Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Власти Бразилии сообщили о смерти добровольца после вакцины AstraZeneca Общество, 20:30 Участвовавший в испытании вакцины депутат заразился коронавирусом Общество, 20:17 Помпео заявил о неравном ограничении СНВ-3 арсеналов США и России Политика, 20:10 МВД Грузии сообщило об освобождении нескольких заложников из банка Общество, 20:07 В мэрии Москвы заявили о закрытии трибун только на матче «Спартака» Спорт, 20:04 Тони Ран — об экосистеме Honor, умном доме и новых устройствах Экономика инноваций, 20:00  Академия художеств исключила возможность избрания Васильевой президентом Общество, 20:00 Деньги на колесах: как бизнес становится мобильным и как это сделать РБК и VW коммерческие автомобили, 19:57 Искусство самопрезентации: как правильно рассказывать о себе Pro, 19:52 Путин призвал развернуть вакцинацию от COVID-19 по всей стране Общество, 19:46 Таиланд начал принимать первых туристов Стиль, 19:45 Финансовый ультрахайтек: как управляют большим инвестиционным портфелем РБК и Refinitiv, 19:28 «Амур» одержал самую крупную победу над «Ак Барсом» в истории КХЛ Спорт, 19:26 Как изменятся цены на московское жилье к концу 2020 года Недвижимость, 19:25
С.-Петербург ,  
0 

Сами мы не местные: социологи развеяли мифы о петербуржцах

Фото:Александр Николаев/Интепресс
Фото: Александр Николаев/Интепресс

Около 40% петербуржцев называют себя европейцами. Это как минимум в 20 раз, по данным социологов, превышает среднероссийский уровень «европейской» самоидентификации. 81% горожан считают себя жителями прежде всего не Коломны, Песков или Ржевки, а всего Санкт-Петербурга, что для них так же важно, как российское гражданство. При этом в Петербурге родилось менее 65% нынешних горожан.

Таковы лишь некоторые из целой серии неожиданных результатов «Исследования региональной идентичности взрослого населения Санкт-Петербурга», недавно проведенного специалистами Ресурсного центра социологических и интернет-исследований СПбГУ под руководством профессора Ольги Поповой.

«Самым интересным для меня результатом нашего исследования оказалось то, что некоторые наши рабочие гипотезы были опровергнуты жителями Петербурга. Хотя эти гипотезы основывались не на обывательских представлениях, а на мнениях экспертов. Петербуржцы нас сильно удивили», — призналась РБК Петербург Ольга Попова. В то же время, она говорит, что динамику изученных показателей проследить не удалось, поскольку не удалось найти аналогичные исследования по Петербургу, проведенные кем-либо ранее.

Умрем в Петербурге

Исследователи задавали респондентам серию вопросов, позволяющих выяснить значимость для горожан различных типов идентичности — макрорегиональной (европейской), национально-государственной, этнической, региональной и локальной (районной). Оказалось, что национально-государственная идентичность, то есть значимость российского гражданства, равно как и региональная идентичность (принадлежность к Петербургу) актуальны примерно для 80% петербуржцев, а вот этническая идентичность горожан в их сознании менее актуализирована (70%).

«Самым интересным для меня результатом нашего исследования оказалось то, что некоторые наши рабочие гипотезы были опровергнуты жителями Петербурга»

Еще менее значима (59,4%) для петербуржцев локальная идентичность. Близкая сердцу жителей нашего города еще в 1980 годах фраза Иосифа Бродского «На Васильевский остров я приду умирать» для современных петербуржцев уже не столь актуальна. Как показало исследование, «среднестатистическому» петербуржцу важнее то, что он — житель мегаполиса, а не Коломны, Песков, Сосновки, Ржевки или Полюстрово. Не было каких-то заметных колебаний этого показателя для тех районов, которые в нашем современном мегаполисе считаются более комфортными для проживания. Несколько более высокой оказалась локальная идентичность у жителей исторических спутников Санкт-Петербурга — Кронштадта, Пушкина, Петергофа.

Фраза Бродского «На Васильевский остров я приду умирать» для современных петербуржцев не актуальна. Как показало исследование, «среднестатистическому» петербуржцу важнее то, что он — житель мегаполиса, а не Коломны, Песков, Сосновки, Ржевки или Полюстрово

По мнению старшего научного сотрудника Социологического института РАН Марии Мацкевич, эти данные показывают, что «петербуржцы гораздо острее чувствуют уникальность своего города, чем жители других российских регионов (за исключением некоторых национальных республик)». Она ссылается на данные исследовательской группы ЦИРКОН (специализируется на проведении социологических и маркетинговых исследований), согласно которым в среднем по России 28% местных жителей определяют себя в первую очередь как жители конкретного города или села, а 55% — в первую очередь гражданами России.

Европейцев меньше половины

Вдвое меньшее значение, по сравнению с ожиданиями исследователей, имеет для петербуржцев европейская идентичность. «Лишь около 40% респондентов оценили значимость для себя утверждения «Я — европеец» на 4 и 5 по пятибалльной шкале. У 36,7% отсутствует сама установка сознания в отношении «европейства» — в их системе самооценки такой характеристики просто нет. Для каждого пятого она имеет очень умеренное значение (оценка 3), — объясняет Ольга Попова. — Впрочем, смысловую нагрузку респондентам в данном варианте самоопределения мы не навязывали. Респонденты сами выбирали критерии. Вероятно, кто-то воспринимал эту характеристику просто как географическую метку, а кто-то — как систему ценностей».

По словам эксперта, исследователи рассчитывали на то, что значимость европейской идентичности будет примерно равной национально-государственной. Но они ошиблись. «Мы полагали также, что в отношении «европейскости» ответы будут различаться по возрастам респондентов. Но и этого не оказалось — все возрастные группы реагируют на этот вопрос примерно одинаково (с учетом погрешности измерений)», — отмечает Ольга Попова.

Исследователи рассчитывали на то, что значимость европейской идентичности для петербуржца будет примерно равной национально-государственной. Но они ошиблись

В то же время, по словам Марии Мацкевич, «европейцами в первую очередь», согласно исследованию ЦИРКОН, себя считает крайне незначительное число жителей страны — в среднем 1-2%, даже в Калининграде». На этом фоне (даже с учетом различия в методиках группы Поповой и ЦИРКОН) 40% «европейцев» среди петербуржцев — чрезвычайно высокая доля для российских регионов.

На открытый вопрос о том, что такое Санкт-Петербург для респондентов, как они его воспринимают, ответы «Петербург — окно в Европу» были единичными. Однако эксперт не считает это отрицанием европейской специфики города, скорее даже наоборот. «Дело в том, что ощущение близости к Европе для жителей Санкт-Петербурга стало рутинным», — полагает Ольга Попова.

«С сепаратизмом все в порядке»

Изучая корреляции оценок респондентами идентичности разных типов исследователи попытались выявить скрытый потенциал сепаратистских настроений жителей Петербурга. По словам Ольги Поповой, о наличии такого потенциала обычно свидетельствует асинхронность в оценках респондентами значимости национально-государственной и региональной идентичности — если, например, люди, оценивающие как наиболее актуальную для себя региональную идентичность, ставят низкие оценки государственной и наоборот.

«Это важно, поскольку может фиксировать скрытую конфликтную диспозицию в сознании людей между регионом и страной, — поясняет эксперт. — Однако обнаруженное фактическое совпадение значимости для населения обоих типов идентичности показывает отсутствие здесь значимого конфликта. С сепаратизмом у нас в городе все в порядке».

Культурная притягательность

Исследование показало, что среди нынешних жителей Петербурга (зарегистрированных и постоянно проживающих здесь) родились в нашем городе менее 65%, то есть, более 35% — иногородние в первом поколении. Если учесть второе поколение (родителей респондентов), что доля приезжих будет еще выше. Впрочем, Мария Мацкевич, ссылаясь на многочисленные, по ее словам, аналогичные исследования, называет эти цифры примерно такими же, как и в некоторых других российских регионах, например, в Калининградской и Мурманской областях. «Конечно, в некоторых других регионах доля «коренных» может доходить до 80% и выше», — отмечает Мария Мацкевич.

Несмотря на относительно высокую в Петербурге долю иногородних (особенно учетом второго поколения мигрантов), абсолютное большинство респондентов исследования СПбГУ показывают себя городскими патриотами — дают Петербургу самые высокие оценки как сосредоточию науки и культуры, «лучшему городу в России», «лучшему городу на земле», рождение в Петербурге считают большой удачей в жизни.

Директор Центра прикладных исследований Европейского Университета в СПб Олег Паченков обращает внимание на разницу в 16% между долей респондентов, родившихся в Петербурге (65%), и теми, кто считают региональную идентичность для себя важнейшей (81%). «Это значит, что почти половина приехавших (16% из 35%) стала патриотами Петербурга — культурно ассимилировалась», — отмечает эксперт. С учет среднероссийских данных ЦИРКОН по приоритетности для населения своей региональной идентичности (28%) можно наверно утверждать, что способность Петербурга обращать людей «в свою веру» гораздо сильнее, чем у многих других регионов России. «И это несмотря на то, что климат построенного на болоте Петербурга весьма нездоровый, город часто ассоциируют с чем-то сырым, холодным, серым и весьма депрессивным, — подчеркивает Олег Паченков. — Однако все это не мешает даже приезжим выстраивать с Петербургом теплые персональные отношения. 80% патриотов в Петербурге я считаю очень высоким показателем».

Почти половина приехавших стала патриотами Петербурга — культурно ассимилировалась. Способность Петербурга обращать людей «в свою веру» гораздо сильнее, чем у многих других регионов России

Устойчивый стереотип

Восприятие Петербурга в оценках респондентов чаще всего эмоционально-позитивное, выражаемое словами «мой город», «любимый город», «город принял меня», «более 20% отмечают свое «теплое» восприятие мегаполиса, говорят о «духовной близости с ним».

Большинство опрошенных (около 80%), причем практически во всех возрастных группах, придерживаются старого этического стереотипа, сформировавшегося еще в 60–70-х годах прошлого века, согласно которому жители нашего города отличаются особой вежливостью, доброжелательностью, образованностью и отзывчивостью. Респонденты, по словам Ольги Поповой, часто акцентировали внимание на манере публичного поведения петербуржцев по отношению к приезжим — готовности остановиться и помочь, объяснить маршрут и рассказать о достопримечательностях.

Олег Паченков добавляет, что этот стереотип в отношении петербуржцев, по его наблюдениям, сохранился и у жителей других регионов России. Он, как и во времена СССР, сильно отличается от представления россиян о Москве, которую, жители других регионов, как, впрочем, и сами москвичи, согласно социологическим исследованиям, на которые ссылается Олег Паченков, воспринимают главным образом как «большой офис» — место для работы.

В то же время петербуржцы менее позитивно оценивают себя с точки зрения качеств, отвечающих на вызовы современной эпохи. Так, активную гражданскую позицию и социальную ответственность у горожан отметили примерно 50% опрошенных, а толерантное отношение к трудовым мигрантам — около 62%.

Высокую, а может даже и завышенную, на первый взгляд, гражданскую активность Олег Паченков склонен объяснять неполитической, главным образом, трактовкой респондентами этого понятия. «В нынешних российских условиях гражданская активность заметно переместилась в неполитическое поле, — полагает эксперт. — Люди могут считать себя и других социально активными и ответственными гражданами при том, что это никак не связано ни с выборами, ни с протестами, ни вообще с политикой. А, например, с тем, что они регулярно отвозят одежду в детские дома, участвуют в благоустройстве придомовой территории или перечисляет деньги на лечение больных детей».

Петербуржцы менее позитивно оценивают себя с точки зрения качеств, отвечающих на вызовы современной эпохи

Методика исследования

Проект «Исследование региональной идентичности взрослого населения Санкт-Петербурга» был реализован под руководством профессора СПбГУ Ольги Поповой на средства гранта городского Комитета по науке и высшей школе. В телефонном опросе приняли участие 1163 жителя Петербурга по представительной выборке, в которой контролировались, помимо стандартных параметров пола, возраста и образования респондентов, данные о районе проживания респондента. Сбор эмпирических данных провели специалисты Ресурсного центра социологических и интернет-исследований СПбГУ. Разработка методики исследования, сбор и анализ материала осуществлялись в августе — сентябре 2017 года.