Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Мечта со спойлером: почему стоит покупать спорткар с пробегом РБК и Porsche, 07:07
Владелец группы «Дело» заявил о возможности объединения активов с FESCO Бизнес, 07:00
Британия запустила новую систему ПВО «для защиты от истребителей России» Политика, 06:56
SANA сообщило об ударе Израиля в провинции Сирии Политика, 06:44
Крадут каждые 53 секунды: почему ноутбуки почти никогда не находят РБК и HP, 06:40
16 лет эпохи Меркель в пяти фактах. Как изменилась Германия с 2005 года Политика, 06:00
В Госдуме предложили ограничить продажу алкоголя на новогодние праздники Общество, 05:55
Bloomberg узнал о плане санкций против России с ограничением обмена валют Политика, 05:53
Идея Infiniti, которая произвела настоящий фурор РБК и Infiniti, 05:50
Глава Минобороны Украины заявил, что Киеву не нужны военные Канады и США Политика, 05:32
Конец эпохи «уверенных пользователей»: как улучшить свои цифровые навыки Совместный проект, 04:57
ВОЗ выступила против переливания плазмы крови от переболевших COVID Общество, 04:56
В Госдуме ответили на потенциально новые ограничения из-за омикрон-штамма Общество, 04:32
В список номинантов на «Оскар» вошел российский фильм «Разжимая кулаки» Общество, 04:26
Общество ,  
0 

Прямой отжим

Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС

Бизнесмен из Ростовской области Виталий Сычев оказался за решеткой после конфликта с кредитором. Несмотря на то что все обязательства перед банком предприниматель погасил вовремя, в отношении него все равно возбудили несколько уголовных дел. Сейчас бизнес г-на Сычева разрушен, а его ребенок остался без дома.

В 2002 году Виталия Сычева взяли на работу в ООО «Дим-Мак», единственным собственником которого являлся знакомый предпринимателя Владимир Пилюгин. Фирма занималась оптовой торговлей авто- и сельхоззапчастями. В 2003—2004 годах компания активно развивалась, участвовала в выставках и стала официальным дилером крупной фирмы «Красный Аксай». Тогда же бизнесмены взялись за другой проект — строительство литейного цеха в одной из станиц Ростовской области. Все производства создавались с нуля, «в чистом поле». Довольно скоро были построены новые цеха, проведены коммуникации, подведены новые дороги, бизнес пошел в гору.

Обрадовавшись успеху, предприниматели решили расширить дело и создали еще две фирмы в сфере грузовых перевозок: ООО «СК «Шунгит» и ООО «ТТК». Кроме того, г-н Сычев приобрел неработающий горпищекомбинат для запуска линии по розливу воды. Финансирование созданных предприятий частично велось за счет кредита от банка «Центр-инвест», никаких задолженностей за предпринимателями не числилось. В 2008 году ростовское представительство Центробанка проверило кредитную организацию и ее крупных клиентов, в числе которых оказались компании Сычева и его партнера. Никаких нарушений регулятор не нашел.

Неприятная для г-на Сычева история началась осенью того же года после конфликта между г-ном Пилюгиным и руководством КБ «Центр-инвест». После ссоры банк потребовал вернуть все кредиты, на просьбу о реструктуризации долга не откликнулся, хотя стоимость залога по займам (автотранспорт и недвижимость) превышала размер задолженности.

Кредитор взыскал задолженность в полном объеме — причем не только с заемщиков, но и с поручителей, и добился наложения ареста на все имущество и расчетные счета заемщиков. В итоге кредитор изъял у предпринимателей запчасти на сумму более 20 млн руб. и 22 векселя на 1,5 млн, говорится в пояснительной записке г-на Сычева на имя бизнес-омбудсмена Бориса Титова (есть в распоряжении РБК daily). «Все процедуры банкротства были завершены на законных основаниях, вся задолженность погашена», — следует из документа. Но это не помешало правоохранителям завести на г-на Сычева несколько уголовных дел. В июле 2010 года ОВД по Аксайскому району завело первое из них по статье «Неправомерные действия при банкротстве» (ч. 1 ст. 195 УК), спустя месяц — второе, «Уклонение от уплаты налогов» (ч. 2 ст. 198 УК). Третье дело появилось в мае 2011 года по статье «Преднамеренное банкротство» (ст. 196 УК).

О возбуждении уголовных дел бизнесмену не сообщали, уведомлений не направляли, на допросы не вызывали, следует из обращения г-на Сычева. Впоследствии его объявили в розыск, хотя сам предприниматель от правоохранителей не скрывался. Желая восстановить справедливость, бизнесмен обратился в областную прокуратуру, но в ответ получил еще около 20 возбужденных в отношении него уголовных дел по статье «Мошенничество» (ч. 4, ст. 159 УК). Последовало около 15 обысков с изъятием документов, которые к материалам дела вообще не приобщались. По словам предпринимателя, много нарушений было и в ходе конкурсных производств. В частности, незаконно был продан дом, в котором г-н Сычев жил с ребенком. «В настоящий момент мой ребенок оказался на улице», — говорится в обращении. В ноябре 2012 года бизнесмена заключили под стражу.

С ОВД по Аксайскому району связаться не удалось. Вывод об обоснованности аргументов г-на Сычева может сделать только суд, говорится в разъяснительном письме банка «Центр-инвест» (есть в распоряжении РБК daily). Адвокат бизнесмена пока не смогла предоставить дополнительные комментарии, так как пока только «знакомится со 100-томным делом».

Практика «кошмаривания» бизнеса со стороны банков довольно распространена. «Одно дело, когда банки защищают свое финансовое положение в случае недобросовестного заемщика. И совсем другое, когда банк находит малейшую зацепку и начинает рушить бизнес, при этом, возможно, все обязательства перед кредитором у последнего погашены, — рассуждает вице-президент «Деловой России» Андрей Назаров. — У нас была история, когда банк утверждал, что залога нет, бизнесмена осудили, а позже банк через суд возвратил себе якобы отсутствующий залог». Споры такого рода являются гражданско-правовыми и должны решаться в арбитражном порядке, а не в уголовном, убежден собеседник РБК daily.

Одна из главных причин неадекватного уголовного наказания — отсутствие у судей общих подходов к вопросу, по каким именно критериям банкротство является преднамеренным. «Даже если в деле о банкротстве есть выводы арбитражного управляющего об отсутствии признаков преднамеренного банкротства, правоохранители вправе назначить собственную экспертизу, результаты которой должнику крайне тяжело оспорить», — констатирует старший юрист Sameta Петр Никитенко.