Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В США и Великобритании обвинили Россию в провокациях Политика, 02:07 В Евросоюзе описали поставки «Спутника V» словами «придет слишком поздно» Политика, 01:55 Турция опровергла сообщения об изменениях правил въезда из России Общество, 01:39 Как защищаться от вирусов и правильно помочь иммунитету РБК и Деринат, 01:35 С какими проблемами столкнется первый вертолет на Марсе. Видео Технологии и медиа, 01:00 Фильм Кончаловского получил главный приз премии «Белый слон» Общество, 00:58 Феномен Reverso: что нужно знать о знаменитых часах Jaeger-LeCoultre РБК Стиль и JLC, 00:21 В Петербурге группу туристов из Индии задержали в гостинице из-за COVID Общество, 00:16 Умер Эмиль Верник Общество, 00:12 «Реал» во второй раз за сезон обыграл «Барселону» в чемпионате Испании Спорт, 10 апр, 23:57 Джонсон отказался присутствовать на похоронах принца Филиппа Общество, 10 апр, 23:36 Четыре стратегии, как накопить на пенсию РБК и НПФ «Будущее», 10 апр, 23:34 Меркель решила забрать полномочия у глав регионов для борьбы с COVID-19 Политика, 10 апр, 23:13 Суд арестовал бывшего министра труда Дагестана Общество, 10 апр, 23:04
Общество ,  
0 

Эксперты увидели «сильный перекос» в наказаниях за наркотики в России

Большинство осужденных за наркотики наказаны за их хранение, а не за распространение. Причем при задержании, как правило, находят столько наркотиков, сколько нужно для уголовного дела, заявили в Институте проблем правоприменения
Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»
Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ»

Три четверти осужденных за незаконный оборот наркотиков за последние годы были наказаны судами не за распространение, а за хранение и транспортировку запрещенных веществ, и это свидетельствует «о сильном перекосе системы уголовного преследования в сторону потребителей, а не распространителей наркотических веществ». Такой вывод содержится в докладе младшего научного сотрудника Института проблем правоприменения (ИПП) при Европейском университете в Санкт-Петербурге Алексея Кнорре.

Свое исследование в рамках проекта «Открытая полиция» Комитета гражданских инициатив, который возглавляет бывший министр финансов Алексей Кудрин​, Кнорре представил 28 сентября (материалы исследования есть в распоряжении РБК). Эксперт проанализировал данные МВД о зарегистрированных преступлениях, связанных с наркотиками, сведения cудебного департамента при Верховном суде о приговорах по делам о наркотиках и статистику ФСИН о количестве заключенных по различным составам УК. Данные по каждому ведомству представлены за разные годы и охватывают период с 2009 по 2016 год.

Контроль незаконного оборота наркотиков требует «радикальной переоценки и реформирования», убежден эксперт: вместо лишения свободы потребителей запрещенных препаратов стоит развивать лечение и реабилитацию, а систему отчетности, которая предполагает нормативы раскрываемости, необходимо упразднить.

РБК направил запрос в пресс-службу МВД.

Преследование потребителей

Осужденные по делам об обороте наркотиков составляют четверть от всех отбывающих наказание в российских колониях, пишет Кнорре, ссылаясь на данные Федеральной службы исполнения наказаний за 2016 год. Также, по данным судебного департамента при Верховном суде России, количество осужденных за наркопреступления ​в последние годы составляет от 103 тыс. до 114,5 тыс. человек. С 2011 по 2015 год включительно число приговоров росло, а в 2016 году снизилось на 10%, что Кнорре связывает с упразднением Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН).

По ст. 228 (предполагающей только хранение наркотиков) и 228.1 (предполагающей изготовление и сбыт) УК РФ три четверти судебных решений приходится на случаи хранения и перевозки наркотиков; лишь четверть — на производство и сбыт. Это указывает на то, что большинство осужденных — рядовые потребители. На лечение суды направляют от 1 до 4% осужденных, в колонии — до 50%. Система контроля наркопреступлений «предполагает не помощь зависимым от наркотиков людям, а просто наказание за употребление или распространение наркотических веществ», делает вывод Кнорре.

Лишение свободы как основная мера наказания «создает огромную нагрузку на бюджет страны, приводит к переполнению мест лишения свободы и ухудшению условий в них», а также «к изъятию большого числа трудоспособных людей из экономики страны», считает автор доклада. Существующий порядок способствует не исправлению, а лишь маргинализации потребителей наркотиков, из-за чего они с большей вероятностью после выхода из колонии совершают новые преступления.

​Подходящие количества

«Палочная» система (когда в отчетный период необходимо выявить и раскрыть определенное количество преступлений. — РБК) подталкивает правоохранительные органы к повышению показателей раскрываемости наркопреступлений любыми доступными средствами, в том числе путем фальсификаций, подбросов и искажения статистики.

Он проанализировал закрытую отчетность МВД за 2013–2014 годы (это наиболее свежие данные, доступные для анализа) и обнаружил, что в случае с каннабиноидами у потребителей, как правило, изымали массу наркотика, лишь немного превышающую максимально разрешенную. «Само по себе это не является доказательством искусственных манипуляций со стороны правоохранительных органов, но ставит вопрос о том, почему, по данным ведомственной криминальной статистики, наркопотребители чаще всего имеют ровно столько марихуаны и гашиша, сколько нужно, чтобы против них было возбуждено уголовное дело», — пишет исследователь.

Если говорить о статистике по изъятиям героина, то чаще всего изымают столько вещества, чтобы оно попало в категорию «в крупном» и «особо крупном размере» для «более тяжелой квалификации преступления». В законодательстве различают «незначительные», «значительные», «крупные» и «особо крупные» объемы изъятых наркотических веществ (например, для гашиша в законодательстве прописаны одни значения «крупных» и других объемов, а для героина — другие). Исследователь заметил, что больше всего преступлений МВД регистрирует с «массами, ненамного превышающими и значительный, и крупный размер». Это уже прямо доказывает, что в 2013–2014 годах по зафиксированным случаям оборота героина «имелись манипуляции массой изымаемого наркотика со стороны сотрудников МВД», убежден Кнорре.​

Упразднение без последствий

Ликвидация ФСКН основных проблем не решила, сказал автор доклада РБК: «палочная» система была в обоих ведомствах и осталась в МВД, поэтому вряд ли что-то кардинально изменилось». Для борьбы с фальсификациями нужно изменить систему отчетности так, чтобы сотрудники не были вынуждены находить наркопреступления там, где их нет. Кроме того, почву для злоупотреблений создает порядок, при котором смесь, содержащая наркотик, приравнивается к чистому веществу, считает Кнорре, — иными словами, 1 кг соды, содержащий 0,5 г кокаина, будет считаться 1 кг кокаина. Другой необходимой мерой он считает смягчение или отмену наказания за употребление наркотиков.

Уголовная статистика, отражающая борьбу с наркотиками, «несовершенна, она позволяет манипулировать данными и создавать видимость борьбы с преступностью», согласен с автором доклада адвокат, полковник МВД СССР в отставке Евгений Черноусов. «Она требует кардинального изменения с участием специалистов, наркологов, представителей общественности. Потому что ответа на вопрос, в каком направлении развивается ситуация, она не дает», — считает Черноусов. Проблема с наказанием рядовых потребителей также существует, говорит полковник в отставке: так, зачастую полицейские организуют провокации, чтобы подтолкнуть их к продаже вещества.