Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Новый сервис для бизнеса: повышаем клиентский опыт и увеличиваем продажи РБК и VK, 20:57
Гол лидера «Ливерпуля» Мане вывел Сенегал в четвертьфинал Кубка Африки Спорт, 20:56
Макрон заявил о планах созвониться с Путиным Политика, 20:49
Грузовик, такси, автобус: как снизить транспортные издержки РБК и ППР, 20:29
Четырех чиновников калужского минприроды уволили после видео с алкоголем Общество, 20:28
В «Ростове» ответили на сообщения об уходе президента клуба Спорт, 20:14
Норвегия отменила карантин для приезжающих в страну без вакцины от COVID Общество, 20:11
В Петербурге несовершеннолетним запретят ходить в зоопарки, кино и музеи Общество, 19:57
МВД предложило давать убежище с учетом опыта беженцев с Украины в 2014-м Политика, 19:55
Первый номер драфта и член Тройного клуба сыграют за Канаду на Олимпиаде Спорт, 19:53
Генсек НАТО пообещал не размещать войска на Украине Политика, 19:43
На Украину прибыла третья партия военной помощи из США Политика, 19:41
Лидеры сборной заразились COVID перед Играми. Как COVID влияет на спорт Спорт, 19:40
МВФ назвал последствия конфликта России и Украины для мировой экономики Экономика, 19:37
Санкт-Петербург и область ,  
0 

Петербургский медик рассказал о «бегстве» врачей от эпидемии

Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru
Фото: Интерпресс / PhotoXPress.ru

Новогодние акции выражения благодарностей медикам, прошедшие по всей стране, диссонируют с реальным положением врачей, сообщают эксперты РБК Петербург. Конец 2020 — начало 2021 года отмечены обострением кадровой проблемы в медицине: врачи испытывают сильные физические перегрузки и эмоциональную усталость, при этом не встречают понимания ни у пациентов, ни у начальства. «На телеэкране врачи получают благодарности, в жизни — в основном жалобы», — утверждает глава сети клиник Euromed Александр Абдин. Он рассказал, почему проблема выгорания врачей в России ощущается острее, чем в других странах, и к каким практическим следствиям она уже приводит.


Александр Абдин, управляющий партнер Euromed Group:

«Проблема эмоционального выгорания врачей существует всегда — сопутствует нашей профессиональной деятельности — но во время пандемии она обострилась в несколько раз, и не только в России, а по всему миру. Но если в так называемых развитых странах ее активно обсуждают и принимают меры, то у нас практически замалчивают. Более того, благодаря крайней политизации темы борьбы с эпидемией, нагрузка на врачей, физическая и эмоциональная, неоправданно возросла. Сейчас врач принимает на себя все «шишки» от пациентов за несоответствие телевизионных обещаний суровой действительности. И уже начинается бегство, в разных формах, врачей из этой ситуации.

Сейчас врач принимает на себя все «шишки» от пациентов за несоответствие телевизионных обещаний суровой действительности. И уже начинается бегство, в разных формах, врачей из этой ситуации.

Первая хроническая проблема, резко обостренная в пандемию, — переработки врачей. Вторая — сверхнормативная административная нагрузка. На кадры, которые и так были в дефиците, легла тройная нагрузка. Причем, административная часть нагрузки увеличилась пятикратно. Сейчас врачи ежедневно заполняют 49 форм отчетности. Поликлинический врач — еще и курьер, в одной сумке он несет материалы для забора теста ПЦР, в другой сумке — анализы, которые уже взял, в третьей — лекарства. За все это, кстати, надо строго отчитываться. К вопросу политизации: первые лица государства и министры из телевизоров вещают, что гражданам все положено — результаты ПЦР за 48 часов, лекарства по списку из рук участкового врача… Но на земле это не существует! Невозможно в системе ОМС сделать каждому анализы за 48 часов. Не могут склады с лекарствами обеспечить всех в шестимиллионном городе. Пациенты четко знают списки положенных им препаратов, требуют с врачей, жалуются на них. Реальный врач, в отличие от телевизионного — не герой, а загнанная лошадь, которую стегают кнутами.

На кадровую подпитку квартирной службы в Петербурге брошены уже последние резервы. Даже врачи-специалисты — в мирной жизни лоры, неврологи, кардиологи — будучи не очень этим довольны, ходят по домам. «Дырки» латаются ординаторами и студентами старших курсов. Проблемы домовой службы ложатся дополнительной нагрузкой на неотложную и скорую помощь.

Плохо еще то, что внутри медицинских коллективов врачей не слышат. У нас ведь культура обратного слушания, неизменная со времен советских собраний: начальник говорит — все молчат. Ситуация требует, чтобы начальство жило «с широко открытыми ушами» — ловило сигналы снизу; думало, чем помочь — но нет. Настоящий разговор начинается в курилке или за чаем.

Ситуация требует, чтобы начальство жило «с широко открытыми ушами» — ловило сигналы снизу; думало, чем помочь — но нет. Настоящий разговор начинается в курилке или за чаем.

Врачи в регионах отреагировали на такую жизнь массовой, беспрецедентной миграцией. Я смотрел статистику HeadHunter.ru по дефициту медицинских кадров — ужасался. В некоторых регионах этот дефицит вырос на несколько тысяч процентов! — просто все врачи оттуда уехали. В Ленобласти, если верить hh.ru, в пиковом месяце эпидемии — апреле — рост объема вакансий по медицинским специальностям составил более 2200% к предыдущему году! Из Ленинградской области врачи, наверное, мигрировали в Петербург, из большинства других регионов страны — в Москву и Московскую область, где госпитали приглашали медиков на зарплаты в 200 — 300 тыс. рублей. В данный момент страна совершенно оголена, с точки зрения медицинских кадров, это страшная проблема, которую придется незамедлительно решать.

Но в Петербурге именно проблему миграции я не вижу. Ситуация с выплатами наладилась — с декабря доплаты медикам идут по линии Фонда социального страхования, и эта система работает как часы. Все, что рассчитано по более или менее логичной методике, люди получают вовремя. Однако не в деньгах счастье — «загнанным лошадям» доплаты уже не помогают.

Появились «звоночки», когда поликлинические врачи увольняются целыми коллективами — читал о таком инциденте в Коломягах; уверен, что случаев больше, они замалчиваются. Еще более распространенный вариант — уход врачей на длительные больничные. Уж врачу-то несложно наговорить о своем состоянии на 5 месяцев больничного листа. И совсем распространенные последствия психологического выгорания — грубость, цинизм и, к сожалению, врачебные ошибки.

Главное — признать и обсудить проблему, а совсем для начала — перестать ее усугублять, давая пациентам с телеэкранов невыполнимые обещания.

Есть проверенные западной практикой инструменты решения проблемы эмоционального выгорания врачей — постоянно работающие в стационарах и поликлиниках психологи, группы психологической разгрузки, карты сканирования эмоционального состояния и пр. — все эти инструменты сейчас усиливаются, получают дополнительные ресурсы, в западных странах. У нас я знаю единичные случаи — например, в Больнице им. Боткина — организации службы психологической поддержки врачей в стационарах. Но главное — признать и обсудить проблему, а совсем для начала — перестать ее усугублять, давая пациентам с телеэкранов невыполнимые обещания».

Подготовила Елена Кром


Мнение спикера может не совпадать с позицией редакции.