Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Пелоси раскритиковала Трампа из-за решения ввести санкции против Турции Политика, 04:08 Следователи завели дело после гибели статиста в следственном эксперименте Общество, 03:44 Newsweek сообщил о передаче контроля над Манбиджем от США к России Политика, 03:32 СК назвал новую версию взрыва в доме в Приморье Общество, 03:06 Роналду забил 700-й гол за карьеру в матче против сборной Украины Спорт, 02:48 Глава МИД Украины описал альтернативу «формуле Штайнмайера» Политика, 02:40 Пентагон возложил ответственность на Эрдогана за усиление ИГ в Сирии Политика, 02:23 Трамп потребовал от Эрдогана прекратить военные действия в Сирии Политика, 01:50 США не выдали визы 18 дипломатам из России для участия в сессии ГА ООН Политика, 01:48 Партия Качиньского получила в сейме Польши 235 мандатов из 460 Политика, 01:20 США ввели санкции против Минобороны и Минэнерго Турции Политика, 01:14 Глава Пентагона пообещал в штаб-квартире НАТО добиться мер против Турции Политика, 00:59 Посольство сообщило о застрявших в аэропорту Барселоны россиянах Общество, 00:35 Кадыров анонсировал визит наследного принца Саудовской Аравии в Чечню Политика, 00:14
С.-Петербург ,  
0 
Борьба с курильщиками: будут ли в России табачные бунты?
Фото: Замир Усманов/Интерпресс

На этой неделе первый зампред комитета Госдумы по бюджету и налогам Сергей Катасонов предложил установить в России регулируемую минимальную цену на табачные изделия. Сейчас производители устанавливают цены сами. Предложение Катасонова поддержали другие парламентарии. В частности, член комитета Госдумы по охране здоровья, психиатр-нарколог Борис Менделевич отметил, что установление минимально возможной цены станет действенной мерой в борьбе с табакокурением.

Эксперты табачной отрасли отмечают, что минимальная цена может быть установлена на низком — 85-90 руб., или на высоком — выше 90 руб., уровне, но цены на сигареты в любом случае вырастут. В то же время они напоминают, что сигареты, наряду с хлебом, алкоголем и солью, относятся к наиболее социально чувствительным товарам — снижение их доступности, по тем или иным причинам, неоднократно в русской истории приводило к волнениям. Последние по времени пришлись на 1990-е годы — тогда из-за закрытия на ремонт большинства табачных фабрик СССР произошел «табачный бунт»: люди массово перекрывали улицы.

Какими сейчас будут последствия выдвинутой инициативы, насколько она ударит по карманам курильщиков и поможет ли сократить объем потребления табака в России, РБК Петербург спросил у представителей табачной индустрии и их оппонентов.


Вадим Желнин, эксперт табачной отрасли (экс-руководитель ассоциации «Табакпром»):

«Обычно люди, предлагающие такие законопроекты, мотивированы борьбой с подделками — дескать, фальсификата много, и мы вводим хороший критерий определения легальной продукции. Это демагогия. Зная ставки акцизов на каждый год, любой человек, минимально понимающий в табачном рынке (а представители Министерства финансов РФ к таким людям точно относятся) легко определит, какой должна быть минимальная цена за пачку сигарет с уплаченными акцизами, то есть легальных сигарет. Никакого другого инструмента их идентификации не нужно. В реальности производителям табака высокого ценового сегмента неудобно, что сложившаяся минимальная цена на рынке значительно ниже их средней цены. Ведь потребитель, в условиях нехватки денег, когда есть возможность сэкономить, переходит на дешевые сигареты. Чтобы сохранить потребителя, эти табачные компании прибегают к административному ресурсу и придумывают такую инициативу, которая, как мера борьбы с нелегальной продукцией, абсолютно неэффективна.

Если минимальная цена будет введена, цены на сигареты вырастут. Можно здраво предположить, что рынок нелегальной продукции только расширится. Если сегодня самые дешевые легальные сигареты стоят в районе 75 руб., а установят цену в 85 руб., то люди, у которых бюджет на грани, пойдут искать нелегальные сигареты за 50 руб. Уже сейчас легальные сигареты не по карману большому количеству потребителей. Но я не думаю, что будет табачный бунт, как в 1990-х годах: сейчас, на счастье курильщикам, нелегалы всегда что-то да предложат.

Минздрав, в свою очередь, последние пять лет докладывает, что у нас сократилось число курильщиков на 30%. Это, скорее, объем сокращения легального рынка — оно действительно такое, есть доступная и достоверная статистика. Иначе заявление Минздрава можно интерпретировать так, что каждый третий человек в России бросил курить. Как такое может быть — вы наблюдали столь массовый и резкий отказ от сигарет в своем окружении?

Надо ли бороться с табакокурением — вопрос философский, а не рыночный. То, что государство ведет антитабачную пропаганду, предпринимает определенные меры, чтобы люди курили меньше — это нормально. Курение — вредная привычка. Вопрос только в том, ведется ли борьба с курением как явлением или ведется борьба с курильщиками и табачными компаниями. А чаще всего бывает именно так. Например, у нас есть мера борьбы — запрет курения на железнодорожных перронах. Придите вечером на Ленинградский вокзал: отправляется поезд в Санкт-Петербург — все на платформе курят. Результат этого запрета только один — окурки некуда бросать. Почему бы не выделить на перроне специальный участок, с надписью «Место для курения», чтобы курильщики не стояли по всему перрону? Такие дурацкие запреты, которые на практике не будут выполняться, дискредитируют законодательство, но это другой разговор. Суть в том, что подобные меры не эффективны против курения».


Олег Барвин, руководитель департамента по связям с госорганами «БАТ Россия» (British American Tobacco):

«Согласно сообщениям в СМИ, минимальную розничную цену планируется установить на уровне 85-90 руб. за пачку. Минимальная розничная цена должна включать в себя все налоги на пачку сигарет — акцизы, НДС, производственные, логистические и транзакционные издержки.

Важно понимать, что минимальная розничная цена — это инструмент в большей степени борьбы с нелегальной торговлей, нежели с табакокурением. Согласно данным Kantar, в России по итогам первого квартала 2019 года доля нелегальной торговли сигаретами составила 10,3%. Мы видим, что сейчас много табачных изделий продается по цене ниже 90 руб. Например, сигареты из Белоруссии, которые нелегально завезены в Россию, могут продаваться по 50 руб. за пачку. Установление минимальной цены станет индикатором легитимности; поможет и проверяющим органам, и потребителям ориентироваться, какую продукцию они видят на прилавке.

Что касается борьбы с табакокурением, то в первую очередь она должна быть направлена на защиту несовершеннолетних от вредной привычки. У взрослого потребителя должен быть выбор — курить или не курить. Если он осведомлен о рисках, связанных с курением, но делает выбор в его пользу — это его право. К тому же, я не уверен в эффективности многих принимаемых мер борьбы с табакокурением. Сегодня российский табачный рынок является одним из самых регулируемых рынков мира. Во многих европейских странах ограничения меньше. Например, в Германии разрешена открытая реклама сигарет и курение в ресторанах в общих залах. При этом у них хорошие показатели по сокращению числа курящих людей. Они этого добиваются за счет информационных кампаний. В России же выбрана жесткая, запретительная модель.

Действенна ли она? Например, запрет на курение в аэропортах был введен без возможности создавать там специальные зоны для курения, но мы видим, что на практике люди всё равно курят на территории аэропортов. И сейчас рассматривается инициатива — вернуть «курилки» в аэропорты. Так происходит, потому что принимаемые меры не всегда проходят обсуждение с общественностью, с потребителями, с экспертами и с табачной отраслью».


Дарья Халтурина, сопредседатель НКО «Российская антитабачная коалиция», социолог, антрополог, демограф:

«Возможны два варианта развития ситуации. Первый предполагает, что цены будут установлены на относительно высоком уровне — в таком случае потребление табака в стране будет снижено. Второй — что цены будут установлены на низком уровне — в таком случае закон станет инструментом торговой борьбы производителей дешевых и дорогих сигарет.

Первый вариант был бы более эффективен в борьбе с табакокурением. Высокая цена на сигареты снизит популярность сигарет. Однако эта мера значительно уступает в эффективности повышению акцизов на сигареты. Ведь в этом случае прибыль от подорожания получит не государство, а табачные компании, что, на мой взгляд, несправедливо. Тогда как при повышении акцизов деньги с подорожания сигарет поступили бы государству. Оно, в свою очередь, могло бы за счет этих средств погашать ущерб от табакокурения, направляя деньги на лечение пострадавших от этой привычки и пропаганду ее вреда.

К сожалению, скорее всего, минимальные цены будут установлены на низком уровне — значит, о серьезной борьбе с курением в данном случае говорить не приходится. Дело в том, что российский рынок производителей табака монополизирован — крупнейшие игроки, среди которых Philip Morris, Japan Tobacco и Imperial Tobacco, устанавливают для розницы высокие закупочные цены. Из-за этого, кстати, за последние 10 лет сильно снизилась маржа розницы (если раньше она была ближе к 15%, то сейчас — меньше 7%). Розница, в свою очередь, ищет возможности закупить сигареты подешевле. Сегодня это можно сделать легально, например, в Беларуси. А с установлением минимальной фиксированный цены такая возможность исчезнет. То есть через этот законопроект лобби табачных производителей добивается того, чтобы сохранить за собой розницу.

Конечно, с точки зрения здравоохранения, подорожание сигарет всегда лучше, чем его отсутствие. По сравнению с другими странами, цены на сигареты у нас давно занижены. И я не думаю, что их подорожание (а оно будет при любом из перечисленных вариантов) приведет к общественным бунтам. В 1990-х годах они были связаны с отсутствием табачных поставок, а не с дороговизной сигарет. В Румынии и Болгарии, где доходы населения примерно такие же, как в России, акцизы в 2,5 раза выше, чему нас. Сигареты, соответственно, там дороже — и никаких бунтов. Я уже не говорю про богатые страны (такие, как, например, Франция), где акцизы в пять раз выше, чем в России.

Ранее у нас были приняты неденежные меры в борьбе с табакокурением — запрет на курение в ресторанах, запрет на рекламу сигарет, предупреждение о вреде курения на обеих сторонах пачки сигарет. Они эффективны, поскольку снизили распространенность табакокурения с 39% в 2010 году до 29% в 2018 году. Но дальнейшего снижения можно добиться только ценовыми мерами.

Бороться же с курением необходимо, потому что это мощнейший фактор смертности. Оно сокращает россиянам жизнь в среднем на 10 лет и убивает, по оценке международного проекта «Глобальное время болезней», примерно 300 тыс. жителей нашей страны в год (около 17% всех смертей). Баланс интересов курящих и некурящих людей — это не то, о чем нужно думать в таких условиях. Когда люди умирают от курения раньше, чем могли бы — это не только их личный выбор, но и горе всей семьи. Баланс здесь может быть только один — нулевой процент курения».


Мнения спикеров могут не совпадать с позицией редакции.