Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Нетрадиционная независимость: как миллениалы управляют финансами РБК и Райффайзенбанк, 22:13 Два человека погибли при столкновении автомобиля со зданием в Москве Общество, 22:09 Сенаторы ответили на планы Украины продолжить судиться из-за кораблей Политика, 22:02 Военные назвали провокацией атаку патруля в Сирии «коктейлями Молотова» Политика, 21:53 В полиции ответили на сообщения о краже Рыбкой €2 тыс. в «Москва-Сити» Общество, 21:28 Президент «Зенита» заявил о мечте Кокорина завершить карьеру в Петербурге Спорт, 21:20 Банки попросили у ЦБ и приставов помощи в борьбе с обналичиванием Финансы, 21:17 WADA назвало дату рассмотрения рекомендации по статусу РУСАДА Спорт, 21:14 Спецборт МЧС вернул из Ирака более 30 российских детей Общество, 21:11 Почитай старших: кто автор текста. Тест РБК и Билайн, 21:10 Правительство выбрало операторов перевода госорганов в «облако» Технологии и медиа, 21:00 ТАСС узнал об отставке главы полиции на метро Москвы после стрельбы Общество, 20:49 ФСИН ответила на сообщения о попытке самоубийства историка Соколова Общество, 20:41 «Нафтогаз» получил предложение «Газпрома» о продлении транзита газа Экономика, 20:37
Общество ,  
0 
Под сланцами нет санкций
Фото: EPA

В августе-сентябре США ввели жесткие ограничения на работу американских компаний в проектах по добыче трудноизвлекаемой нефти в России – на шельфе Арктики, в глубоководных морских районах и в сланцевых формациях. Считается, что санкции полностью отрезали этот сектор от американских технологий. Но на прошлой неделе власти США пошли навстречу бизнесу: без лишнего шума они уточнили сланцевые ограничения так, что теперь многие компании могут вздохнуть с облегчением.

Официальное разъяснение

Управление по контролю над иностранными активами (OFAC) – ведомство Минфина США, ответственное за экономические санкции, – 18 ноября в разделе «Часто задаваемые вопросы» разъяснило, как оно понимает «сланцевые проекты» в контексте секторальных санкций против России. OFAC указывает, что под «сланцевыми проектами» для целей санкций понимаются «проекты с потенциалом добычи нефти из коллекторов, расположенных в сланцевых образованиях». Но ограничения не распространяются на разведку и добычу через [в оригинале – through] сланцевые породы, когда нефть (или газ) ищется в резервуарах или извлекается оттуда.

Параллельно «сланцевый вопрос» прояснило Бюро индустрии и безопасности (BIS) – подразделение Министерства торговли США, отвечающее за экспортный контроль. Поддерживая логику OFAC, бюро дало понять, что считает сланцевыми проектами только те, где для добычи углеводородов непосредственно из сланцев используются нетрадиционные методы, такие как фрекинг. Но американское оборудование можно свободно поставлять в Россию, если оно будет использоваться для того, чтобы «проникнуть через слой сланца с целью достичь коллектор, расположенный под сланцевым образованием».

До этого представители BIS в неформальных коммуникациях были склонны трактовать сланцевые работы как любые «соприкасающиеся» со сланцами, отмечают юристы Baker & McKenzie. Об этом же говорят специалисты хьюстонской юридической фирмы Joiner Law Firm: ранее BIS сигнализировало, что будет трактовать бурение через сланцы для получения доступа к обычным коллекторам как запретное для американского оборудования. Потенциально такое широкое понимание могло бы затронуть значительную часть наземной добычи в России, поскольку многие буровые операции – это бурение через сланцы. «К облегчению экспортеров в нефтегазовой отрасли ответы BIS и OFAC указывают на то, что ограничения применяются к разведке и добыче непосредственно в сланцевых образованиях», – пишет фирма у себя на сайте.

Короли и их свита

Основная часть российских запасов сланцевой нефти сосредоточена в баженовской свите – группе нефтесодержащих пластов горных пород, выявленных на огромной территории в Западной Сибири. Коллекторы под сланцевыми месторождениями действительно могут располагаться под баженовскими отложениями, сказал РБК геолог Александр Лобусев, декан факультета геологии и геофизики нефти и газа РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. «Примерно две третьих части этой территории занимает абалакская свита – это алевролиты и песчаники, которые представляют собой хорошие коллекторы. В них из-за аномально высокого пластового давления в Бажене нефть может перетекать. Таким образом, через Абалак можно добывать даже баженовскую нефть, не затрагивая Бажен», – объясняет геолог.

Разработкой месторождений на территории залегания баженовской свиты сейчас занимается несколько российских компаний в партнерстве с западными. До объявления санкций совместной разведкой занимались «Газпром нефть» и Shell (СП Salym Petroleum Development), в начале 2015 года компании планировали пробурить пять разведочных скважин, полномасштабная разработка месторождений была запланирована на 2017–2018 годы. Но в конце сентября этого года Shell заявила, что из-за санкций планы компании по работе в России изменятся.

ЛУКОЙЛ также реализует проекты по разработке баженовской свиты, в частности, этой весной компания планировала создавать СП с Total. Совместными усилиями компании должны были потратить на геологоразведку в этом регионе около $120–150 млн, но после введения санкций французская компания объявила о заморозке проекта. «Создание совместного с ЛУКОЙЛом предприятия однозначно при­остановлено. Оно так и не началось, так что на Total случившееся никак не отразится», – заявил тогдашний глава Total Кристоф де Маржери.

Баженом также занимается «Рос­нефть»: в 2012 году она создала СП с американской корпорацией Exxon Mobil, которая по условиям соглашения должна была обеспечить проект современными технологиями и помочь с финансами. В конце сентября 2014 года представитель Exxon Алан Джефферс сообщил, что компания приостановила сотрудничество с «Роснефтью» по девяти из десяти совместных проектов, включая освоение сланцевой нефти в Западной Сибири (чуть позже Exxon свернула работы и на последнем проекте – в Карском море).

Дольше других баженовскую свиту, но без иностранных партнеров, разрабатывает «Сургутнефтегаз». В 2013 году он добыл там 548 тыс. т нефти. В общей сложности компания пробурила около 600 скважин, но 37% из них оказались «сухими».

Выгодоприобретатели неизвестны

Разъяснение «сланцевого вопроса» имеет очень важное значение для американских нефтяных и нефтесервисных компаний и поставщиков американского оборудования, отмечает Дуглас Джейкобсон, юрист вашингтонской Jacobson Burton PLLC, специализирующийся на санкциях и экспортном контроле. Он сам и его партнер Майкл Бертон делали запросы в OFAC и BIS относительно толкования сланцевых проектов от лица нескольких американских и европейских компаний, занимающихся разведкой нефти и газа в России, сообщил Джейкобсон РБК. Фирма уточняла понимание сланцевых проектов и в интересах компаний, которые сами не работают в России, но продают компаниям российского нефтегазового сектора товары, подлежащие санкционным ограничениям.

Джейкобсон не стал раскрывать имена своих клиентов. Но он знает, что его коллеги из других юридических фирм Вашингтона также запрашивали у OFAC и BIS разъяснения на тему сланцевых проектов в России. То есть опубликованные ответы ведомств – это результат «многосторонних усилий со стороны юристов, компаний и отраслевых ассоциаций с целью ответить на важные для них вопросы».

Вчера представитель Shell заявил РБК, что компания продолжает работать над текущими проектами в России. Представитель «Газпром нефти» так же заявил, что продолжает свои сланцевые проекты. Как новые разъяснения американских ведомств по санкциям отразятся на проектах, представители компаний не сказали. Представитель ЛУКОЙЛа на момент публикации не ответил на запрос РБК. Представители «Роснефти» и Exxon Mobil не стали комментировать этот вопрос.

Представитель Schlumberger – крупнейшей в мире нефтесервисной компании – заявил, что ему известно о недавнем разъяснении по поводу определения понятия «сланцевых проектов» со стороны правительства США. Но это уточнение было подготовлено без участия компании Schlumberger, уточнил он.

Послабления в санкциях, предполагаемые новыми ответами OFAC и BIS, незначительны, считает аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров. По его мнению, «будет сложно проконтролировать, что оборудование будет использоваться для добычи именно обычной нефти, а не сланцевой». «Поэтому американские компании будут с настороженностью продавать такое оборудование и участвовать в этих проектах», – полагает аналитик. С ним не согласен исполнительный вице-президент геологоразведочной компании IGSS Денис Чередниченко: «Из характера работ сервисной компании будет понятно, какую нефть она будет добывать – все работы и оборудование прописываются в контракте». Кроме того, рассуждает Чередниченко, от компаний потребуют соответствующих результатов геологоразведки – они станут обоснованием для работы на таких участках.

Теоретически американские компании могут воспользоваться новыми уточнениями как лазейкой для работы на баженовской свите. OFAC не требует предварительных доказательств того, что работа будет вестись в разрешенном варианте – через сланцы, а не в сланцах – тем более что для этого нужна геологическая экспертиза. Если компания считает, что ее поставки американского оборудования в Россию или услуги в России совместимы с разъяснениями ведомств по сланцам, она может действовать свободно, «на свой страх и риск», объяснил РБК юрист, специалист по санкциям вашингтонской фирмы Bryan Cave Клиф Бернс. Правда, OFAC может в любой момент наказать компанию, если обнаружит, что она действовала неправомерно.

Задайте вопрос Владимиру Мединскому
Министр ответит в прямом эфире 22 ноября на самые популярные вопросы читателей РБК