Лента новостей
Лисин ответил на анекдот Чубайса шуткой про умную женщину Бизнес, 20:16 Кучма назвал условие для снятия экономической блокады Донбасса Политика, 20:12 В Иркутске анонсировали смену подрядчика для борьбы с отходами БЦБК Общество, 20:11 «Боруссия» приобрела футболиста «Баварии» за €38 млн Спорт, 20:11 Чубайс в ответ на критику Лисина рассказал анекдот Бизнес, 19:56 В Москве между вагонами электрички обнаружили тело подростка Общество, 19:51 Акции аптечной сети «36,6» выросли более чем на 60% Бизнес, 19:47 Ушедшие из «Спартака» Глушаков и Комбаров посетили матч с участием «Сочи» Спорт, 19:42 В ДТП с маршруткой в Петербурге пострадали четыре человека Общество, 19:40 Контактная группа не смогла договориться о «хлебном» перемирии в Донбассе Политика, 19:33 В Санкт-Петербурге на улице нашли брошенную новорожденную девочку Общество, 19:33 В Рыбинске спустили на воду катер «Грачонок» для защиты Крымского моста Политика, 19:24 Меркель сообщила о своем состоянии после инцидента на встрече с Зеленским Политика, 19:19 Совет Гефеста: что нужно знать, чтобы фотографии в темноте были четкими РБК Стиль и HUAWEI, 19:17
С.-Петербург ,  
0 
Бег с препятствиями: что мешает России зарабатывать на мусоре
Фото: Роман Пименов/Интерпресс

Представители 20 финских компаний, на днях побывавшие в Москве, Петербурге и Ленобласти, заявили о желании участвовать в модернизации российской системы обращения с отходами. Финны готовы сотрудничать с региональными мусорными операторами и делиться передовым опытом (в Финляндии, например, на полигоны отправляют не больше 1% муниципальных бытовых отходов).

Однако, похоже, западный опыт российской мусорной отрасли пригодится не скоро. Появление законодательных поправок, разрешающих всем 85 российским регионам отложить мусорную реформу на три года (в первоначальной версии закона такое право было только у Москвы, Петербурга и Севастополя), косвенно свидетельствует о провале реформы. Между тем в России уже накопился опыт эффективной организации процесса обращения с отходами. Чтобы распространить этот опыт на всю отрасль, нужно устранить перекосы в законодательстве и создать экономические стимулы для участников «мусорной» цепочки, считают эксперты. Это позволило бы превратить сбор и переработку отходов в выгодный бизнес.

Реформа не пошла

О неготовности к реформе прямо заявили главы лишь некоторых регионов. Однако даже те, кто формально вписывается в первоначальный график, допускают серьезные провалы. Так, по свидетельству генерального директора УК «Сервис-Недвижимость» (входит в ГК «Эталон») Аллы Винник, обслуживаемые компанией дома в Красногорском районе Подмосковья в этом году столкнулись с серьезным мусорным кризисом. Корпоративный сайт компании наполнился отчаянными сообщениями жителей, что мусор не вывозится вообще, хотя плата за его вывоз серьезно возросла. По словам Аллы Винник, региональный оператор заключил контракты с перевозчиками, которые оказались неспособными обеспечить нормальный вывоз твердых коммунальных отходов (ТКО). «В нашем регионе стартовавшая реформа пока привела к ухудшению ситуации с отходами», — резюмирует Винник.

Впрочем, некоторые эксперты считают, что эта неготовность во многом обусловлена серьезными дефектами нормативной базы, чрезвычайно затрудняющими организацию эффективного обращения с отходами. «Поэтому, когда поняли, что ни один регоператор не сможет выполнить свои обязательства не физически, а юридически, быстро написали «отсрочку», — полагает генеральный директор юридической компании «Дельфи», зампредседателя Комитета по экологии «Деловой России» Наталья Беляева.

Локальные успехи

Тем не менее в России уже существуют отдельные примеры эффективного обращения с отходами. В прошлые годы в разных регионах предпринимались попытки организовать раздельный сбор ТКО в жилых домах и коммерческих структурах с последующим их вывозом на перерабатывающие предприятия. Многие из этих попыток оказались успешными, несмотря на почти полное отсутствие господдержки.

Речь в основном идет о благотворительных или волонтерских акциях. Так, в 2012-2013 годах в Петербурге было реализовано несколько локальных (ограниченных по территории сбора и объемов мусора) проектов раздельного сбора. Например, компания «Кнауф» установила на севере города и в Красном Селе контейнеры для сбора макулатуры. По словам экологов, услуга пользовалась спросом.

Еще один пример — строительная компания «ЮИТ Санкт-Петербург», которая в 2012 году начала раздельный сбор ТКО на территории своих жилых комплексов. Более или менее успешными экологи называют также проекты «Собиратор» и «РазДельный Сбор».

ООО «Точка сбора» сумело сделать коммерчески успешным раздельный сбор четырех видов отходов от населения — бумаги, стекла, пластиковой тары и алюминиевых банок. Однако и в этом случае успех был достигнут благодаря внеэкономическим факторам — граждане (в том числе, волонтеры) и около 20 фирм сдавали подготовленные (очищенные от грязи, наклеек, пробок и т.п.) отходы бесплатно, а для одного из пунктов сбора французский ритейлер «Ашан» бесплатно предоставил площадку.

В прошлые годы в разных регионах предпринимались попытки организовать раздельный сбор ТКО в жилых домах и коммерческих структурах. Многие из этих попыток оказались успешными.

В параллельных мирах

Судя по словам экспертов, к цивилизованному обращению с отходами в России пока более или менее готов только один элемент мусорной цепочки — переработка. В стране есть масса заводов, которые перерабатывают мусор во вторсырье или даже в готовые товары, продают их и зарабатывают на этом. Наиболее успешными эксперты называют Солнечногорский опытно-экспериментальный механический завод, производящий изделия из пульперкартона, также расположенный в подмосковном Солнечногорске завод по переработке пластмасс «Пларус», завод «Мега-Пласт» в Московской области, АО «Петромакс», перерабатывающий электронный лом в Лобне, завод «Русджам», производящий стеклотару в Ленобласти и другие.

Однако, несмотря на наличие перерабатывающих мощностей, проекты по организации раздельного сбора в большинстве случаев существуют недолго. Главная причина неудач — сложности с вывозом мусора из пунктов приема в места его переработки. Рост цен на топливо и другие обстоятельства привели к повышению затрат на транспортировку, из-за чего небольшие объемы стало возить невыгодно, рассказывают участники рынка. На площадках накапливаются отходы, жилищные инспекции накладывают штрафы, отходы, которые уже прошли сортировку, нередко приходится сваливать в общую кучу. В конце концов почти все проекты закрываются.

Проекты по организации раздельного сбора в большинстве случаев существуют недолго. Главная причина неудач — сложности с вывозом мусора из пунктов приема в места его переработки.

Такая ситуация подрывает экономику перерабатывающих предприятий. Чтобы сделать их бизнес по-настоящему выгодным, нужно обеспечить стабильные поставки сырья, поясняют специалисты. Пока сделать это удается далеко не всегда.

«Этого не удается добиться даже вполне успешным переработчикам», — утверждает Наталья Беляева. По ее словам, доходит до того, что переработчики принимают отходы от частных лиц, вплоть до дворников и бомжей, вытаскивающих стеклянные и ПЭТ-бутылки, алюминиевые банки из мусорных контейнеров на площадках. Крупные заводы такими поставками, конечно, не обеспечить, утверждает эксперт.

По словам руководителя направления по взаимодействию с органами власти Ассоциации «РазДельный Сбор» Анны Гаркуши, большую проблему создает также необходимость предварительной подготовки отходов к переработке — очистки их от загрязнений, от непригодных для переработки видов пластика и т.д. Такую подготовку надо делать даже при раздельном сборе, а в его отсутствии — на сортировочных комплексах, построить и содержать которые непросто. Например, мусоросортировочный комплекс на 100 тыс. тонн в год под Приозерском в Ленобласти обошелся, по ее данным, в 70 млн рублей.

По данным Натальи Беляевой, в России сейчас работает 82 крупных завода, перерабатывающих макулатуру; около 10 предприятий, перерабатывающих пластик, главным образом ПЭТ-тару — изготовляемые из полиэтилентерефталата бутылки, банки, флаконы и другие пластиковые емкости; 44 завода, использующих стеклобой для производства стеклотары («полого стекла»). Закупочная цена 1 тонны грязного пластика составляет 40 тыс. руб. Затраты на его переработку во вторсырье (волокно, чипсы и т.п.) составляют 26-28 тыс. руб. Такое вторсырье можно продать примерно за 100 тыс. руб. Сбор и подготовка к переработке стеклобоя рентабельна при доходе, превышающем 70 коп. за килограмм. Обеспечить такой доход очень трудно, поэтому основная часть стеклянной тары захоранивается на полигонах. Невыгодно также перерабатывать электронный лом, поскольку в России нет эффективных технологий извлечения из него драгметаллов. Для этого измельченный электронный лом экспортируется. Впрочем, извлечением драгметаллов и других полезных фракций из электроники занимается малый бизнес, но в небольших объемах и, как правило, по теневой финансовой схеме.

Модель успеха

Пока в России есть только один сегмент мусорного рынка, где относительно эффективно налажена вся цепочка обращения с отходами — раздельный сбор, сортировка, транспортировка и переработка.

Этот сегмент связан с товарами и упаковкой товаров, производители и импортеры которых в соответствии с ФЗ-89 «Об отходах производства и потребления» обязаны обеспечивать их утилизацию после утраты ими потребительских свойств. Иными словами, поставщики таких товаров обязаны самостоятельно организовывать эти процессы в рамках так называемой «расширенной ответственности производителей» (РОП) либо платить экологический сбор.

По мнению экспертов, статья 24.2 ФЗ-89 создает действенные стимулы к организации более или менее эффективного обращения с такими отходами. В основе лежат два инструмента. Первый — выполнение производителями и импортерами нормативов утилизации отдельных видов товаров и упаковки, что позволяет им снизить вплоть до нуля (при 100%-ном выполнении) установленный для них экологический сбор. Этот инструмент, как считают эксперты, обеспечивает основные поставки сырья (отходов) на крупные перерабатывающие заводы.

Второй инструмент — возможность снижения норматива утилизации путем использования вторичного сырья. В законе сказано, что в случае, если упаковка, подлежащая утилизации, произведена из вторичного сырья, к нормативу утилизации применяется понижающий коэффициент, рассчитываемый как разница между единицей и долей вторичного сырья, использованного при производстве указанной упаковки. Этот инструмент выгоден также и переработчикам, поскольку стимулирует спрос на их продукцию. По мнению экспертов, благодаря этому формируется основной объем сбыта продукции переработчиков.

Как утверждает руководитель направления рециклинга ООО «Пивоваренная компания «Балтика» Дмитрий Смирнов, этих двух стимулов достаточно, чтобы организовать экономически эффективную цепочку обращения со всеми видами упаковки (картон, стекло, металл, пластик), используемыми компанией. По его информации, «Балтика» договаривается с управляющими компаниями ЖКХ (в частности, с УК «Сервис Недвижимость»), которые обеспечивают раздельный сбор, заключает договоры с переработчиками, которые, в свою очередь, обеспечивают транспортировку, сортировку, переработку и продажу вторсырья. Как утверждает Смирнов, затраты «Балтики» по этим договорам окупаются экономией на экологических платежах.

Многие производители предпочитают объединяться в ассоциации и совместными усилиями организовывать утилизацию своих отходов. В качестве примеров эксперты называют ЭкоШинСоюз, Ассоциацию производителей, импортеров электробытовой и компьютерной техники, «Систему коллективной ответственности Электроника — утилизация» и другие.

Кто в бочки, кто — в лес

Что касается других ниш мусорного рынка (в том числе и сегмента бытовых отходов), главное препятствие к созданию работоспособной схемы обращения с отходами — отсутствие должной мотивации у разных участников процесса.

Вопреки ожиданиям, самым слабым звеном в «мусорной» цепочке оказалось не население. Как показывают социологические опросы, примерно 75% граждан готовы к раздельному сбору отходов. Однако энтузиазм граждан очень быстро пропадает, если они видят, что мусор подолгу не вывозится, а дворники сваливают содержимое всех раздельных контейнеров в общую кучу.

Такая ситуация, как считают специалисты, возникает в связи с тем, что руководители жилищной сферы не видят для себя выгоды в организации раздельного сбора.

В результате во многих небольших населенных пунктах нет даже контейнерных площадок, рассказывает Николай Хасиев, генеральный директор АО «Управляющая компания по обращению с отходами в Ленинградской области» (регоператор в Ленобласти). Но и там, где площадки есть, и вывоз отходов как-то налажен, непонятно, по словам Хасиева, «кто платит за это, какие объемы вывозятся, а главное — куда». В частном секторе вывоза зачастую вообще нет — «кто в бочках сжигает, кто в лес выбрасывает», сетует эксперт.

Главное препятствие к созданию работоспособной схемы обращения с отходами — отсутствие должной мотивации у разных участников процесса.

Искусство блокировки

Решить проблему можно за счет мер государственного стимулирования, считают специалисты. Однако пока государство создает стимулы очень медленно, а порой откровенно тормозит процесс создания эффективных механизмов обращения с отходами.

Как утверждают эксперты, государство ведет себя непоследовательно — если законодательное регулирование утилизации производителями своих товаров и упаковки (после утраты ими потребительских свойств) стимулирует эффективное обращение с отходами, то нормы и правила, регламентирующие работу региональных операторов по обращению с ТКО, наоборот, этому препятствуют, считает Анна Гаркуша. По ее словам, в существующей системе раздельный сбор и переработка отходов операторам не выгодны.

Регоператоры в конечном итоге получают деньги за вес или объем ТКО, вывезенных с контейнерных площадок. Но по правилам из этой величины вычитаются перерабатываемые отходы. «Стоимость получаемого вторсырья вычитается из валовой выручки регоператоров. Доходы от переработки не способны компенсировать эти потери», — утверждает Гаркуша. Такой порядок побуждает регоператоров собирать все отходы в одной куче, без разделения. Многие эксперты уверены, что операторы будут пользоваться своим монопольным правом для блокирования раздельного сбора и переработки отходов.

«Предприниматели опасаются, что придет региональный оператор и заберет их контейнеры или не позволит установить», — транслирует мнение бизнеса создатель общественного проекта «ЭкоСлавянка — раздельный сбор», бизнес-консультант Инга Узянбаева. Об этой угрозе упоминает в своем комментарии Дмитрий Смирнов из «Балтики», а вице-президент, руководитель дивизиона «Услуги для проживания, Россия» концерна ЮИТ Александр Арсеньев прямо говорит о возможном блокировании их программы раздельного сбора с появлением в Петербурге регоператора. По его словам, многие компании-перевозчики не хотят сейчас заключать с ЮИТ контракты на вывоз отходов, поскольку опасаются, что «через год придет регоператор и не даст им работать».

Раздельному сбору препятствует также введение нормативов по сбору ТКО, утверждает Гаркуша. Если раньше население платило по фактическому объему собранного мусора, то сейчас оно должно платить по нормативам, вне зависимости от реального объема ТКО. «Норматив никогда не стимулирует человека производить меньше отходов или участвовать в раздельном сборе», — отмечает Гаркуша, с которой согласно большинство опрошенных РБК Петербург специалистов.

«Я считаю, что обращение с ТКО должно перейти из сферы услуг в сферу производства. Заниматься организацией обращения с ТКО должны те, кто заинтересован в получении прибыли. Только они смогут так настроить мусорную цепочку, чтобы она стала рентабельной», — резюмирует председатель Северо-Западной межрегиональной общественной экологической организации «Зеленый крест» Юрий Шевчук.