Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В гостинице Хабаровска произошел пожар Общество, 06:28
Ровно 22 грамма кофе: как правильно варить кофе РБК и Bork, 06:15
Умер Александр Градский Общество, 06:06
Hill узнал о нежелании властей США ужесточать санкции против Nord Stream Политика, 05:46
Зампостпреда при ООН назвал «Саммит за демократию» плачевной инициативой Политика, 05:41
В ПФР напомнили об индексации пенсий некоторым категориям граждан Финансы, 05:01
Главврач больницы Филатова обвинил антиваксеров в нежелании знать правду Общество, 04:14
Итальянские медики показали изображение белка омикрон-штамма Общество, 04:05
Захарова заявила, что Россию не омывает «большое кладбище мигрантов» Политика, 03:41
Объявлены победители конкурса «Надежный партнер — Экология» РБК и ДПиООС, 03:24
Кувейт приостановит рейсы из 9 стран Африки из-за нового штамма COVID Общество, 03:06
Первая страна закрыла границы для иностранцев из-за омикрон-штамма Общество, 02:46
В Португалии досрочно остановили футбольный матч из-за вспышки COVID Спорт, 02:29
В S7 объяснили приказ о введении QR-кодов для членов экипажа Бизнес, 02:19
Санкт-Петербург и область ,  
0 

Рынок вина: покупатель выбирает private label

Ритейлеры наращивают долю собственных торговых марок в категории вин. Эксперты объясняют, что для российского потребителя цена — куда более значимый фактор, чем бренд.

Винная розница дала немного запоздалый, но системный ответ на девальвацию рубля и падение потребительского спроса. Этим ответом стало постепенное вытеснение вина под брендами производителей собственными торговыми марками (СТМ) ритейлеров. Теоретически розничные сети могли снизить цены на импортируемое вино и увеличить объемы закупок. Либо заменить дорогие в закупке вина продуктом более низкого качества. Ритейлеры нашли более перспективную с точки зрения стратегии модель. Внедрение СТМ позволяет обновлять ассортимент, не снижая качества и не ущемляя коммерческие интересы поставщиков. К тому же для большинства российских потребителей отсутствие на бутылке известного бренда не является помехой.

Проекты, связанные с СТМ, есть у многих крупных импортеров вина. В частности, о таких проектах РБК Петербург рассказали в компаниях «Марин Экспресс» и «Ладога», в ассортименте которых есть вина, продающиеся под собственными марками ритейлеров. «Производство вина под маркой розничной сети — выгодное направление как для производителя, так и для импортера, — объясняет выгоды такого сотрудничества Сергей Худяков, представитель «Марин Экспресс», которая поставляет вино для продажи под СТМ сети «Лента». — Это обеспечивает гарантированный сбыт и объемы поставок, которые в среднем в 10 раз больше, чем при поставках вина под собственным брендом производителя».

Директор по импорту «Ладоги», которая на днях подписала первый контракт с Prisma, Дмитрий Журкин добавляет, что контрактный розлив позволяет компании дополнительно загрузить собственные мощности. «Контрактное вино для Prisma будет производиться на собственных мощностях в Риохе на винодельне Bodegas el Cidacos», — комментирует Д.Журкин. Пока речь идет о сравнительно небольшой партии — 33 тыс. бутылок. В дальнейшем объемы могут быть существенно увеличены.

«Движение в сторону частных торговых марок происходит во многом под давлением розничных сетей, — объясняет директор Центра исследований федерального и региональных рынков алкоголя «ЦИФРРА» Вадим Дробиз. — Доля организованной розницы на российском рынке постоянно растет, а сеть сбыта, соответственно, сужается, поэтому для участников алкогольного рынка сотрудничество с крупными ритейлерами становится все более значимым». Дополнительным стимулом к производству СТМ стало падение спроса на вино, которое заставляет импортеров и производителей искать дополнительные возможности для сбыта.

Как объясняет генеральный директор исследовательской компании «INFOLine-аналитика» Михаил Бурмистров, для ритейлера собственные торговые марки — возможность повысить маржинальность бизнеса. «Закупочная цена бутылки вина, выпускаемого под СТМ сети может быть в 1,5 — 2 раза ниже закупочной цены вина с аналогичными потребительскими характеристиками, но продающегося под брендом производителя», - говорит М. Бурмистров.

Эксперты и участники рынка указывают и другие обстоятельства, повышающие интерес к СТМ. Собственная марка обеспечивает ритейлеру уникальность ассортимента и позволяет избежать ценовой конкуренции с другими розничными сетями. «Одно и то же вино может продаваться под несколькими марками, - говорит источник РБК Петербург в одной из компаний-импортеров. - Когда марка уникальна, ритейлер может поставить ее на полку по любой цене, не конкурируя с другими продавцами. Что касается производителя, то, переходя на контрактное производство, он фактически перекладывает на ритейлера все риски, связанные с возможной негативной реакцией рынка на новый продукт».

Отсутствие на бутылке известного бренда едва ли уменьшит спрос на вино, прогнозирует замруководителя отдела закупок PRISMA Дмитрий Алимпиев. «Сейчас бренд имеет значение в очень дорогих импортных винах, которые получают высокие оценки по Паркеру, и в винах российского производства в силу исторически сложившихся обстоятельств, — говорит Д.Алимпиев. — Такую продукцию покупают люди, хорошо разбирающиеся в вине».

«Если говорить о массовом сегменте, где максимальная цена за бутылку составляет 500-600 рублей, то для российского потребителя цена — куда более значимый фактор, чем бренд», - согласен В.Дробиз. Поэтому момент для более интенсивного освоения ниши СТМ сейчас самый удачный. Сейчас на долю СТМ в категории вина у розничных сетей приходится 10-18% продукции.

Как ранее писал РБК, доля продукции, реализуемой под собственными торговыми марками ритейлеров, увеличивается по мере снижения уровня доходов населения. Причем этот тренд проявляется в разных товарных группах. Как показал опрос, проведенный исследовательской компанией Nielsen, 63% покупателей считают, что качество частных марок соответствует качеству именных брендов, а 32% опрошенных полагают, что «именные бренды не стоят того, чтобы за них переплачивать».