Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Парламент Великобритании утвердил законопроект о Brexit Политика, 03:17 Временным главой Росздравнадзора стал Дмитрий Пархоменко Политика, 02:42 «Ювентус» разгромил «Рому» и вышел в полуфинал кубка Италии Спорт, 02:11 Мишустин назначил экс-главу ФМБА замминистра здравоохранения Политика, 01:50 Мишустин уволил главу ПФР и назначил его замминистра финансов Политика, 01:48 Скворцова стала главой Федерального медико-биологического агентства Политика, 01:42 Мишустин назначил Топилина председателем правления Пенсионного фонда Политика, 01:22 Фигуристы Бойкова и Козловский побили мировой рекорд на чемпионате Европы Спорт, 01:18 Летевший в Мурманск самолет вернулся в Петербург из-за непогоды Общество, 00:46 Дубль Гризманна спас «Барселону» от поражения в игре с клубом из 3-й лиги Спорт, 00:28 Во Внуково усилили санитарный контроль из-за нового коронавируса в Китае Общество, 00:19 ВЭБ начал переговоры о продаже футбольного ЦСКА Спорт, 00:06 Россияне назвали загрязнение природы угрозой страшнее терроризма Политика, 00:00 Роспотребнадзор сообщил об ОРВИ у пациентов с подозрением на коронавирус Общество, 22 янв, 23:40
Общество ,  
0 

Аванс на огнетушители

Фото: ИТАР-ТАСС

После отставки Анатолия Сердюкова с поста министра обороны число раскрытых нарушений в сфере гособоронзаказа резко увеличилось. Только в прошлом году Генпрокуратура возбудила на 25% больше уголовных дел по фактам коррупции в ОПК и вскрыла нарушения на 4,5 млрд руб. Глава комиссии Общественной палаты (ОП) по безопасности, глава Ассоциации офицеров запаса Александр Каньшин уверен, что такой разгул коррупции в сфере оборонного заказа допустил именно Сердюков, а новые нарушения стали вскрывать после того, как он отошел от дел.

«Проблема в тех людях, которые принимают решения, — пояснил Каньшин РБК daily. — Неужели за пять с половиной лет, пока Сердюков был на своем посту, ни Генпрокуратура, ни Счетная палата, ни Следственный комитет не видели, что происходит? Конечно, видели. Общественная палата шумела, а он (Сердюков) все равно принимал свои решения и оставался на посту». Источник в правительстве подтвердил РБК daily, что взаимосвязь между числом выявленных нарушений и отставкой Сердюкова не случайна. Раньше структуры, проверявшие исполнение гособоронзаказа, подчинялись Минобороны и только в прошлом году их отдали под контроль вице-премьера Дмитрия Рогозина.

Начальник управления контроля ценообразования и использования финансовых средств Федеральной службы по оборонному заказу Павел Кравченко рассказал РБК daily, что в прошлом году его ведомству удалось найти на 15% больше нарушений на общую сумму 4,5 млрд руб. «Работа службы более эффективно организована, мы стали более внимательно, глубоко и системно проверять, вот и результат нашей работы», — говорит Кравченко.

Многие нарушения действительно можно заметить практически невооруженным глазом. Заказчики и исполнители гос­оборонзаказа за последние годы настолько почувствовали свою свободу, что даже не утруждали себя должным образом оформлять сделки и контракты. Например, в контракт на ремонт и обслуживание авиационной техники на общую сумму 120 млрд руб. даже не включили перечень работ и техники, которую надо отремонтировать. При этом предприятию перечислили стопроцентный аванс, а со списком оказанных за эти деньги услуг определились зад­ним числом.

Кравченко считает стопроцентное авансирование одним из главных коррупционных факторов. Другая проблема, порождающая массу злоупотреблений, — это отсутствие четких критериев для формирования цены в оборонных заказах. В основном они определяются экспертным путем. В итоге по некоторым контрактам на изготовление военной техники базовое изделие составляет всего 10% общей цены, а на остальную сумму исполнители предлагают огнетушители, различные приборы для обслуживания и другие дополнительные услуги.

Каньшин считает, что теперь надо очень внимательно следить за тем, как будут осваиваться выделенные на перевооружение армии 23 трлн руб., подключив к этому процессу независимых представителей общественности. «Мы видим, как все пробуксовывает, 4,5 млрд — это только то, что удалось выявить, и мы еще не знаем о закрытых офшорных коррупционных схемах». В своих рекомендациях ОП предлагает включить в проект закона «Об общественном контроле» возможность привлекать руководителей предприятий в сере ОПК к дисциплинарной ответственности, если они будут игнорировать сообщения о фактах коррупции, поступившие от общественных организаций и институтов.