Если ты жульничаешь и утаиваешь документацию, твое заявление о госэкспертизе должно быть отложено, пока ты не поведешь себя честно и достойно».


Позиция спикера может не совпадать с мнением редакции.