Лента новостей
МИД Японии в ежегодном докладе отказался от фразы о возвращении Курил Политика, 03:43 Хорошо ли вы спите. Тест РБК и Philips, 03:20 Число погибших при сходе оползня в Колумбии увеличилось до 20 Общество, 03:08 Спасатели локализовали пожар на складах в Ленинградской области Общество, 02:45 СМИ сообщили о возгорании складов в Ленинградской области Общество, 02:26 Армия Хафтара объявила о планах нового наступления на Триполи Политика, 02:14 Тонны воды вылились из бассейна в небоскребе при землетрясении в Маниле Общество, 02:08 Трамп заподозрил Джона Керри в незаконных контактах с Ираном Политика, 01:39 Беглов предложил заново обсудить создание судебного квартала в Питере Общество, 01:33 В КНДР подтвердили предстоящую встречу Ким Чен Ына с Путиным Политика, 01:13 В Минобороны назвали Турцию «достойной восхищения» из-за покупок С-400 Политика, 00:39 Медведчук назвал главное условие поддержки Зеленского Политика, 00:20 В Кувейте Матвиенко пообещали «хорошие новости» по осужденной россиянке Общество, 00:09 Эксперты назвали основные сценарии выборов в Госдуму-2021 Политика, 00:00
Общество ,  
0 
Этапированный на 1878 км подал жалобу в ЕСПЧ в обход российских судов
Осужденный житель Республики Коми пожаловался в Европейский суд на этапирование за 1878 км от дома. Вопреки обычным требованиям ЕСПЧ он не жаловался в российские суды: Страсбург признал их неэффективной в таких случаях инстанцией
Фото: Юрий Мартьянов / «Коммерсантъ»

Жалоба Бучнева

Житель Республики Коми Андрей Бучнев, который в 2016 году получил восемь лет и один месяц колонии за вымогательство, пожаловался в Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) на нарушение права на частную и семейную жизнь: его отправили отбывать наказание в карельский город Сегежу, за 1878 км от родной для него Ухты. Об этом РБК рассказал юрист правозащитного проекта «Зона права» Сергей Петряков. Если Страсбург примет жалобу к рассмотрению, это станет прецедентом: Бучнев, вопреки обычным правилам ЕСПЧ, не стал проходить две российские судебные инстанции. Ранее Страсбург признал, что в подобных случаях в России это лишено смысла.

Бучнев получил восьмилетний срок в июне 2016 года. До этапирования он жил с женой и малолетней дочерью в Ухте. Расстояние между Ухтой и Сегежей можно преодолеть на автомобиле примерно за 32 часа, отмечается в жалобе. «Прямое железнодорожное или авиатранспортное сообщение между данными городами отсутствует. Средние расходы для семьи заявителя на проезд к месту отбытия им наказания и обратно составляют около 50 тыс. руб. Доход жены заявителя составляет 25 тыс. руб. в месяц, которые без остатка тратятся на содержание двоих детей, жилищно-коммунальные услуги и продукты», — отмечается в заявлении.

В «Зоне права» уверены, что Россия в отношении Бучнева нарушила ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, где говорится о праве каждого человека на уважение личной и семейной жизни. «За время отбывания заявителем наказания, то есть с октября 2016 года, его жена и дочь ни разу не смогли посетить заявителя на свидании, так как доступ на свидание к заявителю был существенно ограничен властями ввиду огромного расстояния, высоких транспортных расходов и низкого материального положения его близких родственников», — говорится в документе. Большое расстояние между домом и колони​ей препятствует даже переписке осужденного с женой: письма идут очень долго.

Согласно российскому Уголовно-исполнительному кодексу (УИК), осужденные отбывают наказание в виде лишения свободы в том же регионе, где жили до ареста, уточнил РБК юрист «Зоны права» Сергей Петряков. Отправка осужденных в другой регион возможна либо в их интересах (для лечения или для обеспечения их безопасности), либо в связи с переполненностью местных исправительных учреждений. Также в другие субъекты могут этапировать осужденных за особо тяжкие преступления или опасных рецидивистов, которых суд постановил отправить в тюрьму или колонию особого режима (такие учреждения попросту есть далеко не во всех регионах).

На практике осужденных редко оставляют в том регионе, где они жили до ареста. «Можно проследить определенные тенденции. Жителей Северного Кавказа часто отправляют в северные регионы — Сибирь, Карелию, Мурманскую область, Забайкальский или Красноярский край, на расстояния в 7–11 тыс. км. Иногда власти оправдываются тем, что у осужденного, например, за преступление террористической направленности могли остаться сообщники в регионе. Никакие интересы семьи при этом, конечно, не учитываются. Естественно, что такие осужденные быстро начинают болеть: организм не привык к новым климатическим условиям», — пояснил правозащитник.

РБК ожидает ответа на запрос в Федеральную службу исполнения наказаний.

Здание ЕСПЧ в Страсбурге (Фото: Vincent Kessler / Reuters)

Позиция Страсбурга

Российские суды, в том числе Конституционный суд, еще ни разу не выносили положительных решений по искам о дальности этапирования осужденных, и ЕСПЧ уже обращал на это внимание в недавнем решении по похожей жалобе Эльвиры Поляковой и еще пяти россиян. В марте ЕСПЧ присудил Поляковой и остальным заявителям в общей сложности €30 тыс. за то, что их родные были отправлены в колонии за тысячи километров от дома. «Перспективы успешного оспаривания в местных судах решений ФСИН, которые касаются географического распределения осужденных, плохи», — гласит решение. Согласно ему, интерпретация норм УИКа российскими судами фактически «лишила заявителей реальной возможности представить свои аргументы в спорах с ФСИН».

Поэтому жалоба Бучнева носит исключительный характер: он никогда не судился с ФСИН. По умолчанию для заявления в Страсбург по уголовному делу требуется пройти две судебные инстанции на родине (первую и апелляционную). «Бучнев же обращается в ЕСЧП, не исчерпав национальные средства правовой защиты. Страсбург официально признал, что в данном случае у нас таковых нет», — уточнил Петряков.

ЕСПЧ не впервые признал российские суды неэффективными; такие утверждения были в решениях Страсбурга и по другим жалобам — например на условия содержания заключенных в СИЗО, рассказала РБК адвокат Каринна Москаленко. По ее словам, ЕСПЧ теоретически может принять жалобу на системную проблему от заявителя, который не судился на национальном уровне: «Это хороший эксперимент. Но я рекомендую в таких случаях все же обращаться в национальные суды — в воспитательных целях. Мы заинтересованы в том, чтобы проблемы эффективно решали именно российские суды», — считает Москаленко.

В решении по жалобе Поляковой Страсбург обратил внимание, что российское законодательство в части распределения осужденных несовершенно: оно «не обязывает ФСИН учитывать вероятные последствия для семейной жизни заключенных или их родственников». В этом смысле ст. 73 и 81 российского УИКа, где говорится о местах отбывания наказаний, не удовлетворяют требованиям о «качестве закона», говорится в решении. Государство обязано уважать семейную жизнь заключенных из соображений содействия их реабилитации, указал ЕСПЧ, а тюремная система должна быть организована так, чтобы человеческое достоинство заключенных было неприкосновенно «независимо от финансовых или логистических сложностей».

Российские власти «прорабатывают вопрос» о том, как исполнить решение Страсбурга, рассказали РБК в пресс-службе Министерства юстиции. Будет ли Россия вносить поправки в законодательство об этапировании, пока не решено. «После принятия мер общего характера во взаимодействии с компетентными государственными органами соответствующий отчет будет направлен в Комитет министров Совета Европы в установленном порядке», — уточнили в ведомстве.

На дальность этапирования в ЕСПЧ жаловались некоторые известные осужденные. В 2013 году Страсбург признал, что Россия несправедливо отправила олигархов Михаила Ходорковского и Платона Лебедева в колонии города Краснокаменска Читинской области (ныне Забайкальского края) и города Харпа в Ямало-Ненецком автономном округе. Такой же довод есть и в жалобе в ЕСПЧ лишенного звания майора милиции Дениса Евсюкова, расстрелявшего людей в московском супермаркете. ​Он отбывает пожизненный срок в ИК-18 ЯНАО («Полярная сова»), хотя есть колония особого режима ближе к Москве — это ИК-5 Вологодской области («Вологодский пятак»).