Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Медведчук дал показания против Порошенко Политика, 11:57
Пушилин сообщил местонахождение пленных с «Азовстали» Политика, 11:55
Временная передышка: спасать бизнес или идти в банкротство РБК +, 11:45
15 млрд устройств: почему интернет вещей сложно увидеть РБК и МегаФон, 11:42
Минобороны сообщило об уничтожении новой партии техники ВСУ Политика, 11:32
Слуцкий останется в «Рубине» после вылета из премьер-лиги Спорт, 11:30
В Госдуме предложили разрешить инвесторам иметь несколько счетов ИИС Инвестиции, 11:26
Казахстан запустит три дополнительных пассажирских поезда в Россию Общество, 11:24
Новые штрафы с камер: попасть на деньги можно даже из-за пассажира Авто, 11:23
Кто и как сегодня заключает контракты с блогерами Pro, 11:21
Лукашенко предложил генсеку ООН создать правила «нового мирового порядка» Политика, 11:20
Восемь типичных ошибок грузоперевозчиков РБК и Cordiant Professional, 11:19
Дерипаска напомнил об опасности ядерной войны и призвал «повзрослеть» Политика, 11:15
Моргенштерн оспорил статус иноагента в суде Политика, 11:12
Санкт-Петербург и область ,  
0 

Скандал с «захватом» картины Брюллова вышел на новый уровень

Государственный Русский музей
Государственный Русский музей (Фото: Александр Николаев/Интерпресс)

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) направил правительству России вопросы о судьбе картины Карла Брюллова «Христос во гробе». Знаменитое полотно была изъято ФСБ в 2003 году у законных владельцев (уроженцев Ленинграда, а ныне граждан Германии Ирины и Александра Певзнер) в рамках расследования дела о контрабанде, которое позже было прекращено. И Конституционный, и Верховный суды РФ признали конфискацию незаконной, однако до сих пор картина не возвращена законным владельцам.

Как пишет «Медиазона», через Страсбург заявители просят признать нарушение Россией Европейской конвенции по правам человека — в частности, статей о защите собственности и справедливом судебном разбирательстве.

«Почти захват»

Супруги Певзнер приобрели картину в 2002 году у приходской общины русского православного храма Воскресения Христова в Брюсселе за 100 тыс. евро. Как именно работа оказалась в этом приходе, точно неизвестно. Искусствоведы предполагают, что Брюллов работал над картиной, предназначавшейся для домовой церкви, в имении заказчика графа Николая Адлерберга под Мюнхеном. Согласно другой версии, она была вывезена графом, когда он после покушения на Александра II навсегда покинул Россию.

В 2003 году Певзнеры сдали работу в Государственный Русский музей на экспертизу. Музейные эксперты подтвердили авторство Брюллова. Однако хозяевам картину не вернули — петербургское управление ФСБ возбудило уголовное дело по ч.2 ст.188 УК (контрабанда культурной ценности) и конфисковало работу. С тех пор она находится в Русском музее на «ответственном хранении». Причем музейщики писали в ФСБ, что «заинтересованы в поступлении картины в фонды…на постоянное хранение». Самого Певзнера обвинили в «недостоверном» таможенном декларировании: по версии ФСБ, владелец имел умысел продать работу Русскому музею и не указал авторство Брюллова (на тот момент еще не установленное).

Адвокат Певзнера Семен Хейфец, в свою очередь, говорил, что истинной целью «искусственно сфабрикованного дела» является «удержание картины» в России, и это «почти рейдерский захват».

«Законы русского языка»

Суды Петербурга дважды признавали, что отказ правоохранителей вернуть картину и прекратить уголовное преследование Певзнера необоснован. Тогда следователи изменили обвинение: по новой версии, коллекционер привез картину в Россию «без декларирования и таможенного контроля». Силовики сослались на явку с повинной двух сотрудников Выборгской таможни. Но переданное в суд дело Певзнера до рассмотрения по существу тоже не дошло, так как по нему истек 10-летний срок давности.

В 2014 году Ленинградский областной суд отменил решение о конфискации и потребовал вернуть картину супругам Певзнер. Но в 2016 году генпрокуратура добилась конфискации картины (как «орудия преступления») в судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда. Член президентского Совета по правам человека адвокат Юрий Костанов позже писал, что картина в этом деле могла фигурировать лишь как предмет контрабанды, а то, что ее признали орудием преступления, «противоречит основным положениям уголовного права и законам русского языка» (цитата по «Медиазоне»).

Pro
Неторопливый миллиард: как россиянину успешно выйти на рынок Индии
Pro
Будьте как мы: зачем Сoca-Cola сменила название в Китае на Ke Kou Ke Le
Pro
Фото: Michael Fortsch / Unsplash Как Украина осваивает криптовалюты на фоне российской спецоперации
Pro
Как в России будут продавать товары с «недружественным» патентом
Pro
Фото: Hulki Okan Tabak / Unsplash Как изменились условия покупки ВНЖ за границей из-за санкций: обзор
Pro
Фото: David McNew / Getty Images Как сильно стагфляция может ударить по экономике в 2022 году
Pro
В России — новые правила гособоронзаказа. Кому стало невыгодно работать
Pro
Фото: Shutterstock Услуги консалтинга востребованы как никогда: чего хотят компании

В 2017 году свое слово по данному делу высказал Конституционный суд — он признал конфискацию картины нарушением Конституции и направил дело на пересмотр. 14 июня 2017 года президиум Верховного суда пересмотрел дело, отменив решение о конфискации картины и постановил вернуть ее коллекционерам.

Фонд и закон

Однако Минкультуры РФ незадолго до пересмотра дела зарегистрировало конфискованную картину в Госкаталоге Музейного фонда, фактически заблокировав исполнение судебных решений о ее возврате. Объясняя неделание возвращать полотно, Минкульт сослался на то, что в решении Верховного суда нет прямого указания о его исключении из Музейного фонда.

С тех пор супруги Певзнеры борются за исключение полотна из Музейного фонда. Соответствующее дело сейчас будет рассматривать Выборгский городской суд. Но и этот процесс может серьезно затянуться, выяснили СМИ. Дело в том, что ранее прокуратура Ленобласти внесла в Ленинградский областной суд кассационное представление, требуя отменить решение о прекращении уголовного дела о контрабанде. Леноблсуд уже отказался рассматривать это представление, но обжалование этого решения может затянуть рассмотрение вопроса об исключении картины из Музейного фонда в Выборгском суде. 

Материалы к статье
Авторы