Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Познер назвал постыдными оскорбления Трампа и Байдена на дебатах Политика, 04:07 Успешные предприниматели из малого бизнеса — о преодолении гравитации РБК и Райффайзенбанк, 04:01 США не присоединятся к антибелорусским санкциям Британии и Канады Политика, 03:51 Семь человек пострадали при стрельбе на похоронах в Висконсине Общество, 03:36 Боеспособность России посчитали максимальной со времен холодной войны Политика, 03:05 Посольство США подтвердило гибель своей сотрудницы в Киеве Общество, 02:59 Финансовый ультрахайтек: как управляют большим инвестиционным портфелем РБК и Refinitiv, 02:42 Режиссер фильма о Нагорном Карабахе оценил отмену его показа на ММКФ Общество, 02:17 Летевший из Антальи самолет сел в Сочи из-за недомогания у ребенка Общество, 01:56 Киев и ОБСЕ обвинили Россию в нарушении протокола Минских переговоров Политика, 01:39 Автомобиль с характером: Mercedes-Benz GLE купе РБК и Mercedes-Benz, 01:35 В Роспотребнадзоре уточнили сроки выхода России на плато по COVID-19 Общество, 01:26 Правозащитники сообщили об отправке наемников из Сирии в Карабах Политика, 01:24 Что изменится в российских законах в октябре Общество, 01:00
С.-Петербург ,  
0 

В Петербурге предлагают продавать билеты на концерты по паспорту

Фото:Сергей Вдовин/Интерпресс
Фото: Сергей Вдовин/Интерпресс

Организаторы концертов и фестивалей ищут способы борьбы со спекулянтами, активно торгующими билетами в Петербурге. По словам организаторов, из-за несанкционированной перепродажи билетов (на спортивные, концертные и театральные мероприятия) они несут серьезные финансовые и имиджевые потери. Бизнес видит несколько путей решения этой проблемы, главный из которых — отказ от продажи бумажных билетов и переход на стопроцентный электронный оборот с последующей персонификацией посетителей мероприятия.

Большие деньги


По словам программного директора музея «Эрарта» Дениса Рубина, перекупка билетов наносит ущерб репутации площадки. «Часто люди не разбираются, откуда вдруг возникла новая цена, думая, что это цена площадки. Кроме того, перекупщики оставляют без билетов по разумной цене часть аудитории, которая в итоге или просто не идет на концерт, или вынуждена расставаться с большими деньгами», — поясняет он.

Президент промоутерской компании NCA Михаил Шурыгин подтверждает, что самый большой вред спекулянты наносят организаторам мероприятий. «В дни концертов спекулянты стоят и продают свои остатки билетов по заниженным ценам. Если аншлаг, то и проблемы нет, поскольку кассы пусты. Но когда билеты есть в кассах, например, за 2 тыс. рублей, а люди покупают их за 1,5 тыс. у перекупщиков, купивших билеты за 1 тыс. рублей, это наносит серьезный ущерб бизнесу организатора», — отмечает он. «Когда в официальной продаже остаются только дорогие билеты, нелегальная перепродажа билетов меньшей ценовой категории может тормозить официальные продажи», — подтверждает генеральный директор билетного оператора MUZBILET.RU Валерия Багрянцева.

​Руководитель и основатель Международного фестиваля балета Dance Open Екатерина Галанова:

Я знаю, что перекупщики - это огромная проблема для всех участников рынка культурных мероприятий. К примеру, крупные театры часто обвиняют в том, что они предлагают слишком дорогие билеты, и люди не могут попасть на спектакли. Но что их руководство может сделать? Когда снижается стоимость, билеты тут же начинают выкупаться спекулянтами и продаваться втридорога.

Например, мы в этом году постарались сделать максимально дифференцированную по стоимости линейку билетов. Кроме дорогих и средних по цене, предложили экономичный вариант, когда люди покупают места на первом-втором-третьем ярусе, но, тем не менее, у них есть возможность купить эти билеты. Дешевые билеты были в продаже очень недолгое время. Сейчас мы их обнаруживаем на Avito по цене, в 7 раз дороже установленной нами.

Продюсер, с одной стороны, рискует деньгами, которые он заплатил за приезд труппы, рекламу. Но с другой стороны – пытается вести себя благородно, он все время помнит, что нельзя обидеть зрителя, который должен иметь возможность купить экономичный билет. Существование черного рынка билетов не дает возможность организатору мероприятия в полной мере управлять ценовой политикой. Мы, к примеру, готовы были бы снизить стоимость билетов на определенные позиции, но сейчас это делать бессмысленно, потому что такие билеты сразу окажутся в перепродаже.

Схемы

Говоря о схемах перепродажи билетов, М.Шурыгин указывает на кассиров театральных касс, которые могут вступать в сговор с перекупщиками: «Существуют целые группы спекулянтов, которые выкупают наиболее дешевые билеты на мероприятия». «Пока продаются бумажные билеты, пока существует возможность перепродажи билета как некого неперсонифицированного коммерческого продукта, человеческий фактор всегда будет работать, — говорит он.

Представитель «Эрарты», в свою очередь, сообщает о виртуальных методах спекуляции. «Перекупщики могут отслеживать акции на билеты, а потом продавать их по полной или завышенной стоимости. Еще один вид мошенничества — некие информационные сайты, которые оказывают поддержку мероприятиям по бартеру за входные билеты, а потом эти билеты реализуют», — уточняет он.

Справка

По данным Петростата, в 2015 году объем платных услуг горожанам учреждениями культуры составил 15,5 млрд рублей, что на 3,9% больше, чем годом ранее. Согласно рейтингу самых кассовых развлечений России, составленному РБК, в сезоне 2014/2015 из петербургских мероприятий в топ-50 вошли Государственный Эрмитаж с выставкой «При Дворе российских императоров. Костюм XVIII — начала XIX века в собрании Эрмитажа», Мариинский театр — абсолютный лидер рейтинга, представленный в нем 8 раз сразу с несколькими балетами — «Лебединое озеро», «Дон Кихот», «Бахчисарайский фонтан», «Баядерка, «Щелкунчик», «Жизель», «Анна Каренина» и «Конек-Горбунок», а также цирковое представление Quidam в Ледовом дворце.

По паспорту

М.Шурыгин полагает, что решить проблему спекуляции с билетами может переход на полную электронную продажу. «Билет должен продаваться конкретному лицу, и это лицо может получить доступ на площадку по предъявлению ID. Или человек забирает билет непосредственно перед мероприятием, уже после реализации, также при предъявлении ID». На сегодняшний день количество электронных продаж в Петербурге, по оценкам М.Шурыгина, не превышает 20% (в Москве эта доля значительно выше). «Это особенность Петербурга, у нас ставка на театральные кассы крайне высока», — добавляет он.

Е.Галанова согласна с М.Шурыгиным: «Один из методов борьбы с перекупщиками — адресная продажа билетов с электронным адресом, регистрацией, паспортными данными и т.д.». Другой способ (по ее словам, возможный, но нежелательный) — официальное повышение цен на билеты. «Официально дорогие билеты становятся не интересны перекупщикам», — говорит она.

Еще один способ борьбы с перекупщиками заключается во введении штрафных санкций при возврате билета, говорит Е.Галанова. «Дело в том, что сейчас спекулянты ничем не рискуют, — отмечает учредитель Dance Open. — Они купили билет и имеют возможность в любую минуту, в том числе и в самый последний момент, сдать его в кассу театра. Если бы были штрафы, и организатор имел бы возможность удерживать, предположим, 50% при возврате билета за 24 часа до начала мероприятия, то вопрос был бы решен», — поясняет Е.Галанова.

Виртуальный путь

Эксперты напоминают, что сейчас покупатель вправе свободно сдать билет на любое мероприятие с возвратом полной его стоимости. По словам юриста по интеллектуальной собственности и коммерческому праву Виктора Пастернака, в случае потенциального спора именно на организатора мероприятия ложится бремя доказывания факта понесенных расходов. По его словам, вряд ли организаторы готовы при каждом подобном случае раскрывать информацию об экономике проводимых мероприятий, информируя потребителей о расходах на проведение того или иного концерта независимо от их объема.

В.Пастернак напоминает, что законодательство содержит ряд специальных норм в отношении отдельных видов услуг, например, Воздушный кодекс ограничивает права потребителей в случае отказа и вводит неустойку за отказ от услуги менее, чем за 24 часа до вылета, но оснований сделать исключение из общего правила именно в отношении концертно-зрелищных мероприятий пока явно недостаточно, считает он.

Равно как и организаторы, В.Пастернак отмечает, что постепенный переход на систему электронных билетов может стать эффективной мерой по борьбе с перекупщиками, которые сдают нереализованные билеты непосредственное перед мероприятием. «Это позволит не только в итоге снизить стоимость билетов за счет экономии на посредниках (кассах и распространителях), но и определенным образом регулировать объемы продаж в «одни руки», вводя относительно объективные критерии приобретения определенного количества билетов для «личных» нужд, вести статистику возврата конкретными «потребителями», повысить налоговую эффективность в зрелищной сфере. Именно эта прозрачность, возможно, со временем станет основой для диалога с властью о введении специального регулирования правил возврата билетов и ограничений, связанных с возмещением затрат недобросовестным потребителям», — добавляет эксперт.