Прямой эфир
Ошибка воспроизведения видео. Пожалуйста, обновите ваш браузер.
Лента новостей
Овечкин четвертым из российских хоккеистов сыграл 1200 матчей в НХЛ Спорт, 10:53
Что обсудят талибы в Москве после прихода к власти в Афганистане Политика, 10:52
Доходность российских облигаций растет. Какие выбрать, учитывая риски Pro, 10:51
BMW модернизировала самую мощную версию хэтчбека 1-Series Авто, 10:50
Как банки участвуют в «озеленении» российской экономики Партнерский материал, 10:49
Запасы биткоина на биржах снизились до трехлетнего минимума Крипто, 10:48
Какой дом подойдет «человеку да Винчи» РБК и Галс-Девелопмент, 10:44
Кузнецова признали второй звездой дня в НХЛ Спорт, 10:43
Генконсульство Белоруссии в Нью-Йорке прекратило работу Политика, 10:41
МВД объяснило массовый уход начальников отделов полиции Екатеринбурга Общество, 10:33
Черчесов рассказал о поступавших предложениях после ухода из сборной Спорт, 10:28
В Японии после землетрясения всплыли корабли времен Второй мировой войны Общество, 10:24
Как не попасться на удочку фишинга: шесть правил РБК и «Ростелеком-Солар», 10:21
Умер композитор и дирижер Владимир Михайлов Общество, 10:21
Теракты в Париже ,  
0 

«Никто не выходит из дома»: Париж после терактов в рассказах россиян

Париж опустел после ночных терактов. Закрыты музеи, кафе, школы, многие жители приняли решение не выходить из дома по рекомендации властей. РБК выяснял, что происходит сейчас в Париже и как он справляется с паникой
Париж. Неподалеку от кафе «Маленькая Камбоджа»
Париж. Неподалеку от кафе «Маленькая Камбоджа» (Фото: Мария Плешкова для РБК)

​​Дарья Злотникова, собственный корреспондент «Коммерсантъ ФМ» в Париже

В центре оцеплений до сих пор очень много. В тех местах, где шла стрельба, только поздним утром закончили вывозить тела погибших. В зале «Батаклан» работают следователи и специалисты, которые собирают улики. Тела также вывозят, но их очень много, их нужно вывозить спецтранспортом. По центру передвигаться можно, но с трудом. Много заграждений, много полиции и спецназа. По-прежнему закрыты 11 станций метро. И парижане, и туристы очень напуганы. Многие сегодня остались дома, последовав рекомендациям властей. Но некоторым людям надо ехать на работу, садиться в общественный транспорт. Только сейчас начинают появляться люди на улицах, началась какая-то минимальная активность. В связи с режимом ЧП запрещены любые массовые мероприятия. Многих, кто идет по улице в районах, где были атаки, полицейские провожают под конвоем и предупреждают, что выйти из дома будет нельзя. Центры крови переполнены, люди сдают кровь пострадавшим. По моим ощущениям, французы очень стойко отнеслись к произошедшему.

Илья Паламодов, житель Парижа, директор компании Aeroconcept consulting

Парижане уверены, что это спланированная атака, подобной которой не было на цивилизованной территории. Париж закрыт — патрули стоят на всех въездах в город, объявлено чрезвычайное положение, возможен комендантский час. Границы Франции закрыты — тотальная проверка паспортов. Сегодня ждем полной информации. Скорее всего, парижане, отойдя от шока, не будут прятаться по домам, а, наоборот, станут вести еще более активную социальную жизнь — в знак того, что их не победить.

Александра Олсуфьева, жительница Парижа, работает в благотворительной сфере

Обычно утро субботы довольно оживленное — работают рынки, люди выходят завтракать. Но сегодня в городе очень тихо. Все в состоянии шока. События произошли ночью, поэтому многие узнали о них только сейчас, проснувшись. Когда произошел теракт в Charlie Hebdo​, все в тот же день спонтанно встретились на площади Республики. Одна из вчерашних атак была устроена неподалеку от этой площади, что тоже для парижан очень болезненно. Я не слышала, чтобы сейчас кто-то собирался встретиться, хотя этого нельзя исключать. Сейчас люди, скорее, пытаются понять, как помочь пострадавшим, — сдать кровь, например. При этом находятся дома, ждут информации и указаний, что делать. Пока все ведут себя спокойно, никто не делает попыток никого обвинить.

Евгения Полякова, москвичка, одна из организаторов Недели российского кино в Париже

Мы живем в отеле на левом берегу Сены — все события происходили на другом. Вчера было, конечно, очень тревожно. По телевизору объявили, что люди должны добираться домой на такси, желательно не ходить пешком. Поэтому все метались в поисках такси. Первое сообщение было, что стреляли по людям, сидящим за столиками в кафе. Все закрылись в кафе, а когда ты проходил мимо, тебе стучали в окошко и говорили: «Скорее, заходите, а то тут везде стреляют». Сегодня городская администрация отменила все события на выходные дни; кинотеатры, в которых проходит наш фестиваль, закрыты. Кинотеатры заявили, что сегодня работать не будут в знак памяти. Но завтра откроют двери, чтобы показать, что нас не запугать и мы не поддадимся. На нашем берегу спокойно — люди из нашей делегации пошли гулять, у Эйфелевой башни полно народа, приехал туристический автобус. В нашем районе не видно даже полиции. Жизнь продолжается. Мы знаем, что сейчас российское посольство проводит экстренное совещание. Мы находимся в Париже с официальной делегацией, и нас попросили прислать список участников с паспортами и датой вылета, чтобы, если что, помочь нам уехать. Об отмене рейсов пока речь не идет, сегодня часть нашей делегации собирается улетать.

Екатерина Дроздова, владелица ресторанов в Москве, временно проживает с детьми в Париже

Я живу в тихом пригороде Парижа. У нас и так здесь тихо, но сегодня особенно. Никто не выходит из дома. Я получила рассылку от всех учреждений в нашем районе, что сегодня все закрыто — бассейны, школы, рынки, музеи. Работает только супермаркет. Аннулированы все мероприятия, кроме свадеб — их продолжают регистрировать. Транспорт, насколько я знаю, работает, метро открыто. Из сообщений СМИ понятно мало — показывают ночные съемки, какие-то разговоры о произошедшем, но никаких новых подробностей нет. Нет даже полных списков погибших. Неизвестно, сколько продлится чрезвычайное положение и откроются ли, например, школы в понедельник.

Федор Сумкин, житель Парижа, создатель сайта Librarium

Я живу недалеко от ресторана, где произошла стрельба. Это по большей части эмигрантский район, но это был хипстерский ресторан, где собиралась французская молодежь. Напротив него еще находится популярная пиццерия, поэтому в пятницу вечером на этой площади всегда было много людей, пара сотен. Сейчас я вышел из дома дойти до супермаркета, китайский магазин, который находится рядом с тем местом, закрыт, поэтому придется искать другой. Закрыты и все кафе в округе. К самому ресторану приносят цветы, вокруг много полиции и людей — в основном, как мне кажется, зевак. Все стоят со смартфонами, читают соцсети, фотографируют. Многие улицы оцеплены, иногда приходится проходить дворами. Сейчас нет ощущения паники, все в целом спокойно, но, думаю, большая часть людей сидит дома и узнает все новости из социальных сетей. Общество в соцсетях уже успело расколоться на тех, кто продвигает хештег Charlie Hebdo #prayforparis, и тех, кто не хочет превращать трагедию в социальный мем и писать диванные соболезнования.

Серия терактов в Париже
Фотогалерея 
Одному из пострадавших оказывают помощь у концертного зала Bataclan

Наталья Пономарева, жительница Парижа, работает в индустрии моды

Мы вчера вечером отправились с коллегами пропустить по стаканчику в 11-м округе. Мы сидели в баре и смотрели футбольный матч Франция — Германия. Во время матча мы слышали звуки взрывов, но решили, что это просто футбольные фанаты. Однако через пять минут владелец бара поднялся на стол и сказал, что по улицам Парижа бегают какие-то сумасшедшие с автоматами и расстреливают людей, поэтому он закроет двери и окна, а нам придется лечь на пол. Владельцы многих баров и ресторанов вели себя очень спокойно, спускали посетителей в подвалы, все спокойно ждали. Мы смогли уйти только через два часа, когда начали выпускать заложников из «Батаклана». Я шла домой пешком. На улицах было много фанатов сборной Германии, которые вообще не говорили по-французски. Полиция и обычные люди останавливались, объясняли им дорогу. Мы часто ходим в кафе Petit Cambodge, в «Батаклан». Один наш знакомый, официант Petit Cambodge, был ранен. У другого нашего знакомого погибли трое друзей. Это сильно отличается от теракта Charlie Hebdo — то была атака на свободу слова, на журналистов, вчерашние же события могли произойти с каждым из нас. Это посягательство на обычных людей, и мы себя чувствуем абсолютно незащищенными.

Дарья Седова, художник, живет в Париже

Вчера была настоящая паника, пять веток метро закрыли, в то время как люди не могли выбраться с улиц. На соседних улицах, пока стреляли в толпу, люди пили пиво, не зная ничего. И главное, потом не было никакой информации и инструкций, что делать, как возвращаться домой и возвращаться ли. Они закрыли сразу границы, но в плане работы с гражданским населением был провал.

Видео: РБК

Виктор Нехезин, корреспондент Би-би-си

Я в Париже в отпуске, вчера вечером мы сидели в кафе около Центра Помпиду. Я не следил за новостями, но в какой-то момент стало понятно, что что-то происходит — одна за одной проезжали полицейские машины. Потом я увидел новости про театр с заложниками, который находится недалеко. Я пошел пешком в сторону театра. На улицах было ощущение, что люди не знают, что происходит. Все сидели в ресторанах, пили, ели. Мне удалось пробраться близко к театру, несмотря на оцепление, я стоял там часа три или четыре. Врачи организовывали больницу для раненых в соседнем кафе. Про штурм я узнал из новостных лент, а потом мы увидели спасшихся людей. Большинство шли сами, им выдавали термонакидки, а потом отпускали — у них не было сильных повреждений. Человек 15 или 20 вынесли на носилках. От театра я уехал домой на такси часа в четыре утра — у меня не было ощущения, что происходит какая-то чрезвычайная ситуация. Сегодня, как мне кажется, на улицах продолжается обычная жизнь — нельзя сказать, что что-то особенное висит в воздухе. Я приехал на площадь Республики — там вокруг статуи организовали импровизированный мемориал, кладут цветы. Вокруг стоят человек 40, но ничего активного не происходит. В метро на четырех языках просят сохранять бдительность, следить за своими вещами.

Александра, жительница Парижа

В 22 часа я была недалеко от места, где стреляли. Я не видела самих выстрелов, просто было очень много полиции. Я не могла понять, что происходит. Потом, когда я пришла домой, я открыла интернет и начала смотреть новости. Сейчас перекрыты места, где произошли теракты, несколько станций метро. Музеи все закрыты. Людей намного меньше, чем обычно бывает в субботу. Я думала остаться дома, но ко мне приехали родственники ​ и хотелось показать им Париж. Мы рискнули и вышли погулять. Видно, что сильно усилены меры безопасности: полиции намного больше, чем обычно. В Версаль не попали — он закрыт. Некоторые булочные открыты, открытых кафе я не видела. Паника, конечно, есть, потому что это массовая атака, а не так, как было в январе, когда атаковали конкретную редакцию. Это может случиться и в метро. А мы ездим на нем каждый день и не знаем, чего ждать.

Мир скорбит по жертвам терактов в Париже
Фотогалерея 
Индиана, США

Сергей Кузнецов, житель Парижа, писатель

Вчера, когда начались все события, я был дома. Но около полуночи я был вынужден выйти на улицу, чтобы встретить на вокзале приехавших в Париж друзей. В тот момент на улицах было много людей, но никакой паники я не видел. На улицах полиции было мало, но много полицейских машин проехало в сторону захваченного театра — он находится недалеко от моего дома. Потом, когда мои друзья от нас собрались ехать к себе, мы хотели вызвали Uber — но он не мог подъехать к дому из-за того, что несколько улиц было перекрыто. При этом Uber не поднимал цены. Вчера в ночи все звонили родным и друзьям, чтобы убедиться, что с ними все в порядке. Что не очень характерно для парижан — многие в соцсетях предлагали людям, которые боятся ехать домой, переночевать у них. Это совсем не парижский стиль. Сегодня все закрыто, город замер,​ в отличие от ситуации после теракта в Charlie Hebdo. При этом транспорт работает, из города уехать можно — наши друзья как раз сегодня улетают. Как я понимаю, закрытие границ означает, что просто при пересечении границы проверяют документы.