Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Зюганов назвал дату и место похорон бывшего секретаря ЦК КПСС Лигачева Политика, 10:56 Dow Jones и Вторая мировая: как индекс США реагировал на военные действия Инвестиции, 10:55 «Вам не перехитрить рынок». 10 заповедей трейдинга Льюиса Борселино Pro, 10:53 В Совфеде назвали провокацией учения НАТО в Эстонии Политика, 10:45 Путин заявил об оставшихся с войны «недобитых карателях» Политика, 10:40 Что вы знаете о работе иммунитета. Квиз РБК и Деринат, 10:20 Мурашко оценил сроки достижения коллективного иммунитета от COVID Общество, 10:10 Инвестиции в гигантов рынка: выбираем акции FANGMAN Pro, 10:07 Минтруд исключил планы сделать майские праздники длинными навсегда Общество, 09:58 Парад Победы на Красной площади. Прямая трансляция Общество, 09:49 Пять человек погибли в ДТП с грузовиком и микроавтобусом в Татарстане Общество, 09:49 «Не хотите жить до 250 лет — не надо»: что занимает умы футурологов Pro, 09:32 Куда поехать, чтобы увидеть полное лунное затмение РБК и ПСБ, 09:31 Лукашенко подписал декрет на случай своего убийства Политика, 09:16
Общество ,  
0 

Рыба дырочку найдет

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости

Запрет на ввоз красной рыбы из Норвегии не привел к дефициту слабосоленого филе семги на полках российских магазинов. Российские рыбопереработчики теперь ввозят охлажденную рыбу в Белоруссию, где на местных заводах разделывают и солят, после чего везут дальше в Россию.

Завернули в Белоруссию

Большинство российских продавцов рыбы теперь сотрудничают с белорусскими предприятиями: рыба из Норвегии перед тем как попасть на прилавки в России, поступает в Белоруссию – там происходит ее первичная переработка – разделка и засолка, рассказал РБК заместитель генерального директора петербургского холдинга «РОК-1» Александр Старобинский. На сайте «РОК-1» говорится, что компания ежегодно выпускает свыше 60 тыс. т продукции более чем по 400 наименованиям, включая деликатесную рыбу, крабовые палочки, икру, пресервы сельди и салаты из морской капусты. Сам «РОК-1» поступает так же, признал Старобинский, не уточнив деталей.

«После введения санкций мы проехали по всей Белоруссии, посмотрели, можно ли купить какой‑нибудь из местных рыбоперерабытывающих заводов, но в итоге решили просто размещать заказы, поскольку рассчитываем, что санкции в скором времени будут отменены», – рассказывает коммерческий директор конкурирующей компании – «Балтийский берег» Константин Петров. На каких именно белорусских предприятиях размещаются заказы и их объем, Петров не уточняет, ссылаясь на коммерческую тайну. «Балтийский берег» входит в топ-5 «федеральных компаний этого сегмента», говорится на его сайте, он выпускает более 150 наименований продукции, в том числе на своих предприятиях в Петербурге, Ленинградской и Мурманской областях.

С 7 августа из Норвегии в Россию нельзя ввозить рыбу: страна-импортер и продукт вошли в антисанкционный список, утвержденный на один год премьер-министром Дмитрием Медведевым. Но на территорию стран Таможенного союза – в Белоруссию и Казахстан – норвежская рыба поступает законно. Просто перевезти ее оттуда в Россию невозможно, поскольку страной происхождения остается Норвегия; но если рыбу обработать (например, свежую засолить) и упаковать, то она превращается в белорусский или казахстанский продукт, и препятствия для импорта исчезают.

Например, на белорусской площадке у норвежского лосося изменяется код по ВЭД – ориентир для российской таможни: с 0302 («охлажденный лосось») на 0305 («филе лосося с минимальным содержанием соли в 3,5%»).

Объем потребления рыбы в России в 2013 году составил 2,8 млн т, на импортную продукцию пришлось больше трети – крупнейшим импортером была Норвегия с почти 40‑процентной долей. По данным Норвежского комитета по рыбе, Россия в 2012–2013 годах занимала первое место среди стран-импортеров норвежской рыбы и морепродуктов. В 2013‑м экспорт норвежской рыбы в РФ увеличился на 10%, примерно до $1,06 млрд.

Плата за легализацию

Представитель рыбоперерабатывающей компании рассказал РБК, что его затраты по сравнению с периодом, когда рыбу из Норвегии можно было возить напрямую в Россию, выросли на размер комиссии белорусских партнеров. По его словам, в среднем по рынку белорусы берут с российских рыбопереработчиков по 40 руб. с 1 кг произведенного товара.

По оценкам собеседников РБК, их издержки выросли на 15–20%. В сентябре, по данным Norwegian Seafood Council, средняя цена на норвежского лосося на мировом рынке составляла $5,3 за 1 кг. В этом же месяце, по данным Custom Inform, лосось обходился российским закупщикам в $9,2.

Доставку рыбы из Норвегии в Белоруссию собеседники РБК оценили в $5–6 тыс. за одну фуру в 16 т. К конечной цене прибавляются также расходы на комиссию белорусскому партнеру, оформление сертификатов и упаковку.

Подобные поставки мог бы остановить Россельхознадзор, но только если у продукции не в порядке документы. «Нас интересует только наличие ветсертификата и результаты выборочных проверок, за таможенными кодами мы не следим, это не наша компетенция», – пояснил представитель Россельхознадзора Алексей Алексеенко.

«Рыбный бизнес, в отличие от остальных, после санкций очень четко выполняет санкционные требования. Если нужно посолить рыбу, чтобы ее ввести, – они это делают. Это абсолютно законный способ», – комментирует ситуацию исполнительный директор Рыбного союза России Сергей Гудков. По его подсчетам, после введения продуктового эмбарго, за пределы России выведено около 80% предварительной переработки охлажденного лосося.

Представители белорусских предприятий неохотно отвечали РБК на вопросы о партнерстве с российскими рыбопереработчиками. В компании «БелРыба» РБК рассказали, что особенного увеличения продаж слабосоленой семги в Россию после введения санкций не отметили.

В белорусском Минсельхозе посоветовали обращаться за информацией к крупнейшему экспортеру рыбной продукции – белорусской компании «Санта Бремор», которая, по информации участников рынка, стала одним из главных бенефициаров российского продуктового эмбарго. Компания на официальный запрос РБК не ответила.