Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Акции «Яндекса» выросли после отзыва кабмина на закон о значимых сайтах Бизнес, 10:26 Прислушались к совету: как менялся статус российских правозащитников Мнение, 10:23 Год мертвой свиньи: как чума вывела китайских животноводов в миллиардеры Pro, 10:23 Шойгу сообщил о 12 оставшихся без охраны в Сирии тюрьмах с боевиками Политика, 10:23 Подозреваемому в убийстве девочки в Саратове предъявили обвинения Общество, 10:22 Чек-лист: готов ли ваш автомобиль к зимнему сезону РБК и Dunlop, 10:13 Почему Олег Тиньков раскритиковал цифровые деньги Крипто, 10:09 Сидячий образ жизни: 7 способов двигаться больше Pink, 10:04 Владельцы АЗС не нашли смысла в идее Росстандарта по борьбе с недоливом Общество, 10:04 «Сибзолото» выразило соболезнования семьям погибших от прорыва дамбы Общество, 10:04 Аутсорсинг или инсорсинг? Как глобальной компании развивать ИТ Pro, 09:58 ФАС завела дело против «Победы» из-за рекламы препарата от укачивания Общество, 09:52 Что делать, если работа с документами отнимает кучу времени РБК и Xerox, 09:43 В Москве пьяный мужчина ранил полицейского ножом при задержании Общество, 09:41
Общество ,  
0 
Суд поддержал ФНС в споре по начатой с подачи Путина «налоговой амнистии»
Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного суда сочла невозможным списывать по «президентской амнистии» долги по налогам, выявленные органами ФНС после 1 января 2015 года в результате налоговых проверок
Фото: Максим Стулов / Ведомости / ТАСС

Верховный суд (ВС) встал на сторону Федеральной налоговой службы (ФНС) в споре с индивидуальным предпринимателем Наилем Гаязовым, добивавшимся отмены принятого в 2015 году решения о взыскании с него более 12 млн руб. в счет погашения долга по налогам, штрафов и пеней, сообщает «Интерфакс». Арбитражный суд Татарстана и апелляционная инстанция Гаязова не поддержали, однако ​при рассмотрении кассации Арбитражный суд Поволжского округа счел возможным применить принятый в декабре 2017 года закон о списании долгов физических лиц и индивидуальных предпринимателей.

В соответствии с этим законом списанию подлежат долги, образовавшиеся к 1 января 2015 года. При этом претензии к Гаязову налоговики выставили в мае 2015 года по результатам налоговой проверки. Суд кассационной инстанции интерпретировал закон таким образом, что единственным критерием для признания задолженности безнадежной является факт того, что она относится к налоговым периодам до 2015 года. ФНС с этим не согласилась и обратилась в Верховный суд.

Из текста закона следует, что недоимка по налогам, образовавшаяся на 1 января 2015 года, списывается не автоматически, а в результате принятия налоговым органом решения о признании задолженности безнадежной. Но если налогоплательщик уклонялся от уплаты налогов и о сокрытых обязательствах налоговикам стало известно после 1 января 2015 года, закон о списании долгов по налогам на такие случаи не распространяется, указывали представители ФНС. Это соответствует изначальной идее законодателя и посылу президента, который говорил о списании задолженности, «которая возникла на протяжении предыдущих многих лет в силу обстоятельств, которые даже с человеком иногда не связаны, в силу несовершенства нашей налоговой системы», подчеркивают в ФНС.

В мае 2015 года предприниматель был привлечен к налоговой ответственности, ему был доначислен НДФЛ на 7,9 млн руб., а также штраф и пени на сумму 4,7 млн руб. В 2016 году налоговая инспекция вынесла постановление о взыскании задолженности за счет имущества предпринимателя, следует из материалов суда (.pdf).

В свою очередь, представитель Гаязова указывала на несправедливость ситуации, когда включение в список попадающих под налоговую амнистию зависит от того, успели ли налоговые органы завершить до начала 2015 года проверку за предыдущие периоды.

Но коллегия Верховного суда сочла обоснованной позицию ФНС: законом о налоговой амнистии государство освободило добросовестных налогоплательщиков, столкнувшихся с непредвиденными финансовыми трудностями, от длительного нахождения под угрозой взыскания, однако амнистия не может и не должна распространяться на налогоплательщиков, скрывавших свою задолженность от налоговых органов и только поэтому не подвергавшихся процедурам взыскания.

Своим решением коллегия ВС отменила постановление Арбитражного суда Поволжского округа и оставила в силе решение 11-го арбитражного апелляционного суда, отказавшегося в декабре 2017 года удовлетворить жалобу Гаязова.

О необходимости освободить россиян, в том числе и индивидуальных предпринимателей, от накопившихся в предыдущие годы безнадежных налогов президент России Владимир Путин предложил в ходе большой пресс-конференции в декабре 2017 года. Как пояснял затем председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров, существует огромное количество долгов, являющихся безнадежными, которые нельзя взыскать и по которым отсутствуют документы. «Все они висят в личном кабинете и влияют на возможности человека, хотя давным-давно надо было их списать, но просто это тяжелейшая процедура, надо потратить на это огромное количество средств, и это миллионы людей и миллиарды рублей», — говорил он.

Закон был принят оперативно: уже 29 декабря 2017 года Путин подписал закон о налоговой амнистии.
 

Задайте вопрос Максиму Орешкину
Министр ответит на самые популярные из них в онлайне на РБК