Лента новостей
Режим чрезвычайной ситуации ввели в Благовещенске из-за обильных ливней Общество, 06:00 Какие специальные гаджеты нужны для ухода за зубами РБК и Philips, 05:41 Reuters узнал о плане «Транснефти» по продаже «грязной» нефти Бизнес, 05:36 Суд оштрафовал шесть жителей Чемодановки за перекрытие трассы после драки Общество, 05:07 Лавров посоветовал Европе не руководствоваться установками «из-за океана» Политика, 04:49 Мэй в последней речи на посту премьера поспорила с Путиным о либерализме Политика, 04:29 Российское судно «Гранит» потеряло ход у порта Ульсан в Южной Корее Общество, 04:24 Зеленский назвал условие для восстановления диалога Украины с Россией Политика, 04:00 Столтенберг ответил на вопрос о возможности исключения Турции из НАТО Политика, 03:48 Лавров счел ситуацию вокруг Ирана следствием «опасного курса» властей США Политика, 03:29 Премьер Нидерландов почтил память погибших при крушении MH17 в 2014 году Политика, 02:59 Палата представителей заблокировала резолюцию об импичменте Трампа Политика, 02:37 «Ньюкасл» объявил о назначении Стива Брюса главным тренером клуба Спорт, 02:16 Кэшбек, гуляш и ретеш в Будапеште: как провести отпуск со скидкой РБК и ОТП Банк, 02:01
С.-Петербург ,  
0 
Петербургская фабрика избавляется от европейского партнера
Глава Первой мебельной фабрики Александр Шестаков (Фото: Александр Николаев/Интерпресс )

Первая мебельная фабрика (ПМФ) выводит немецкую компанию Alno из совместного проекта по созданию в Петербурге нового мебельного производства. Стоимость проекта, анонсированного в 2015 году, оценивалась в 3,3 млрд руб. Сейчас руководство ПМФ заявляет, что сможет развивать его самостоятельно, однако некоторые эксперты полагают, что в нынешней ситуации на рынке делать это будет непросто.

Планы и обязательства

Информацию о выходе Alno из состава акционеров совместного предприятия ООО «Первая мебельная фабрика — Ално» («ПМФ Ално»), РБК Петербург подтвердили в пресс-службе ПМФ. ​ Это СП должно было построить в Петербурге новую фабрику мощностью в 50 тыс. комплектов мебели в год. Предполагалось, что акционеры поделят между собой весь объем инвестиций поровну.

По данным СПАРК, в «ПМФ Ално» 51% акций — у собственника ПМФ Александра Шестакова, а 49% — у Alno. Российский партнер должен был предоставить для реализации проекта часть своих производственных мощностей в Приморском районе. Alno обязалась поставить в Петербург оборудование со своего завода в Швейцарии и обеспечить экспорт продукции на зарубежные рынки. Предполагалось также, что Alno будет выделять средства на пополнение оборотного капитала фабрики.

Партнерство не состоялось

В 2015 году германский концерн передал петербургскому СП технологии, поставил оборудование, но затем перестал выполнять инвестиционные обязательства из-за собственных финансовых проблем — в 2017 году Alno обанкротилась, сообщили в пресс-службе ПМФ.

«Мы приняли решение вывести немецких партнеров из состава акционеров и продолжить проект самостоятельно. Всего вложения со стороны ПМФ в проект составили 1,5 млрд руб., на эти средства мы выкупили у германской компании поставленное в Петербург оборудование. Еще 1,5 млрд руб. внесено оборудованием, имуществом, торговой сетью», — рассказал РБК Петербург гендиректор и основной собственник ПМФ Александр Шестаков.

В 2018 году новое производство было запущено без участия Alno. Оно выпускает офисную и кухонную мебель, в том числе, премиум-сегмента под маркой Bruno Piatti.

Прошлым летом ПМФ подала иск в арбитраж об исключении Alno из СП, а само ООО «ПМФ Ално» было решено ликвидировать. Однако петербургская компания «Про-Цепт» подала иск о банкротстве «ПМФ-Ално». Сумма исковых требований составила 354 тыс. руб. По данным петербургского арбитражного суда, у предприятия есть и другие кредиторы. Суммарная задолженность «ПМФ Ално» достигает 471,5 млн руб. На «ПМФ Ално» введено конкурсное производство, которое будет действовать до июля 2019 года.

РБК Петербург направил запрос в компанию Alno с просьбой прокомментировать планы по развитию в России.

Беспроблемный развод

Представители ПМФ говорят о том, что банкротство не отразится на работе нового мебельного производства. «Банкротство СП — это чисто технический процесс ликвидации юридического лица, который связан с выходом зарубежных партнеров из совместного проекта», — сообщили в пресс-службе ПМФ.

Комментируя процесс ликвидации совместного предприятия, опрошенные РБК Петербург юристы сходятся в том, что ситуация складывается в благоприятном для ПМФ ключе. «Судя по тому, как развивается процедура банкротства, она инициирована в интересах Александра Шестакова и ПМФ. Запущенное в прошлом году производство, скорее всего, будет работать, и в результате банкротства принадлежать оно будет не ООО «ПМФ Ално», а Александру Шестакову или какой-либо структуре, связанной с ним», — полагает руководитель практики банкротства Maxima Legal Сергей Бакешин.

По его мнению, на деятельности ЗАО «ПМФ» эта ситуация может негативно отразиться только в случае, если бывший партнер попытается защитить свои инвестиции в СП. «До сих пор компания Alno не пыталась этого сделать. Ведь для такой защиты потребовалось бы много сил, средств и времени при неочевидном результате», — пояснил Бакешин.

«Мы занимаемся развитием производства, работаем с корпоративным и государственным заказом, а также планируем выйти на рынки зарубежных стран. В 2018 году мы уже осуществили первую поставку в Киргизию на сумму 1,2 млн руб. Мы также ведем переговоры и с нашими партнерами из других стран», — рассказал о планах новой фабрики Александр Шестаков.

Стагнация и конкуренция

Однако экономические перспективы нового производства эксперты оценивают неоднозначно. По словам самого Шестакова, предприятие пока не вышло на проектную мощность. Его загрузка будет зависеть от ситуации на рынке, которая пока остается сложной. Рынок стагнирует из-за снижения покупательского спроса, пояснил глава ПМФ.

В целом с ним согласны и аналитики. Так, по оценке ГК «Финам», объем российского рынка мебели в 2017 году превысил 450 млрд руб., темпы роста отрасли в последние два года не превышают 2%. «Что касается текущего года, то мы не ждем, что рынок мебели покажет рост. Это связано со снижением потребительской способности населения, высокой инфляцией», — говорит аналитик ГК «Финам» Алексей Коренев.

По его мнению, компенсировать недостаток спроса на российском рынке за счет экспорта тоже будет непросто, поскольку в массовом сегменте на зарубежных рынках компания столкнется с жесткой конкуренцией со стороны китайских и белорусских производителей мебели. «А премиальный сегмент — нишевый продукт на мебельном рынке. Спрос в нем стабилен, но ПМФ будет вынуждена конкурировать с европейскими компаниями, что довольно сложно», — сказал РБК Петербург Коренев.