Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Глава правительства нацсогласия Ливии назвал Хафтара военным преступником Политика, 15:34 Определились все участники плей-офф КХЛ от Восточной конференции Спорт, 15:24 Украинские КПП в Донбассе с 1 марта изменят график работы Политика, 15:24 Грузинский генерал заявил о просьбе назвать выдумкой снайперов на Майдане Политика, 15:18 Цены на нефть обвалились на 4% на фоне распространения коронавируса Quote, 14:36 ЕС выделит €232 млн на борьбу с коронавирусом Экономика, 14:23 «Амур» проиграл «Нефтехимику» и потерял шансы на выход в плей-офф КХЛ Спорт, 14:09 Европейские индексы просели максимально с 2016 года из-за коронавируса Бизнес, 14:06 Гончарук заявил о необходимости торговать оружием для выплаты ипотеки Общество, 13:43 «Известия» сообщили об отказе Латвии пустить в страну журналиста Технологии и медиа, 13:12 Участники детского хоккейного турнира в Тольятти устроили массовую драку Спорт, 13:06 Премьер-министр Малайзии Махатхир Мохамад подал в отставку Политика, 12:51 Суд арестовал создателя «Красной кнопки» Литреева по делу о наркотиках Общество, 12:32 Посол Китая в России заявил о разработанной в КНР вакцине от коронавируса Общество, 12:11
Общество ,  
0 

«Уклонение от уплаты налогов стало национальным видом спорта»

Фото: EPA

Еще одна реструктуризация долгов Греции не нужна, утверждает министр финансов страны ЯННИС СТУРНАРАС. В интервью HANDELSBLATT он рассказывает о том, каким образом Афины хотят залатать дыры в бюджете и как собираются бороться с налоговыми уклонистами.

— Г-н Стурнарас, сейчас все говорят о третьем пакете финансовой помощи для Греции. В какой сумме нуждаются Афины?

— До июля 2014 года финансированием мы обеспечены, а вот затем, на период 2014—2015 годов, нам требуется дополнительно примерно 10 млрд евро. Но есть много способов для того, чтобы эту дыру залатать.

— Один из них — свежие кредиты?

— Да, но есть и другие возможно­сти. Кое-что осталось от тех 50 млрд евро, которые в рамках второго пакета финансовой помощи предназначались для рекапитализации банков. И не забывайте: мы могли бы вернуться на рынок госбондов.

— Когда же вы намерены это сделать?

— Важной предпосылкой возвращения на рынок гособлигаций является получение нами хорошего первичного профицита бюджета, то есть если за вычетом расходов на обслуживание процентов по кредитам мы станем тратить меньше, чем занимаем. Случиться это может уже в текущем году. Другая предпосылка заключается в том, чтобы в первом полугодии 2014 года наша экономика — после шестилетней рецессии — снова возобновила свой рост. Это стало бы большим успехом, который бы позволил нам во втором полугодии 2014 года протестировать рынок, проведя новую эмиссию гособлигаций.

— Каким может быть объем этой эмиссии?

— Сначала небольшим, просто для того, чтобы проверить рынок.

— 3 млрд, 5 млрд евро?

— Возможно, даже меньше. Наши потребности невелики, напряженность в ситуации с бюджетом заметно спадает. По итогам первых семи месяцев этого года в плане консолидации бюджета мы добились показателей намного лучше тех, что планировались. Дефицит составил только 1,9 млрд евро вместо намечавшихся 7,5 млрд.

— Сейчас доходность греческих десятилетних облигаций составляет почти 10%.

— Конечно, занимать деньги на подобных условиях невозможно. Но этот показатель будет снижаться.

— Считаете ли вы необходимым, чтобы страны еврозоны путем введения евробондов со­вместно отвечали по долгам на рынке капитала?

— Архитектура зоны евро в целом требует серьезного улучшения. Так, вначале полностью отсутствовал какой-либо инструментарий для антикризисного менеджмента. Сейчас в этом плане имеется прогресс. Улучшению архитектуры еврозоны послужит и создание банковского союза, над чем мы работаем. На мой взгляд, сюда же можно отнести, в конце концов, и со­вместную долговую политику, включая евробонды.

— Ваш немецкий коллега, глава Минфина ФРГ Вольфганг Шойбле выступает против повторной реструктуризации долгов Греции. Нужна ли она Афинам?

— Не нужна. Уменьшить долговую нагрузку мы в состоянии и другими способами, например через уменьшение процентных ставок по уже полученным кредитам и удлинение сроков их погашения. Еще одна возможность — это задним числом переложить рекапитализацию банков на европейский механизм стабилизации ESM. Тогда эти деньги не будут суммироваться с госдолгом.

— Во внутренней политике вам предстоят крайне непопулярные шаги. «Тройка» (ЕС, ЕЦБ и МВФ) ждет, что вы наконец проведете сокращение численности госслужащих и чиновников.

— Согласен: сократить 15 тыс. рабочих мест в госаппарате — задача трудная. Закрытие в июне государ­ственного телеканала ERT чуть было не привело к роспуску правительства. Но с тех пор люди стали лучше понимать, о чем, собственно, идет речь: мы увольняем госслужащих, которые либо проштрафились, либо не имеют достаточной квалификации. Некоторые из них даже устраивались на свои должности по подложным документам. В результате мы поднимаем общий уровень качества госслужбы.

— Что вы предпринимаете против налоговых уклонистов?

— Все, что только можно. Мы укрупнили налоговые инспекции — вместо 240 их теперь стало 110. Это позволило обеспечить более эффективную работу сотрудников. Кроме того, теперь дополнительно 5 тыс. инспекторов, вместо того чтобы, как прежде, сидеть целый день за письменным столом, занимаются конкретными контрольными проверками «на земле». В основном же проблема в том, что для многих греков уклонение от уплаты налогов стало своего рода национальным видом спорта.

— И как вы собираетесь менять их менталитет?

— Налоговых уклонистов мы наказываем. За время работы нашего правительства к тюремному заключению за неуплату налогов суд приговорил уже более 600 человек.