Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Правозащитники сообщили о рекордном количестве задержанных в Москве Политика, 16:41 Как не выгорать на работе: 17 идей для отдыха РБК и HP, 16:29 Песков заявил о неготовности России терпеть хамство и диктат США Политика, 16:09 Женская сборная выиграла эстафету на этапе Кубка мира по биатлону Спорт, 15:59 В Кремле оценили число участников протестов словами «мало людей» Политика, 15:51 Полковник полиции извинился перед пострадавшей на митинге в Петербурге Общество, 15:51 Нокаут Мэйуэзера и болевой от ноунейма. Как проигрывал Конор Макгрегор Спорт, 15:43 Юристы предупредили о новых штрафах для автомобилистов Общество, 15:41 Как интерактивный шоурум заменил обычные магазины РБК и МегаФон, 15:40 Microsoft, Tesla, McDonald's: за чьими отчетами следить на неделе Инвестиции, 15:38 Макгрегор призвал Нурмагомедова возобновить карьеру ради второго боя Спорт, 15:28 Тренер назвал излишне эмоциональным поведение Большунова на финише гонки Спорт, 15:27 Песков оценил данные о «складе грязи» и «аквадискотеке» в «дворце Путина» Политика, 15:20 СМИ узнали о задержании в Греции россиянина на украденной парусной лодке Общество, 15:04
Выборы президента Франции ,  
0 

Эммануэль Макрон: «Мы еще увидим работу Центробанка РФ»

Фото: Олег Яковлев/РБК
Фото: Олег Яковлев/РБК

Министр экономики Франции Эммануэль Макрон посетил Москву. В блиц-интервью РБК он похвалил Центробанк России и предрек, что падение рубля не уронит спрос на французские люксовые товары.

— Пытались ли французские компании повлиять на правительство и на вас лично, с тем чтобы санкции в отношении России были сняты?

— Конечно, есть экономические интересы, долгосрочное экономическое сотрудничество, некоторые секторы экономики, которые страдают от наложенных санкций и контрсанкций. Однако французская линия очень четкая: есть некоторые принципы, определенные на международном уровне, есть многоступенчатый процесс, которому дан ход, а именно — минские договоренности. Их сегодня требуется выполнять. В связи с этим могу сказать, что есть этот процесс и являющиеся его частью санкции, продленные до конца июля 2016 года, а есть [в отношениях Франции и России] текущая техническая, экономическая, культурная, образовательная, межуниверситетская работа, которая продолжается. С условием тех ограничений, которые накладывают санкции, эта работа позволяет сотрудничать, поддерживать обмен опытом, консолидировать наши позиции.

— Обращаются ли к вам за помощью французские компании, работающие на российском рынке и сталкивающиеся с проблемами с властями, например в ситуации с «Ашаном»?

— Нет. Я не в курсе. На сегодняшний день есть рамки, которые определяются санкциями и контрсанкциями, но независимо от них есть нормальные торговые отношения. Российско-французский совет по экономическим, финансовым, промышленным и торговым вопросам (СЕФИК) позволит нам продвинуться вперед по нескольким проектам, есть дюжина рабочих групп, которые работают на протяжении последних двух лет. Будет подписано несколько соглашений — в частности, в телекоммуникационной сфере, авиакосмической сфере, энергетике, сфере железнодорожного транспорта. Ретейловые сети — Auchan, Carrefour, Decathlon — отлично представлены в стране, они развиваются, возможно, они вступают в дискуссию с властями, но это нормально, то же самое происходит во Франции. Но у меня нет информации о каком-то вмешательстве [в работу компаний со стороны российских властей].

— Как российское продуктовое эмбарго повлияло на французские компании?

— Оно может повредить в некоторых областях — например, в тех отраслях, которые очень зависят от экспорта. Но это очень узкие санкции, которые затрагивают некоторые географические районы, некоторые секторы [сельского хозяйства].

— Готово ли правительство Франции поддержать Total в проекте на Ямале, если она столкнется с трудностями?

— Правительство Франции поддерживает группы Total, Vinci и Technip в технических вопросах в этих проектах. Мы знаем, каковы ограничения, но они связаны не с европейскими санкциями, а с теми рисками, которые берут на себя компании в связи с теми вопросами, которые могут возникнуть у американских властей. Французское правительство ведет профессиональный и благожелательный диалог с этими группами, чтобы помочь им найти выход из этой ситуации. Этот проект важен для трех групп, которые я упомянул, он также важен для российской экономики. Я считаю, что наша роль — сопровождать этот проект. В составе делегации есть представители исполнительных комитетов Société Générale и Crédit Agricole, которые финансируют этот проект и которые очень вовлечены с нашей стороны в работу над уточнением условий проекта.

— Спровоцирует ли падение курса рубля отказ россиян от французских люксовых товаров?

— Нет. Даже если падение рубля и будет иметь последствия, это будет не первым из них. Во-первых, без сомнения, мы еще увидим работу Центробанка, чье руководство я хорошо знаю и уважаю и которое будет принимать быстрые решения. Комментирование российской монетарной политики не входит в мои полномочия, но можно сказать, что колебания на валютном рынке обязательно будут влиять на некоторые отрасли. Не думаю, что это отразится на спросе на люксовые товары, хотя бы потому, что покупатели расплачиваются за них в первую очередь не рублями. Во-вторых, я уверен, что власти и Центробанк России смогут дать ответ этой волатильности.

— Вас и социалистическое правительство часто критикуют в правоцентристских медиа за негибкость рынка рабочей силы и слишком широкие социальные гарантии, но в то же время производительность труда во Франции — одна из самых высоких в мире, а французские предприятия регулярно занимают высшие строчки в рейтингах инноваций. Как вы объясните этот парадокс?

— Я не вижу тут парадокса, французская экономика находится в устойчивом положении, у нас много крупных групп, которые представлены на международном уровне, это сложилось исторически. С точки зрения производительности у нас очень хорошее инженерное образование, на предприятиях работают люди со степенями, уровень инноваций очень велик. В последние годы нам удалось добиться того, чтобы эти инновации напрямую влияли на рынок труда. Франция — первая страна в континентальной Европе по числу создаваемых стартапов. Переговоры в понедельник мы посвятим цифровым технологиям и инновациям, то есть тем областям, в которых мы можем улучшить отношения между Францией и Россией.​