Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Генсек ООН предупредил о высокой вероятности ядерного уничтожения Политика, 07:30 Как сделать из смартфона платежный терминал для бизнеса РБК и Делобанк, 07:22 10 человек пропали без вести после схода оползня на юго-западе Китая Общество, 06:52 Как развить онлайн-торговлю за пять шагов РБК и Accenture, 06:22 Эксперт сообщила о проблеме с обонянием у 1,4% россиян до COVID-19 Общество, 06:21 «МК» назвал категории бюджетников, которым проиндексируют зарплаты Экономика, 05:53 Три человека погибли в результате крушения поезда в США Общество, 05:49 В Краснодаре самолет совершил экстренную посадку после удара молнии Общество, 05:32 Трамп обвинил Байдена во «вторжении» мигрантов Политика, 05:06 Рядом с ТЦ «Амбар» в Самаре произошел пожар Общество, 04:47 Гидрометцентр спрогнозировал «золотую осень» в Европейской части России Общество, 04:23 Закон о цифровом архиве позволит банкам отказаться от бумажных договоров Экономика, 03:56 Зеленский поздравил Усика словами «Украина возвращает свое» Спорт, 03:42 МИД России назвал дату саммита G20 по Афганистану Политика, 03:23
С.-Петербург ,  
0 

Отходы на курорте: чем грозит Петербургу «мусорная» схема

Комитет по благоустройству Смольного утвердил «Территориальную схему обращения с отходами производства и потребления в Санкт-Петербурге». Эта терсхема — итог полугодовой работы комитета с замечаниями и предложениями участников рынка, экспертов, экологов, общественности, которые они вносили с января 2020 года в ходе общественного обсуждения документа.

РБК Петербург попросил экспертов высказать мнения об итоговом документе. Они считают, что утвержденная Смольным схема по обращению с отходами по-прежнему нереализуема. На что рассчитывает Смольный при наступлении часа «Х», когда через 1,5 года исчерпаются мощности полигонов Ленобласти, а переработки в Петербурге так и не будет, никто не понимает.


Владислав Воронков, генеральный директор СРО НП ПЖК «МежРегионРазвитие»:

«Никаких существенных изменений к лучшему в этом варианте терсхемы я не обнаружил. Практически не учтены замечания и рекомендации профессионального сообщества, экспертов и общественности.

В ней по-прежнему содержатся безумные, на взгляд специалистов, положения. Например, на четырех территориях запланированы «мусороперегрузочные, прессовальные» станции. Причем, некоторые — в курортных местах, в частности, две станции в Курортном районе.

Более того, вычеркнуты даже весьма здравые и полезные предложения бизнеса, которые содержались в предыдущих вариантах терсхемы. Например, проект экотехнопарка в Колпино, инициированны компанией «ГСР Энерго», которая успела потратить на него довольно большие деньги. Не нашел я и экотехнопарка «Квантум», который вроде бы был уже практически построен и готов к работе. Нет в терсхеме и объектов по реальной переработки отходов, а не просто сортировки.

Также в полном объеме не учтены образователи отходов, такие как нежилые помещения в многоквартирных домах.

Власти, похоже, рассчитывают на то, что выбранный регоператор (конкурс должен быть объявлен вскоре после утверждения терсхемы) начнет работать по этой терсхеме, он выявит ее недостатки и их в ручном режиме будут оперативно исправлять.

Рассчитывать на то, что регоператором станет какая-нибудь мощная федеральная компания, которая спасет Петербург, Смольному не приходится — условия выбора регоператора требуют наличия у претендента на территории региона мощностей по обращению с отходами. Поэтому участвовать в конкурсе смогут все те же — МПБО-2; «Автопарк № 1 Спецтранс» Анатолия Язева, владельца гатчинского полигона «Новый Свет-ЭКО; «Спецтранс № 6», может, еще кто-то из городских компаний.

Поскольку терсхема, по мнению практически всех экспертов, неисполнима, то любой выбранный регоператор скорее всего что-то быстро заработает и уйдет. И будут снова выбирать регоператора. Или регоператор будет нарушать экологические нормы, как пример — МПБО-2. Но итог будет тем же — уголовное дело.

У Смольного возникнет еще одна серьезная проблема. Терсхема должна быть сформирована в электронном формате. Она должна стыковаться с федеральной информационной системой, которая является гибкой интерактивной системой, позволяющей контролерам из Минприроды и прокуратуры в оперативном режиме следить, как происходит обращение с отходами в разных регионах — как и куда мусоровозы возят отходы, как отходы перерабатываются, какая часть отходов захоранивается и где именно. И Минприроды увидит, что никакой реальной мусорной реформы в Петербурге нет, федеральные нормативы по доле переработки и захоронению не выполняются и т.д. И тогда могут наступить оргвыводы».


Анна Гаркуша, представитель Ассоциации в сфере экологии и защиты окружающей среды «РазДельный Сбор», член Экологического совета при губернаторе Ленобласти:

«Терсхема как была неисполнимой, так и осталась. Ничего принципиального в этом смысле в ней не изменилось. Мы направляли в комитет по благоустройству свои предложения, но их не приняли.

Принятие терсхемы в таком виде демонстрирует полную импотенцию механизма общественного обсуждения. Власть не хочет воспринимать аргументы ни экспертов, ни экологов».


Андрей Янович, директор по развитию транспортной компании ООО «ПКФ «Петро-Васт»:

«Наши специалисты не увидели существенных изменений, которые позволили бы терсхеме стать более понятной и дееспособной. Более того, мощности объектов размещения и указанный поток на них с математической точки зрения трудно сопоставимы. Причина такого положения, по моему мнению, в том, что произошла смена ответственных за консолидацию информации лиц, которые вынуждены нагонять упущенное время и поэтому, наверно, не получается обстоятельно собрать и обработать в полном объеме экспертное мнение отрасли, разбираться в деталях всех элементов технологической цепочки обращения с отходами, соотнести рекомендации и текущую действительность, включить наилучшие практики как на законодательном уровне, так и в практическом применении.

На сегодня нет четкой модели по обращению с отходами, а ситуация «как есть» не оставляет надежды, что время на обдумывание еще есть. Менее чем через два года будут исчерпаны мощности полигонов в Ленобласти, мощностей захоронения в городе нет и быть не может. Можно создать новые полигоны или пробовать успеть построить мусоросжигательные предприятия, но против этого резко и крайне активно выступает население.

Единственной объединяющей возможностью по-прежнему остается модель замкнутой экономики, что предполагает внедрение раздельного сбора отходов, обработка (глубокая сортировка) всего потока отходов, вовлечение предприятий-производителей в закупку заготовленных вторичных ресурсов как сырья. Достигнуть существенных результатов за год-два возможно, вопрос лишь в экономическом стимуле для предприятий, которые на сегодня не имеют положительного эффекта, кроме удовлетворения от собственной экологической ориентированности».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции

Записал: Владимир Грязневич