Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Мечта со спойлером: почему стоит покупать спорткар с пробегом РБК и Porsche, 07:07
Владелец группы «Дело» заявил о возможности объединения активов с FESCO Бизнес, 07:00
Британия запустила новую систему ПВО «для защиты от истребителей России» Политика, 06:56
SANA сообщило об ударе Израиля в провинции Сирии Политика, 06:44
Крадут каждые 53 секунды: почему ноутбуки почти никогда не находят РБК и HP, 06:40
16 лет эпохи Меркель в пяти фактах. Как изменилась Германия с 2005 года Политика, 06:00
В Госдуме предложили ограничить продажу алкоголя на новогодние праздники Общество, 05:55
Bloomberg узнал о плане санкций против России с ограничением обмена валют Политика, 05:53
Идея Infiniti, которая произвела настоящий фурор РБК и Infiniti, 05:50
Глава Минобороны Украины заявил, что Киеву не нужны военные Канады и США Политика, 05:32
Конец эпохи «уверенных пользователей»: как улучшить свои цифровые навыки Совместный проект, 04:57
ВОЗ выступила против переливания плазмы крови от переболевших COVID Общество, 04:56
В Госдуме ответили на потенциально новые ограничения из-за омикрон-штамма Общество, 04:32
В список номинантов на «Оскар» вошел российский фильм «Разжимая кулаки» Общество, 04:26
Общество ,  

Умники в строю

Фото: РБК
Фото: РБК

Спецкор РБК daily первым из газетчиков проинспектировал, как приживается в армии детище Шойгу. 35 солдат первой в российской армии научной роты готовятся к принятию присяги. Для этого они учат уставы, маршируют на плацу и учатся разбирать автомат Калашникова. Наука пока на втором месте.

Военно-воздушная академия имени Жуковского и Гагарина в Воронеже стала опытным полигоном, где сейчас тестируют изобретение министра обороны Сергея Шойгу — научные роты. 35 окончивших вузы парней были призваны 5 июля, а 10 августа им пред­стоит присягнуть на верность родине.

Конкурс в роту составлял три человека на место. О ее создании призывники, как правило, узнавали от офицеров Воронежской академии.

«Мне позвонил полковник Козлов и рассказал о возможности послужить в научной роте, — объяснил РБК daily 22-летний солдат Алексей Мельников из села Верхняя Тишанка Воронеж­ской области. — Прежде чем меня приняли, я проходил тест примерно из 100 вопросов — там выявляли нашу сообразительность и пороки. К примеру, спрашивали, задумывался ли я о суи­циде».

Во время приезда журнали­стов военные тщательно пытались продемонстрировать, что рота с успехом уже выполняет свое предназначение. Затаскивали солдат в классы с динамической трубой, ставили рядом с умудренными преподавателями, с кото­рыми бойцам придется работать, но по глазам парней явно читалось, что они пока не особо понимают, чего именно от них хотят. Пока мозги новоиспеченных защитников родины заняты скорее не наукой, а тем, как лучше ногу тянуть на строевой, чтобы не заработать лишний наряд, и как выучить назубок все че­тыре воинских устава.

Военные изначально говорили, что не хотят превращать научные роты в санаторий на территории части и что такие солдаты не должны иметь большие привилегии, чем остальные военнослужащие срочной службы. Ректоры вузов, с которыми велись переговоры при создании «наукорот», напротив, хотели, чтобы служба их студентов походила на работу в лабораториях, где вместо халатов пришлось бы только иногда надевать камуфлированную форму.

Получилось что-то среднее. С одной стороны, солдаты от науки живут в общежитии в комнатах всего по пять человек, а с другой — подъем в 6.30, зарядку и строевую подготовку никто не отменял.

Своим привилегированным бытовым положением (в комнатах убирает уборщица, а в комнате отдыха большой плазменный телевизор, аквариум и шахматы) солдаты научной роты обязаны экс-министру обороны Анатолию Сердюкову. «Он резко сократил набор курсантов в академии и училища, поэтому курсантские общаги сейчас пустуют и мы смогли туда заселить научную роту», — рассказал РБК daily один из руководящих офицеров Воронежской академии, попросивший не называть его фамилию. А так по всем документам эти призывники должны проживать в казарме.

Внешне научные бойцы — что-то среднее между ботанами и деревенскими салагами. IQ каждого призывника нынешнего набора выше среднего, у них лысые затылки, стандартная полевая форма, худые, только что вынутые из-за компьютеров тела.

Возраст призывников — от 22 до 25 лет, большинство не женаты. Из 35 человек 18 местные (14 из Воронежа, 4 из области), еще пятеро из Челябинска, остальные из Подмосковья, с Белгородчины, из Тамбова, Курска, Уфы и Санкт-Петербурга.

Города, где осуществлялся набор и куда выезжали вербовщики из Воронежской летной академии, выбраны не случайно. К примеру, в Челябинске есть филиал академии, где учат на штурманов, поэтому несколько местных вузов заточено на подготовку авиационных специалистов.

В этот раз в роту призвали только ребят, уже получивших высшее образование. «В перспективе мы планируем забирать призывников прямо со студенческой скамьи, куда позже и возвращать», — пояснил РБК daily замначальника академии по работе с личным составом Рафкат Валиулин.

Служба нынешних «научных бойцов», по сути, ничем не отличается от учебы курсантов Воронежской академии. Солдаты живут в том же общежитии, питаются в той же столовой, маршируют на том же плацу и учатся в одних и тех же учебных аудиториях у тех же самых преподавателей. Да и задача перед курсантами и солдатами стоит одна и та же: научиться и применять свои знания для совершенствования армии. Вот только если у курсантов через пять лет учебы все только начнется (распределение в войска, продвижение по службе), то у научных бойцов через год — все, до свидания, армия.

Об этом в Минобороны уже задумались. По словам офицера пресс-службы ВВС Артема Шерстюкова, в настоящий момент рота укомплектована на 55%, осенью ее численный состав вырастет примерно до 70 военнослужащих. Укомплектование в два этапа — не случайность, а хитрая задумка военных. Дело в том, что следующим летом первые «научные солдаты» уже демобилизуются. При этом многие научные разработки требуют больше года, а удержать ученого в погонах через 12 месяцев службы у Минобороны возможности не будет. Поэтому было решено ввести преемственность — летние, демобилизуясь, передадут все свои наработки осеннему призыву. Если и те не успеют закончить «изобретение вечного двигателя», они также передадут свои труды новому призыву.

Еще об одном способе остаться в армии в разговоре со спецкором РБК daily обмолвился один из солдат. «Так мы ж тоже сможем стать офицерами... Ой, об этом пока рано говорить», — осекся он. По данным РБК daily, Минобороны рассматривает возможность заключения контрактов с наиболее проявившими себя в научном плане во время срочной службы рядовыми. А так как у всех у них уже есть высшее образование, речь идет не о сержантских или старшинских должностях, а об офицерских.

Солдатам первой научной роты доверят создание новых видов топлива, разработку оружия на других физических принципах, конструирование ударных беспилотников, математическое моделирование гидрометеорологических процессов.

Главный плюс такого вида службы состоит в том, что в академии нет других солдат, а это исключает дедовщину. Сосед­ство с курсантами, по словам зам­начальника академии Рафката Валиулина, для солдат научной роты опасности не таит. «У солдат уже есть высшее образование, курсанты же только учатся, чтобы его получить. Не думаю, что будут какие-то конфликты. Скорее наоборот, они же вместе будут работать в учебных лабораториях над одними и теми же задачами», — сказал полковник. Пока курсанты академии находятся в отпусках и еще не сталкивались лицом к лицу с новыми соседями.