Лента новостей
Пять принципов: как превратить «кооператив» в «корпорацию» без потерь Pro, 11:54 Как снизить налог на недвижимость через приложение Партнерский материал, 11:51 ООН сообщила о рекордном числе беженцев в мире Общество, 11:50 Власти Японии одобрили запрет на физическое наказание детей Общество, 11:49 Bloomberg сообщил о введении в июле санкций США против Турции из-за С-400 Политика, 11:44 Неймар заявил о желании покинуть «Пари Сен-Жермен» Спорт, 11:38 Как сторонники Трампа встретили новость о его выдвижении. Фоторепортаж Политика, 11:38  Классическая шестерка: зарубежные фестивали и концерты Стиль, 11:23 Бизнес победителей: здоровый перекус в любое время РБК и ВТБ, 11:21 Счетная палата выявила падение пропускной способности Домодедово на 35% Бизнес, 11:18 Рыбаки из КНДР попытались задержать российскую яхту в Японском море Общество, 11:15 В австралийском штате легализовали эвтаназию Общество, 11:13 ЦБ предложил после изъятия жилья считать долг по ипотеке уплаченным Финансы, 11:07 Саакашвили пригрозил мэру Одессы тюрьмой и «антикоррупционным спецназом» Политика, 11:07
Общество ,  
0 
Осужденная в Кувейте россиянка потребовала $100 млн компенсации
Юристы осужденной в Кувейте на 10 лет тюрьмы россиянки Марии Лазаревой — главы компании-поставщика Пентагона — обжаловали приговор в ООН. Менеджера признали виновной в хищениях, но расследование началось с подозрений в шпионаже
Мария Лазарева (Фото: marshalazareva.com)

Адвокаты россиянки Марии Лазаревой, которую суд Кувейта приговорил к десяти годам тюрьмы по делу о хищении средств кувейтских госфондов на $60 млн, направили заявление в Международный арбитражный суд ООН, назвав действия правоохранительных органов Кувейта «частью скоординированной кампании по уничтожению ее репутации и минимизации стоимости инвестиций». Заявление было подано по факту наличия ряда ложных обвинений против, выдвинутых генпрокурором Кувейта, указано в сообщении юридического бюро Crowell & Moring LLP, представляющего интересы Лазаревой.

По мнению юристов, в деле Лазаревой Кувейт нарушил двустороннее соглашение с Россией о взаимной защите инвестиций.

В заявлении содержится требование немедленного освобождения россиянки и выплаты ей компенсации в размере $100 млн за ущерб и потери, «нанесенные ей в результате нарушения Кувейтом двустороннего соглашения».

Представители Лазаревой считают, что власти Кувейта в ходе ареста россиянки, содержания ее под стражей, а также при рассмотрении дела неоднократно нарушили ее права, не дав возможности организовать свою защиту в суде.

Мария Лазарева является исполнительным директором инвестиционной компании Kuwait and Gulf Link Transport Company (KGL), которая в том числе занимается поставками продовольствия контингенту американских военных баз в Кувейте.

Повод для разбирательства

6 мая 2018 года на суде в Кувейте россиянку приговорили к десяти годам тюрьмы по делу о хищении средств Кувейтского портового управления (KPA) в размере $60 млн. Суд также обязал ее вернуть $36,4 млн и выплатить штраф в размере $72,8 млн. По решению суда Лазарева должна быть депортирована из Кувейта после отбывания тюремного срока. Всего по делу проходили семь подозреваемых.

По версии следствия, Лазарева содействовала хищению государственных средств, а «преступление произошло на основании соглашения и содействия» между Лазаревой и двумя сотрудниками KPA.

Лазарева, гражданка России, не признает свою вину. В интервью Forbes она отметила, что судья отказывал ей в полном доступе к материалам обвинения, а также отказал вызвать всех ее свидетелей. «Когда меня обвинили в апреле 2017 года, я немедленно вернулась в Кувейт из командировки в Европу, чтобы очистить свое доброе имя и репутацию», — подчеркивала Лазарева. Она также рассказывала, что во время судебных слушаний судья «делал много расистских комментариев по отношению к ней».

Как утверждают адвокаты Лазаревой, дело против россиянки началось после того, как в 2011 году бывшая сотрудница KGL Мона Абдул Вахаб (гражданка Египта), работавшая у нее ассистентом, была задержана за хищение у своей начальницы $500 тыс. После задержания Вахаб «сделала ложные заявления» о том, что Лазарева «участвовала в шпионаже и сборе разведывательных данных от имени иностранного государства». В апреле 2017 года Лазаревой были предъявлены обвинения в хищении, а в ноябре ее арестовали. Россиянка провела семь недель в тюрьме, пока ее не отпустили под залог $30 млн. В отношении Лазаревой действовал запрет на выезд из страны.

Суд не принял никаких решений по обвинениям в шпионаже, хотя именно они и стали основанием для первого запрета на выезд из страны. Статус этого обвинения остается неизвестным, но позже было выдвинуто новое обвинение — в содействии растрате государственных средств в период с апреля 2006 года по март 2013-го, по которому и прошел суд 6 мая этого года.

Контракты Пентагона

Kuwait and Gulf Link Transport Company (KGL) — подрядчик Пентагона. Как сообщала Kuwait Times, 13 января 2018 года компания объявила о подписании контракта с оборонным логистическим агентством​ Минобороны США на $1,38 млрд. Контракт, по данным издания, был подписан с KGL Catering Company, которая на 99% принадлежит KGL. Согласно договоренностям с Пентагоном, компания поставляет продовольствие и предоставляет логистические услуги для американских войск в Кувейте, Ираке и Иордании в течение двух лет с возможностью возобновления на срок до 60 месяцев.

При этом ранее, как утверждает Foreign Policy, один из юристов KGL признался в американском суде, что компания несколько лет назад создала структуру, в рамках которой осуществляла «совместные действия с иранским партнером, находящимся в санкционном списке США».

Марко Рубио (Фото: Evan Vucci / AP)

На это обратил внимание американский сенатор-республиканец Марко Рубио. 16 января 2018 года он направил обращение Гленну Файну, генеральному инспектору Минобороны США. В нем он указал на необходимость расследовать деятельность KGL и ее дочерних компаний на соблюдение всех правил федеральных закупок (FAR) и возможные нарушения санкций США, введенных в отношении Ирана. Сенатор в том числе со ссылкой на исследование неправительственной организации Project On Government Oversight (POGO) отметил, что KGL использовала грузовые корабли Merjan и Awafi с целью обеспечения логистической поддержки Ирану.

По мнению Владимира Лазарева, отца осужденной, дело против его дочери связано с противостоянием двух логистических компаний, базирующихся в Кувейте и борющихся за контракт с Пентагоном на обслуживание американской военной базы. «Компания Agility, конкурирующая с KGL, хотела любыми способами помешать Kuwait and Gulf Link Transport Company снова получить контракт от Минобороны США. Они [KGL] поставляют им [базе США в Кувейте] все: и продовольствие, и бензин», — сказал он РБК. По его словам, США традиционно предпочитают «отдавать все в одни руки» и работать с проверенными партнерами. РБК направил запрос в компанию Agility.

Подозрения в шпионаже Лазарев считает безосновательными. «Там база старая, в ней ничего нет, небольшой контингент, секретов никаких нет. Интереса со стороны наших военных к этой базе нет, потому что она там 100 лет стоит, как статус-кво, не более», — пояснил отец осужденной.

В МИД России на обращение (есть в распоряжении РБК) Владимира Лазарева ответили, что ситуация вокруг его дочери «держится на приоритетном контроле посольством России в Кувейте, которое продолжает предпринимать все возможные усилия для обеспечения ее прав и законных интересов».

Лазарев также направил обращение (есть у РБК) к президенту Московской торгово-промышленной палаты (МТПП), депутату Мосгордумы Владимиру Платонову, в котором попросил «спасти его дочь от расправы международных конкурентов».

Платонов рассказал РБК, что обсудил ситуацию с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, и не исключил, что может поднять эту тему и в Торгово-промышленной палате Кувейта.

РБК ожидает ответа на запрос от посольства России в Кувейте, а также посольства Кувейта в Москве.

Претензии к следствию

Адвокаты Лазаревой утверждают, что следствие, рассматривавшее дело, «умышленно игнорировало оправдательные доказательства, лежащие на поверхности, в том числе отчеты независимого комитета, назначенного министром транспорта [Кувейта]». По их мнению, «не нейтральный» эксперт Хамед аль-Алаян «избирательным образом отобрал данные из различных документов, пытаясь обвинить, пренебрег оправдательными доказательствами и даже переписал финансовые данные».

Один из адвокатов Лазаревой, Йан Лэйрд сообщил РБК, что место арбитража еще не установлено и будет принято после создания трибунала. Первоначальный процесс заключается в том, что каждая из сторон назначит одного арбитра, а третий арбитр (глава трибунала) назначается первыми двумя арбитрами, подчеркнул Лэйрд.

Как рассказал РБК партнер АБ «Деловой фарватер» Павел Ивченков, ЮНСИТРАЛ — это вспомогательный орган Генеральной ассамблеи ООН, созданный в 1966 году в целях содействия развитию права международной торговли. Его штаб-квартира находится в Вене.

Он отметил, что если стороны еще не договорились о выборе компетентного органа для рассмотрения спора, то любая сторона может предложить наименования одного или нескольких учреждений. «Если все стороны не договорились о выборе компетентного органа в течение 30 дней после получения всеми другими сторонами предложения, то любая сторона может просить генерального секретаря Постоянной палаты третейского суда в Гааге назначить компетентный орган», — добавил он.

Ивченков добавил, что в случае если стороны не договорились ранее о месте проведения арбитражного разбирательства, то такое место «определяется судом с учетом обстоятельств дела».