Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В Москве выявили 7,5 тыс. случаев COVID за сутки впервые с конца октября Общество, 11:40
Финансовый календарь: как не торопиться тратить деньги сразу РБК и Сбер, 11:39
В мире вводят новые налоги для супербогатых. Как в этом участвует Россия Pro, 11:36
В Москве автомобиль сбил женщину с 11-летней девочкой на переходе Общество, 11:35
Число суточных заражений COVID в России превысило 30 тыс. Общество, 11:34
«Балтийский завод» опроверг инциденты на проходной из-за QR-кодов Общество, 11:33
В полиции рассказали подробности ограбления вдовы Градского Общество, 11:28
Аренда, экология, винтаж и цифровизация привычек: как тренды изменили быт РБК и Yourchoice, 11:27
Как заработать на варенье без сахара и ЗОЖ-снеках: история te Gusto Партнерский материал, 11:21
Зе Луиш назвал исключение его из заявки «Локомотива» противозаконным Спорт, 11:04
Расходы, закрывающие и кешбэк: как получать бонусы за деловые поездки РБК и Smartway, 11:04
В закладки браузера: что читает глава Firefox Митчелл Бейкер Экономика инноваций, 11:00
В Минздраве России оценили признание Австралией прививок «Спутником V» Общество, 10:55
Как уберечь контент сайта от воровства: 7 шагов от «Яндекса» Pro, 10:54
Санкт-Петербург и область ,  
0 

Президент «Нева Милк»: «Зарубежные производители сыра никуда не ушли»

Ведущий в Петербурге производитель сыра – о медленном запуске новых проектов и острой конкуренции
Президент ГК «Нева Милк» Альберт Суфияров
Президент ГК «Нева Милк» Альберт Суфияров (Фото: РБК Петербург)

После введения эмбарго на иностранные сыры, отечественные сыроварни оказались в центре внимания экспертов и потребителей. Местные производители смогли заместить импорт с точки зрения объема представленной на полках российских магазинов продукции, но пока не с точки зрения качества. Многие покупатели откровенно скучают по европейским сырам, что наглядно подтверждается популярностью привозимой из Финляндии в Петербург «санкционки». В этом году обсуждение качества российской молочной продукции шло особенно бурно, и к нему подключились государственные ведомства. РБК Петербург спросил одного из лидеров производства сыра в России — президента ГК «Нева Милк» Альберта Суфиярова — о том, как импортозамещающие производства будут отвечать на вызовы со стороны экономики, спроса и государства.

— Импортозамещение провалилось? Его темпы в индустрии молочных продуктов в 2018 году оказались далеки от ожидаемых.

— Производство молока, в том числе качественного, растет. Наглядный пример — компания «ЭкоНива» Штефана Дюрра, которая производит в день около 1,5 тыс. тонн молока. Для понимания, мощность второго после него российского производителя молока — около 500 тонн, то есть в 3 раза меньше. Если говорить о качестве, то практически все производители работают над его повышением: запускают реновацию оборудования, приглашают лучших специалистов. Конкурировать без качества не получается. Тем не менее, и этим вызван ваш вопрос, импортозамещение идет медленно. Есть бюрократические проблемы: долго выдаются разрешительные и правоустанавливающие документы, очень долго идет согласование с банками. Из-за этого новые проекты почти у всех участников отрасли запускаются с большим сдвигом по времени.

Конкуренция на полках магазинов не менее острая, чем до эмбарго. Зарубежные производители никуда не ушли. Valio, Arla, «Лакталис» часто размешают заказ на производство в тех странах, откуда разрешен экспорт. Arla, например, производит в Египте. Недавно Arla купила гигантское производство плавленых и творожных сыров у компании Kraft в Бахрейне мощностью 66 тыс. тонн. Теоретически, компания может оттуда поставлять и в Россию.

Важно, чтобы зарубежные партнеры тоже развивали производство в России. Они начали это делать только в последнее время — видимо, поняли, что санкции надолго. Среди таких значимых компаний — DMK, крупнейший немецкий производитель сыра и масла, у которого налажено производство в Воронежской области. Arla производит сыры совместно с «Молвест». Valio выпускает в России плавленные сыры и другую фасованную молочную продукцию.

— Почему Воронежская область стала центром притяжения для производителей молочной продукции?

— Во-первых, губернатором Воронежской области был Алексей Гордеев, бывший министр сельского хозяйства. Он создал там благоприятный инвестклимат. В Воронежской области избыток качественного молока, именно там находится Штефан Дюрр. Раз есть сырье, туда стремятся и переработчики. В соседних областях — Белгородской, Брянской — создан молочный кластер: у Hochland действует производство в Белгородской области. Сейчас мы будем создавать аналогичный молочный кластер в Вологодской области с привлечением лучших компаний. У Вологодской области есть имидж молочного центра страны, он сформировался еще в ХIХ веке. Думаю, это поможет продвигать продукцию, которая там будет выпускаться.

Сейчас в Вологодской области мы производим сыр фета и начали выпуск молока, йогуртов, сметаны под брендом «Тысяча озер». На этом заводе мы ведем реконструкцию стоимостью в 1,5 млрд руб., чтобы повысить объемы производства. Также мы приступили к земляным работам в рамках строительства завода по производству твердых сыров (маасдам, российский, гауда). Окончание строительства намечено на конец 2019 г. Объем производства составит 25-30 т. сыра в день, или до 1 тыс. тонн продукции в месяц.

— В этом году было много заявлений от государственных проверяющих органов о низком качестве российских сыров и молочной продукции, о высокой доле фальсификатов. Насколько это заметная проблема для рынка?

— Необходимо признать, что эти проблемы не надуманные. Ряд региональных производителей используют растительные жиры. Отмахиваться от этого не нужно, но истории с поимкой фальсификатчиков отпугивают платёжеспособных покупателей. Люди вообще перестают брать сыры из-за боязни купить что-то некачественное. Между тем, в России 90% сыра на полках магазинов — качественный и безопасный продукт. Современным производителям, как и торговым сетям, репутационные риски не нужны. Но пока есть «старые» каналы сбыта — подвальные безымянные магазины, рынки, и так далее — туда еще можно сплавить контрафакт.

Нужно популяризировать потребление сыра. Один килограмм сыра содержит более 10 л молока, таким образом, увеличение потребления сыра на 10% (а это восстановление рынка сыра до уровня перед эмбарго) приведет к увеличению переработки до 1 млн тонн молока в год. Представляете, сколько фермеров получат рынки сбыта?

Проекты по развитию производств в регионах остаются актуальными, но проблем с организацией производства по-прежнему много. Так, в Московской или Ленинградской области существует дефицит молока, но спрос при этом устойчивый, стабильный. А есть регионы, где профицит молока — Поволжье, Татарстан и Башкортостан — но оттуда, за 2 тысячи км, молоко не привезешь. Мы эти направления тоже смотрим для своего дальнейшего развития.

— Будет ли волна банкротств среди пищевых предприятий и среди представителей розничной торговли в следующем году? Кто в группе риска?

— Надеюсь, что волны не будет. В первую очередь с рынка будут уходить слабые игроки, у которых нет стабильного качества, нет федеральных контрактов. Это не обязательно молодые компании — скорее те, кто не сумел адаптироваться к новым экономическим условиям, диктату сетей, не сумел выстроить бренд. В основном это региональные сети. Мы с ними встречались, ищем варианты сотрудничества, чтобы использовать готовую региональную сырьевую базу для производства качественных продуктов.

Мы ищем варианты консолидации для вывода новых продуктов на рынок, потому что, используя производственные и сырьевые возможности региональных производителей, мы можем продавать по всей России.

— Есть ли у вас стратегия на случай закрытия некоторых торговых сетей или дистрибьюторов? Как будете реализовывать продукцию?

— Тяжелее будет ощущаться экспансия федеральных сетей, если они пойдут в Сибирь или на Дальний Восток. В этом случае придется жестко конкурировать. Дистрибьюторам сейчас тоже сложно: им нужно развивать компетенции в логистике, быть более диверсифицированными, расширять ассортимент. Кто не может, тот уходит из этого бизнеса и начинает заниматься производством. Кто-то сворачивает деятельность полностью, потому что у них нет тяжелых активов — барьеров выхода. У дистрибьюторского рынка эти барьеры невысокие, поэтому финансовые риски в нашей отрасли существуют. Банкротства были, могут быть и в дальнейшем. Причины таких банкротств — не только в экономических реалиях, но и в развитии рынка и его консолидации. Крупные становятся еще крупнее, а мелкие региональные сети уходят. «Лента», Х5, «Магнит», «Дикси», «Ашан» наращивают выручку, а такие сети как «Полушка» сворачивают деятельность. Сеть «Нетто» уже ушла.

— У вас запланированы новые проекты на следующий год?

— Хотим привлечь уругвайских партнеров, так как кратчайший путь к нашей цели — иметь больше молока. Что касается продаж, то мы рассчитываем на расширение новой сети дистрибьюторов в регионах. Открываем новые рынки в СНГ: Азербайджан, Кыргызстан. Гордимся тем, что неплохо продаем свою продукцию в Белоруссии, где сильны местные производители и представлены все европейские игроки. Сейчас достигли договоренностей с США и изучаем возможности выхода на Ближний Восток. Думаю, что в 2019 году уже начнем работать в США.

— Будете ли повышать цены в 2019 году? Если да, то на сколько?

— Повышение цены — очень болезненный вопрос. Нам не хочется этого делать, потому что повышение цен может привести к снижению потребления. Однако мы вынуждены поднимать цены в ответ на рост затрат. А они вырастают в случае, когда укрепляется доллар, дорожают энергоносители или вносятся изменения в законодательство, например, налоговое. Когда ужесточаются требования к бизнесу — увеличиваются цены. Я скажу так: повышение цены в 2019 году возможно, но процент повышения мы пока не можем прогнозировать.

Справка

ГК «Нева Милк» — один из российских лидеров по производству сыра и сливочного масла, выпускающий продукцию под марками «Тысяча озер», «Сиртаки», «Город сыра», «Золото Европы», Dolce. Объем производства сыров и сливочного масла в 2017 году составил 25 тыс. т, цельномолочной продукции — 6 тыс. т, майонеза — около 2,5 тыс. т. Оборот в 2017 году составлял 14 млрд руб., в этом году, как ожидается, вырастет на 14% — до 16 млрд руб.