Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Каким будет стадион на месте рухнувшего в Петербурге спорткомплекса Недвижимость, 16:40 Александр Логинов выиграл гонку на этапе Кубка мира по биатлону Спорт, 16:40 Группа Прохорова с конфликтом консолидировала «Ренессанс Кредит» Финансы, 16:37 Лукашенко исключил возможность Белоруссии «рухнуть на колени» Политика, 16:36 Каких ошибок стоит избегать при внедрении искусственного интеллекта Pro, 16:34 В Нижневартовске пассажирский самолет совершил внеплановую посадку Общество, 16:29 Главу «Водоканала» Буйнакска арестовали после заражения 240 детей Общество, 16:27 Генпрокуратура исключила выдачу россиян по делу о взрыве в Бейруте Общество, 16:20 «Севилья» обошла «Реал» и «Барселону» в европейском рейтинге IFFHS Спорт, 16:16 «Главное — не паниковать». Биткоин подешевел на 25% за две недели Крипто, 16:00 От римских терм до сложной хирургии: медицинский туризм в Швейцарии Партнерский материал, 15:58 Умерла сыгравшая в «Остаться в живых» актриса Мира Фурлан Общество, 15:52 Роскомнадзор высчитал процент удаленных из соцсетей призывов к митингу Политика, 15:46 Курс доллара поднялся выше ₽75 впервые с 5 января Инвестиции, 15:42
Общество ,  
0 

«85% наших автомобилей продается за пределами Великобритании»

Фото: Jaguar Land Rover
Фото: Jaguar Land Rover

В минувшее воскресенье в Женеве закончил работу 83-й Международный автосалон, на котором производители в очередной раз соревновались в технологичности своих новинок. На стенде Jaguar Land Rover корреспондент РБК daily АРТУР САРУХАНОВ обсудил с исполнительным директором компании МАЙКОМ РАЙТОМ ее прошлое, настоящее и будущее.

— До 2008 года ваша компания, будучи частью Ford Motor Company, терпела одни убытки. Но после перехода под крыло Tata Motors вас будто прорвало. Чему вы обязаны своим успехом?

— Мы не всегда показывали убытки, будучи «дочкой» Ford. И все же резким переориентированием мы обязаны трем вещам. Во-первых, сразу после приобретения компанией Tata Motors на фоне мирового кризиса мы всерьез вложились в новые продукты. Было очевидно, что кризис рано или поздно закончится и клиенты захотят новинок. Это было волевое решение, и оно в итоге сработало. Второй момент — мы устремились в новые, растущие сегменты. Взять, к примеру, Range Rover Evoque, который не является заменой какой-либо модели в нашей гамме, а стал самостоятельной моделью. С сентября 2011 года мы продали более 40 тыс. таких машин, что для новичка на премиальном рынке очень хороший старт. И в-третьих, заметное расширение географии — 85% наших автомобилей продается за пределами Великобритании.

— Рост продаж Jaguar в прошлом году составил всего 6% по сравнению с 36% у марки Land Rover, которая прибавила за счет нового Evoque. В этом году мы ждем продаж Jaguar F-Type. Эта модель может стать массовой и обеспечить марке такой же рывок?

— Примечательно, что вы сравниваете результаты обеих марок, потому что уже в январе мы видим 30-процентный прирост продаж Jaguar по сравнению с аналогичным месяцем годичной давности. Сказалась наша стратегия по уменьшению объема двигателей, появление полного привода для XF и XJ, а также ограниченной версии последнего, равно как и особой серии купе XK. Словом, еще до выхода F-Type на рынок, который состоится в этом году, продажи марки заметно прибавили. Вместе с тем сегмент, в который выходит F-Type, не так велик в плане объемов, но он имеет важное значение для имиджа бренда. Я говорю о факте производства двухместного спорткара в глазах клиентов, привыкших к XF и XJ.

— У вас немалый бюджет до 2015 года, который, как анонсировалось ранее, будет потрачен на обновление модельной гаммы. Некоторых новичков мы уже увидели. Куда будете двигаться дальше?

— То, что мы продолжаем исследовать различные сегменты рынка, ни для кого не секрет. Я бы не хотел сейчас приоткрывать завесу тайны, но совершенно точно часть направленных на R&D средств, равных 2,75 млрд фунтов, мы потратим на продукты в новых для себя нишах, а оставшиеся деньги — на обновление текущей гаммы авто. Со временем она определенно станет шире, но мы хотим, чтобы это происходило последовательно.

— На сокращениях выбросов в атмосферу сейчас помешаны все без исключения производители. Мне лично импонирует подход Jaguar Land Rover — снижение массы авто и уход от атмосферных моторов к турбированным. Но что же насчет прорывных гибридов и электрокаров?

— Мы уже анонсировали появление в ближайшем времени дизель-гибридного Range Rover. Еще одной возможностью быть дружелюбнее к природе является представленная нами в Женеве первая в мире 9-ступенчатая автоматическая трансмиссия. Но вы правы в том, что этот вопрос скорее не в силовой составляющей автомобиля, а в его сути. Поэтому мы активно изучаем и электрокары, и представленный здесь же стопроцентно электрический Defender. Главный вопрос, который перед нами стоит, — вес батарей. Пока очень сложно предложить клиентам решение, за которое они готовы будут заплатить.

— Кстати, о 9‑ступенчатом «автомате». В Женеве мы видим его под капотом Range Rover Evoque. Увидим ли мы его в будущем и на других авто?

— Этого не стоит исключать, но решение такое пока не принято.

— В конце прошлого года мы наконец-то получили полный привод на моделях Jaguar. Почему пришлось ждать так долго при наличии под боком эксперта по полному приводу в лице Land Rover? Получат ли систему AWD другие модели Jaguar?

— Это был чистой воды вопрос приоритетов. Мы не хотим сказать, что полный привод не был важен для нас, но вы должны понять, что после кризиса с инвестициями приходилось обращаться очень осторожно. Мы не могли себе позволить вкладываться во все, во что хотели бы.

— Напоследок немного личный вопрос: почему во главе практически всех британских марок сегодня стоят немцы?

— Германия — крупнейший автомобильный рынок в Европе, поэтому возможности для развития для менеджеров всех направлений — от продаж до инженерии — здесь безграничны. Если говорить о JLR, то совет директоров компании достаточно интернационален, и так должно быть, если вы хотите быть успешными во всем мире. Вы правы в том, что в настоящий момент в автопроме нашей страны правят немцы. Но обе входящие в компанию марки остаются исконно британскими хотя бы потому, что главные дизайнеры Jaguar и Land Rover — англичане.