Лента новостей
Медведчук попросил Медведева начать прямые поставки газа Украине Политика, 16:58 В Киеве заявили об отказе Москвы совершить «малый обмен» Гриба Общество, 16:58 Набиуллина заявила о росте тарифов на утилизацию мусора в полтора раза Общество, 16:57 США заявили об обеспокоенности изменениями в уставе «Нафтогаза» Бизнес, 16:47 Алина Загитова завоевала золото на чемпионате мира в Японии Общество, 16:36 Британская Thomas Group оценила туроператора «Библио Глобус» в $10 млн Бизнес, 16:34 Уровень одобрения россиянами работы Путина достиг максимума за полгода Политика, 16:32 Почему перспективы крипторынка оказались под вопросом Крипто, 16:27 В Мордовии заключенные совершили акты членовредительства из-за насилия Общество, 16:24 СМИ узнали об уходе судей в Томской области из-за оправдания полицейских Общество, 16:23 Где научиться творчеству: 6 креативных курсов Стиль, 16:23 Nielsen: около 80% потребителей выбирают товары для здорового питания Pro, 16:22 В ЦБ назвали достаточным повышение ставки в 2018 году Экономика, 16:07 УПЦ подала в суд на Минкультуры Украины из-за приказа о переименовании Общество, 16:07
С.-Петербург ,  
0 
Поправки к закону о торговле: государство заходит в магазин с ломом

Ирина Канунникова, финансовый аналитик, президент компании Insight Development


Основная идея поправок к закону о торговле, подписанных вчера Владимиром Путиным, — защитить интересы поставщиков и производителей. Для этого закон вводит ряд новшеств. Главное из них — максимальная доля вознаграждения, которое поставщик выплачивает ретейлеру, не должна превышать 5% стоимости поставки. Впрочем, существует целый ряд «но», которые заставляют сомневаться, что закон решит те проблемы, ради которых он принимался.

Если вы спросите, упростят ли поправки взаимоотношения поставщиков и ретейлеров, то мой ответ — однозначно нет. Возьмем для примера привязку оплаты к сроку годности продукции. Срок годности той же молочной продукции составляет 10 дней, срок оплаты поставок — 8 дней. Вроде бы можно только приветствовать такое положение закона. Однако надо учитывать, что это меняет график оплаты, а значит создает дополнительную нагрузку на коммерческую службу, бухгалтерию и прочие подразделения ретейлера. За эти 8 дней они должны не просто оплатить поставленный товар, но и уточнить у службы поставки и менеджеров магазина, были ли возвраты в партии или повреждения товара. Все эти уточнения поставщик должен подтвердить и согласовать за те же 8 дней.

Фактически закон требует, чтобы весь процесс поставки и оплаты работал в автоматическом режиме — как у поставщика, так и у ретейлера. Однако до такой степени процессы отлажены только у крупных ретейлеров. При этом штрафная нагрузка за неисполнение регламента не зависит от того, сколько торговых точек входят в сеть — несколько тысяч или, например, пять. Сумма штрафа составляет 20-40 тыс. рублей на сотрудника и от 2 до 5 млн. рублей, если речь идет о штрафе, наложенном на юридическое лицо. По нынешним временам весь бизнес сети, насчитывающей пять магазинов, может не стоить этих денег. Иными словами, создаваемая законом дополнительная нагрузка не столь критична для крупных ретейлеров, но катастрофически велика для небольших игроков. Это может подтолкнуть мелкие и средние компании к выходу из розничного бизнеса.

Стоит отметить, что для Петербурга последствия поправок к закону о торговле будут не столь разрушительны, как для большинства других регионов. В свое время Петербург занял лидирующие позиции по количеству современных форматов торговли, поэтому доля мелких и средних компаний в рознице и сейчас уже невелика. Поправки к закону о торговле просто доведут ситуацию до логического финала — полному доминированию на рынке федеральных сетей.

Следующий вопрос — обеспечивают ли поправки защиту интересов поставщиков? Есть все основания полагать, что тот объем вознаграждений, который не укладывается в разрешенные законом 5%, перейдет в плоскость так называемых «джентльменских соглашений». Крупные поставщики могут позволить себе отстаивать свои интересы, а мелкие вынуждены идти на компромисс с сетью, либо отказываться от сотрудничества.

Для потребителя этот закон тоже не сулит ничего хорошего. Увеличение нагрузки на бэк-офис ретейлера приведет к тому, что сети сократят ассортимент. Ведь чем меньше номенклатура товаров, тем быстрее можно оформить все необходимые документы. И это станет решающим фактором. По моим прогнозам, ассортимент в рознице сократится минимум на 10-15%.

В поисках способов защиты поставщиков государство по идее должно было вспомнить о причинах доминирующего положения сетей на рынке. А причина — недостаточный уровень конкуренции в рознице и, как следствие, нехватка торговых площадей и альтернативных каналов сбыта. Если бы еще в 2007 году, когда вышла первая версия закона, государство приняло меры к увеличению числа игроков в отрасли, то сейчас бы никакие административные рычаги не потребовались. Но государству кажется проще регулировать работу механизма, вставив лом в шестеренку.


Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции