Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Почему прогнозы экономического роста не сбываются — The Economist Pro, 11:50
В России выявили минимум смертей от COVID с сентября 2020 года Общество, 11:48
Восемь типичных ошибок грузоперевозчиков РБК и Cordiant Professional, 11:39
Дзюба в образе Дедпула сообщил об уходе из «Зенита» Спорт, 11:19
Эти акции разорили инвесторов: топ-20 за 30 лет. В него не попал Enron Pro, 11:16
МИД увидел риск превращения Арктики в «театр военных действий» из-за НАТО Политика, 11:07
Внезапная остановка сердца: как геолокация поможет выжить пострадавшему Партнерский проект, 10:51
Президент «Реала» ответил Мбаппе на срыв сделки фразой «разрушили мечту» Спорт, 10:50
Газизов словами «не чемпионство, но бомба» оценил 14 место «Уфы» в лиге Спорт, 10:29
Создатель Viber Игорь Магазинник: Павел Дуров успешно использовал страх Pro, 10:26
Встреча министров АТЭС завершилась без итоговой декларации Экономика, 10:20
15 млрд устройств: почему интернет вещей сложно увидеть РБК и МегаФон, 10:15
Что такое дюрация простыми словами Инвестиции, 10:00
Рабы офиса: почему половина сотрудников в России ненавидят свою работу Pro, 10:00
Санкт-Петербург и область ,  
0 

Петербург применил радикальное средство против инфляции

Фото: Сергей Куликов/Интерпресс
Фото: Сергей Куликов/Интерпресс

С 1 июля в Петербурга впервые за постсоветскую историю города снижаются тарифы на самые дорогие коммунальные услуги ЖКХ — отопление и горячую воду. Тарифы на холодную воду возрастут, но вдвое ниже, чем было запланировано, и для населения (на 3,2% вместо запланированных 7%), и для промышленности (на 3,7% вместо 8%). Этот рост окажется значительно меньшим прогнозируемого в 2019 году в России уровня инфляции — около 5,5% в среднем по году.

Правительство Петербурга сделало нестандартный шаг, и пока осталась непроясненной «цена вопроса»: не придется ли городу слишком дорого заплатить за возможность сдержать тарифы? Объяснение Смольного — были найдены и исключены необоснованные затраты энергоснабжающих предприятий-монополистов — нельзя назвать исчерпывающим: «лишних» затрат не так много, как нужно для радикального изменения тарифной ситуации. Скорее всего, снижение будет компенсировано ТЭКу и другим монополистам увеличенными дотациями из городского бюджета.

О том, насколько оправданы такие «подарки» потребителю, рассуждает экономический обозреватель РБК Петербург Владимир Грязневич:

«Независимые эксперты уверены, что Смольный руководствовался внеэкономическими, чисто популистскими мотивами, поскольку, по их мнению, суммы исключенных затрат монополистов, которые Смольный счел необоснованными, не настолько велики, чтобы можно было так сильно снизить запланированные тарифы, которые в прошлом году тоже ведь анализировались и были сочтены комитетом по тарифам вполне обоснованными. Тем более это очевидно для ГУП «ТЭК СПб», у которого, как признают и в нынешнем правительстве Петербурга, не хватает средств для ремонта и замены теплосетей. Недаром Смольный запланировал на 2019 год дополнительные 1,5 млрд руб. на теплосети, принадлежащие АО «Теплосеть Санкт-Петербурга» (принадлежит ПАО «ТГК-1» и ГУП «ТЭК СПб»).

Тем не менее, я согласен с руководителем ФАС России Игорем Артемьевым, что это настоящая революция не только в городе, но и в масштабах страны.

Потребители оплатят

Затраты государственных энергоснабжающих организаций покрываются двумя способами — тарифами для потребителей и прямым финансированием из бюджета в виде дотаций. И ТЭК, и «Водоканал» являются государственными унитарными предприятиями, принадлежащими Петербургу. С 2018 года им запрещено иметь прибыль, так что их финансирование полностью определяется Смольным, который, как и власти любого российского региона (или муниципалитета), распределяет бремя затрат на энергоснабжение между потребителями и бюджетом.

Pro
Зачем главы крупнейших компаний чистят туалеты и едят собачий корм
Pro
Фото: Christopher Furlong / Getty Images Риск массовых распродаж: вернут ли иностранцам доступ на российские биржи
Pro
Фото: МИФ Почему Kraft Heinz провалила реструктуризацию: отвечает Джон Коттер
Pro
Фото: Александр Артеменков / ТАСС Как не ошибиться, создавая собственную торговую марку
Pro
Фото: Michael Fortsch / Unsplash Как Украина осваивает криптовалюты на фоне российской спецоперации
Pro
Фото: Scott Olson / Getty Images Есть что хранить: основания для оптимизма на рынке складской недвижимости
Pro
Фото: Chris Hondros / Getty Images Продажи предметов роскоши растут быстрее ожиданий. Как на этом заработать
Pro x The Economist
Фото: Jeenah Moon / Getty Images Какие секреты Google и Apple прячут в отчетности

Расходы энергоснабжающих организаций достаточно велики — во многом в силу их монополизма, лишающего стимулов к борьбе за снижение затрат. Власти в силу избранных приоритетов стремятся возложить максимально возможную долю этих затрат на потребителей, особенно на бизнес, которому тарифы устанавливаются как правило выше, чем населению.

То обстоятельство, что энергетические тарифы (включая воду, тепло, газ, электроэнергию) являются базовыми для экономики, влияющими на себестоимость всех товаров, не говоря уже о качестве жизни населения, местные власти (не говоря уже о самих монополистах) не беспокоит. Как не волнует их и то, что рост тарифов является одним из главных факторов, определяющих инфляцию.

Инфляция издержек

За эти макроэкономические параметры отвечает федеральное правительство, которое до недавнего времени тоже не обращало особого внимания на динамику тарифов, поскольку монетаристы, обладающие наибольшим влиянием в высших эшелонах российской власти, утверждали (да и продолжают утверждать), что основной источник инфляции — большой объем денег в экономике. Аргументы несогласных, доказывавших (например, журнал «Эксперт» вместе с ВШЭ провели в 2000-х годах специальное исследование на эту тему), что в российских условиях чрезвычайно монополизированной экономики рост цен происходит главным образом вследствие инфляции издержек, не производили на монетаристов особого впечатления.

Однако несколько лет назад Кремль, вероятно убедившись в неспособности ЦБ и правительства побороть инфляцию чисто монетаристскими методами, начал прислушиваться к доводам сторонников «инфляции издержек» и стал бороться с ростом базовых тарифов. Президент Владимир Путин начал регулярно повторять, что энергетические (и железнодорожные — на грузовые перевозки) тарифы не должны расти быстрее инфляции и это должно быть зафиксировано в нормативных документах. Тотальный запрет установлен, однако, не был (вероятно, под давлением монополистов, угрожавших своим банкротством и крахом всей системы энергоснабжения). Но правительство РФ стало ежегодно специальным распоряжением устанавливать индексы изменения размера вносимой гражданами платы за коммунальные услуги. Эти индексы, хоть и не напрямую, но все же стали сдерживать рост тарифов, который во многих регионах вдвое, а то и втрое превышал инфляцию, сводя на нет все усилия ЦБ по ее уменьшению.

Впрочем, местные чиновники для наиболее настойчивых (влиятельных) монополистов продолжали увеличивать тарифы выше инфляции. Так, петербургскому «Водоканалу» на вторую половину 2019 года первоначально установили тарифы, на 7% для населения и на 8% для промышленности превышавшие их уровень в первой половине 2019 года, хотя инфляция в 2018 году лишь немного превысила 4%, а в 2019 году прогнозируется на уровне 5,5%. Чтобы уложиться в федеральный норматив по росту платы для населения в 4,3%, увеличение тарифов теплоснабжающих организаций (ГУП «ТЭК СПб» и ТГК-1) для населения запланировали всего на 3,3%.

Правильная трансформация

В свете сказанного можно понять Игоря Артемьева, назвавшего революционным нынешнее решение Смольного, впервые в новейшей истории ограничившее рост тарифов ЖКХ уровнем, даже ниже прогнозируемой инфляции. То обстоятельство, что ради этого монополистам придется заметно увеличить бюджетные дотации, пафос отнюдь не снижает. Дотации на инфляцию влияют очень слабо, как и любые вложения в инфраструктуру. Зато сдерживание тарифов весьма благоприятно скажется не только на качестве жизни петербуржцев, но и на издержках бизнеса, предпринимательском климате, а значит, на перспективах развития городской экономики.

Правда, на инфляцию решение Смольного повлияет слабо, поскольку она в основном определяется ситуацией во всей стране (существует «региональная» инфляция, но она лишь немного отличается от «федеральной»). Именно поэтому, как сообщил Игорь Артемьев, ФАС пытается распространить пример Петербурга на всю страну. К тому же, «нормализовать» пока удается только монополистов, принадлежащих Петербургу, а, например, газпромовский ТГК-1 согласился сдержать рост тарифов на тепло для промышленных потребителей лишь до 11% — вдвое выше прогнозируемой инфляции. Изначально он запрашивал увеличение вообще на 44%».


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.