Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
В России вступили в силу новые правила для владельцев ОСАГО Общество, 01:55
Число погибших при обстреле автоколонны в Запорожье выросло до 30 человек Политика, 01:07
Киссинджер счел немудрым курс США на вступление Украины в НАТО Политика, 01:05
Кадыров заявил о «больших преобразованиях», ждущих новые регионы Политика, 01:04
Служивший в ВДВ российский волейболист пока избежал призыва Спорт, 00:46
Пашинян заявил об опасении выхода Армении из ОДКБ у части членов блока Политика, 00:40
В Иране задержали девятерых иностранцев за участие в протестах Политика, 00:28
Объясняем, что значат новости
Вечерняя рассылка РБК
Подпишитесь за 99 ₽ в месяц
Штрафы по ДНК: правила экологичного выгула собак Партнерский проект, 00:26
В Белом доме заявили, что заявку Украины в НАТО лучше рассмотреть потом Политика, 00:17
Новые права и ОСАГО без бумаг: что изменится для водителей с 1 октября Авто, 00:15
«Гибли» не погибли: неожиданные секреты бизнес-успеха Хаяо Миядзаки Pro, 00:00
Поздняков назвал унизительными условия МОК для допуска россиян на турниры Спорт, 30 сен, 23:58
Зеленский отменил осенний призыв в армию и отложил демобилизацию Политика, 30 сен, 23:49
«Газпром» назвал объем газа в поврежденных нитках «Северных потоков» Бизнес, 30 сен, 23:49
Общество ,  
0 

Руслан Соколовский — РБК: «Три года за то, что ты сказал, что Бога нет»

28 апреля в Екатеринбурге с последним словом обвиняемого в суде выступил ловец покемонов Руслан Соколовский. Обвинение просит для него 3,5 года колонии общего режима. В видеоблоге Соколовского нашли призывы к экстремизму и оскорбление чувств верующих. Прокурор настаивает на том, что нужен реальный срок, так как «условный срок лишь породит ощущение безнаказанности». Сам Соколовский своей вины не признает. Но чувства верующих уважать научился. Накануне суда с блогером поговорил корреспондент телеканала РБК

Интервью с блогером Русланом Соколовским
Интервью с блогером Русланом Соколовским
(Видео: Телеканал РБК)
Video

Об оскорблении чувств верующих

«Я могу понять, что некоторые действительно могли получить реальные эмоции по поводу моих высказываний. Например, человек, который расплакался при упоминании царской семьи. Я могу понять, что это могло его оскорбить. Поэтому я извинился перед этим человеком, если мои ролики его оскорбили».

О показаниях свидетелей

«В суд приходили свидетели, и они проболтались о том, что на самом деле батюшка их собрал, включил проектор и они это смотрели. Так нельзя делать. Это ненормальная ситуация. Все остальные врали, что сами нашли ролик, сами пришли, сами подали заявление. Один из них проболтался о том, что они смотрели с проектором. Второй свидетель рассказал о том, что конкретно ему позвонили и сказали, что нужно прийти и оскорбиться»​.

О мотивах

«Мне хотелось подразнить, хотелось спровоцировать, чтобы получить реакцию. То есть это процесс троллинга. Это больше похоже на мелкое хулиганство. Как раз статья 148 вышла из хулиганства, но ее сделали какой-то мракобесной и жуткой. Три года за то, что ты сказал, что Бога нет. Это выглядит именно так, если судить по моей экспертизе».

О судебном прецеденте

«Прямо сейчас есть блогеры, которых могли бы взять. Я не хочу, чтобы их сажали, но, если меня посадят, это будет прецедент. Чтобы потом всех этих блогеров, которые называют верующих умственно отсталыми и так далее, тоже взяли, «закрыли».

Грозит ли блогеру реальный срок

О выводах

«Я увидел балабановскую Россию. До лет 16 я жил в довольно плохих условиях, в маленьком городе, отец у меня пил и умер. Работы нет ни у кого, зарплата около 10 тыс. руб. Моя мама получала вообще 7 тыс. руб. Я про все это забыл, как про страшный сон. И вот как раз жизнь берет и тебя опускает. Находится в СИЗО психиатр, который в обход администрации зовет тебя к себе, говорит, что будет тебя насильно держать, лечить методами карательной психиатрии несколько месяцев, говорит, что будет замечательно, если отменят мораторий на смертную казнь, потому «что ты меня оскорбил и я адвокатов к тебе не пущу».

Pro
Фото: Олег Яковлев / РБК Комиссия по брони, положение мобилизованных: как действовать кадровикам
Pro
Фото: John Moore / Getty Images Креативная экономика на подъеме. Что нужно знать об этом инвестору
Pro
Фото: Олег Яковлев / РБК Оценка недвижимости во время турбулентности: что нужно знать собственнику
Pro
Кому не откроют счет за рубежом и почему
Pro
Частичная мобилизация: что нужно знать работодателю
Pro
Фото: Shutterstock Что будет с ценами на нефть в случае глобальной рецессии
Pro
Без лишних переживаний: практические приемы по управлению стрессом
Pro
Фото: Justin Sullivan / Getty Images «Зарплата не растет годами»: каково работать в Cisco — в 5 пунктах

О возможном приговоре

«Я рассматривал вариант с печальным исходом, когда был в СИЗО. То, что я нахожусь сейчас на домашнем аресте, признак того, что все будет не так печально. Согласно нашим законам, максимум, что мне грозит, — это колония-поселение. А это не общий режим. Это как если бы ты пожил в деревне с очень плохими условиями. Тем не менее даже туда бы очень не хотелось. Я думаю, что там бы я потерял много здоровья, интеллекта и вышел бы оттуда овощем».

Авторы
Теги